СЛОМ МИРА... «Борьба с COVID-19 перерастает в долгосрочную операцию по всемирной перестройке». Профессор В.Ю. Катасонов

BlackRock возглавит Великую перестройку...   

Продолжая тему великой перестройки, план которой был развёрнут в книге Клауса Шваба, подчеркнём, что по этой теме неоднократно высказывались и принц Чарльз, и Борис Джонсон, и Джастин Трюдо, и Билл Клинтон, и Хиллари Клинтон, и Джо Байден, и Кристин Лагард, и леди Линн да Ротшильд, и исполнительный директор МВФ Кристалина Георгиева, и известные представители демократической партии США Эл Гор и Джон Керри. Шаг за шагом план приобретал всё более чёткие очертания.        

Во-первых, планируется постепенный отход от прежней валютной системы, основанной на гегемонии доллара США. Вот, например, осторожное высказывание Клауса Шваба (из его книги Covid-19: The Great Reset): 
       
«Статус [доллара] в качестве резервной валюты не может длиться дольше, чем иностранная вера в способность держателя выполнять свои платежи [...] Есть ли жизнеспособные альтернативы? США остаются грозным мировым финансовым гегемоном... но верно и то, что многие страны хотели бы бросить вызов мировому господству доллара. [...] Эта "непомерная привилегия" неразрывно связана с мировой властью, восприятием Соединенных Штатов как надежного партнера и их ролью в функционировании многосторонних учреждений».  
       

Одним из соратников Клауса Шваба можно назвать Марка Карни, ныне специального посланника ООН по климату и одновременно члена правления Коалиции за инклюзивный капитализм. Карни – банкир. И это он в 2019 г. на конференции ФРС США в Джексон Хоуле предложил заменить доллар новой цифровой валютой. Вместе с Карни и другие крупные западные банкиры считают, что в ближайшие годы место доллара США должна занять цифровая валюта.
       
Во-вторых, ожидается размывание грани между центробанками и минфинами. Отчасти это обусловлено именно тем, что место обычных денег займет цифровая валюта. Хотя на сегодняшний день существует несколько моделей эмиссии и обращения цифровой валюты, наибольший шанс на практическое воплощение имеет вариант, при котором ЦБ эмитирует цифровую валюту путем открытия у себя счетов для всех физических и юридических лиц и размещения этой валюты на указанных счетах. В такой схеме коммерческие банки оказываются пятым колесом в телеге, они лишаются привычной роли посредника между ЦБ и массой конечных клиентов.
       
Эта схема может привести к ослаблению роли Минфина (казначейства). В 2020 году, например, происходила раздача денег гражданам США в размере 1200 долларов на душу взрослого населения («вертолётные деньги»). Деньги были напечатаны Федеральным резервом, переданы в виде займа Минфину, а он раздавал деньги гражданам. 

Если у физических лиц будут открыты счета непосредственно в ЦБ, схема распределения «вертолетных денег» упростится. Минфин станет излишним звеном. Например, в рамках проекта великой перезагрузки обещано введение «безусловного базового дохода» (ББД) для всех. В принципе, для распределения ББД можно обходиться без Минфина, используя ЦБ и имеющиеся в нем счета физических лиц.
       
В-третьих, некоторые традиционные финансовые институты будут постепенно утрачивать свое влияние, другие – наращивать. Так, происходит ослабление позиций банков Уолл-стрит, лондонского Сити, ведущих банков континентальной Европы. Зато резко укрепили свои позиции корпорации, относящиеся к сектору IT. Самым крупным и влиятельным банком на Уолл-стрит считается JPMorgan Chase & Co. Его рыночная капитализация на начало осени 2020 года составила 292 млрд. долл.

А вот тот же показатель по ведущим американским корпорациям сектора IT (млрд. долл.): Microsoft – 1.359; Apple – 1.286; Amazon – 1.233; Alphabet (за которой стоит Google) – 919; Facebook – 584. Как видим, разрыв колоссальный. Рыночная капитализация корпораций Силиконовой долины росла, а банков Уолл-стрит падала по мере распространения «пандемии». Даже китайские IT-компании обошли по капитализации банки Уолл-стрит. Так, у группы Alibaba капитализация на начало осени составила 545 млрд. долл., у Tencent – 510 млрд. долл.
       
Именно сектор IT (корпорации Силиконовой долины) является главным двигателем великой перестройки. Вроде бы эта работа ведется на паритетной основе, это как бы совместный проект центробанков и ИТ-гигантов, но велика вероятность того, что в конечном счете из этого совместного проекта ЦБ будут изгнаны. Однако и ИТ-гиганты не являются здесь бенефициарами последней инстанции.
       
И тут я перехожу к заключительной части своих рассуждений. Кто стоит за ИТ-гигантами Силиконовой долины? Вопрос непростой. Финансовая отчетность названных компаний достаточно размыта, создается впечатление, что у них сотни и тысячи акционеров. Однако выделяется «большая четверка» финансовых холдингов: Vanguard Group, State Street Corporation, FMR (Fidelity), BlackRock. 

Я писал об этом неоднократно. Здесь лишь отмечу, что эти же самые финансовые холдинги отражаются в первых строчках списков акционеров банков Уолл-стрит. А поскольку банки Уолл-стрит являются акционерами ФРС США, то и «четверку» можно отнести к акционерам более высокого уровня. Об акционерах последней инстанции можно лишь догадываться; некоторые соображения по этой теме я уже излагал.
       
The Great Reset осуществляется в соответствии с планами «большой четверки». Мои наблюдения показывают, что особая роль в этом принадлежит финансовому холдингу BlackRock. Он был создан в 1988 году Ларри Финком и изначально являлся дочерней компанией Blackstone – инвестиционного фонда, основанного Стивеном Шварцманом (ранее Lehman Brothers) и бывшим министром торговли США Питером Г. Петерсоном (главой Совета по международным отношениям до его смерти в 2007 году).
       
В марте 2020 года ФРС и Минфин США в связи с «пандемией» анонсировали программу помощи американской экономике и гражданам на несколько триллионов долларов. Одновременно был создан новый механизм взаимоотношений между ФРС США, американским казначейством и экономикой. Для вливаний гигантских объемов денег в экономику ФРС и казначейство договорились, что будут созданы компании специального назначения – Special Purpose Vehicle (SPV). Казначейство выступает учредителем таких компаний и формирует их уставной капитал.

Под каждый доллар капитала SPV Федеральный резерв может выдавать до 10 долларов кредитов. А компании SPV размещают деньги в экономике сообразно их представлениям о приоритетах, рисках, доходности и т. п. И самое удивительное: было решено, что управление компаниями SPV возьмёт на себя BlackRock.
       
Так возник триумвират ФРС – казначейство – BlackRock, в котором на последнего из названных участников возложена величайшая ответственность «правильного» распределения эмитируемых Федрезервом триллионов. С Федерального резерва и казначейства снято бремя ответственности. Кто-то даже подумал, что в 2020 году радикально поменялась финансово-денежная архитектура США: во главе финансового мира Америки встал холдинг BlackRock, а ФРС превратился в его придаток, выполняющий техническую функцию печатания денег.

BlackRock – самый крупный финансовый холдинг в «большой четверке»: под его управлением в начале 2020 года находились активы на сумму 7,43 трлн. долл. Руководители BlackRock еще до «пандемии» делали заявления, которые тогда было трудно понять. Например, на встрече центробанков в Джексон Хоуле в августе 2019 года они настаивали на том, что следует разрушить «китайскую стену» между денежно-кредитной и финансовой политикой. Сейчас такое разрушение происходит.
       
Главный исполнительный директор BlackRock Ларри Финк заявил: «…мы находимся на пороге фундаментального переформатирования финансов».       
   
Командовать процессом будет BlackRock. Величина тех активов в мире, которые BlackRock считает устойчивыми (sustainable), сегодня оцениваются в 17 трлн. долл., но за пятилетие они могут увеличиться до 120 трлн. долл. Руководители фонда обещают, что клиенты фонда (активы которых находятся в трастовом управлении BlackRock) в течение пяти лет перестроятся и будут делать «правильные» инвестиции. В итоге активы клиентов фонда могут достигнуть 14-15 трлн. долл.
       
В апреле я писал: «Возглавит борьбу с COVID-19 крупнейший в мире инвестиционный фонд BlackRock». Сейчас, в самом конце 2020 года, на фоне того, что борьба с COVID-19 перерастает в долгосрочную операцию по всемирной перестройке, я могу сказать: инвестиционный фонд BlackRock возглавит эту перестройку.
     
Валентин Юрьевич Катасонов,                   
профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова.
3 января 2021   Просмотров: 2 413