УЖАСАЮЩЕЕ ПРОИСШЕСТВИЕ В НОВОМ СКИТУ и беседа о памяти смертной. Помоги нам, Господи!

Ужасающее происшествие в Новом Скиту и беседа о памяти смертной. Старец Ефрем Аризонский.

Когда мы впервые создали в Новом Скиту наше братство, с одним из скитских старцев произошло нечто страшное и весьма назидательное для всех нас. Это, без сомнения, помнят отцы более старшего возраста.

У этого старца было больное сердце, и ему нужно было бы иметь особую память о смерти. Однако его одолело искушение, и, движимый ложным стыдом, он не нашел в себе сил признаться на исповеди в некоторых грехах, которые он совершил, будучи ещё мирянином. Когда он почувствовал себя совсем плохо и понял, что приближается время его отшествия из мира сего, то послал ко мне своего брата, который тоже был монахом. Его брат сказал мне, что больной изнемогает от нетерпения и ждет моего прихода. Он хочет, чтобы я утешил его, потому что его терзают мысли о погибели его души.

Меня несколько удивили слова о «нетерпении» старца, потому что, насколько я знаю, монахи обычно терпеливо переносят искушения, болезни и прочие скорби. Мы направились к келии умирающего.

Когда я увидел этого старца, то понял, что слова о «нетерпении» были несколько неточными. Его кровать со всех сторон обступили демоны. Когда мы остались с болящим наедине, я спросил его, видит ли он духов лукавых. Он кивнул головой. Его лицо было искажено от ярости, он смотрел то налево, то направо, и пытался закрыться от них руками. Он вел себя так, будто на него нападали бешеные собаки, а он изо всех своих сил защищался от них.

Я стал говорить громче, чем прежде, чтобы отвлечь его внимание от демонов, и спросил, что они ему говорят. «Увы! То, что они мне говорят… я даже не могу произнести это вслух». «Отче, ты ошибаешься! Лучше тебе сказать мне об этом прямо и исповедаться в своих грехах, потому что они прекрасно помнят все наши прегрешения, даже лучше чем мы сами». 

Демоны обвиняли его в различных грехах, в которых он не признался на исповеди, и, чтобы довести его до отчаяния, имитировали его греховные действия жестами и разыгрывали между собой безобразные сцены, в которых когда-то прежде участвовал он сам. Не в силах смотреть на это омерзительное зрелище, он немедленно исповедался мне, и я прочел над ним разрешительную молитву, уповая на то, что Господь покроет Своею милостию этого брата в столь трудный и страшный для него час.

Между тем его лицо продолжало оставаться беспокойным, и на нем попеременно сменялись то отчаяние, то безудержный гнев. Я сказал старцу, что мне надо ненадолго отлучиться, чтобы попросить братию молиться о нем по четкам. «Нет, отец, — стал удерживать меня старец, — ты лучше посиди со мной». Он порывисто и с величайшей тревогой умолял меня остаться с ним келии. Но я все-таки уговорил его потерпеть и отошел от него буквально на 2-3 минуты, чтобы попросить молитвенной помощи братии. Когда я вернулся, лицо его было спокойным. Он сказал, что демоны по-прежнему находятся в келии, но теперь они молчат.

Поздно вечером, когда я начал читать молитвенное правило, то почувствовал, что все демоны, которые были у старца, перешли теперь ко мне в келию. Они вели себя беспокойно и шумно. Я еще никогда в своей жизни не видел, чтобы рядом со мной было столько демонов, восстающих на меня видимым образом! Я включил лампу, чтобы читать при свете, но куда там! Налево и направо от меня стояли незваные гости! Они пытались пугать меня, но мне было совсем не страшно. Я знал, что они делают это для того, чтобы я больше не пошел к болящему старцу. Я громко сказал вслух: «Вы делайте свою работу, а я буду делать свою». Когда началась Божественная литургия, все они исчезли.

После окончания Божественной литургии я снова пошел к больному, чтобы помочь ему приготовиться к жизни вечной: соборовать, исповедовать его и побеседовать с ним. Я спросил его, видит ли он, кроме демонов, своего Ангела Хранителя. Он ответил, что видит: Ангел его находится здесь и ждет повеления свыше о разлучении его души от тела. «Раз ты видишь своего Ангела, спросил его я, — то, может быть, видишь и наших (я сказал «наших», потому что в келии находился ещё один иеромонах)?». 

«Я их вижу, — отвечал старец, — но ваши Ангелы немного отличаются от моего: у них на главах надеты венцы, и они носят другие облачения». Это его свидетельство показывает нам, что Ангелы, охраняющие священников, имеют какие-то особые знаки отличия. Затем он сказал мне, что в понедельник (а тогда была пятница) будет большой праздник (он имел в виду свои похороны) и что некоторые люди, отсутствовавшие в те дни в скиту, в этот день придут к нам, что и произошло на самом деле.

Когда он уже умирал, то демоны, видя, что они «проиграли», потому что старец исповедал все свои грехи, разгневались и предприняли последнюю попытку, чтобы все-таки овладеть его душой. В ту ночь перед самой его кончиной я послал отца Иосифа, чтобы он поддержал умирающего, помолился о нем по четкам и провел в его келии ночь в молитвах и бдении.

Когда я зашел туда утром, старец сказал, что ночью он чуть было не погиб из-за коварства демонов. Они показали ему кувшин с водой, который стоял рядом с кроватью, и стали донимать его навязчивыми помыслами выпить весь этот кувшин до дна. Старец, измученный болезнью, вместо того чтобы молиться и не вступать в собеседование с демонами, ответил им, что если он выпьет такое количество воды, то просто умрет. И тогда они еще больше усилили брань и стали склонять его выпить всю воду до дна, чтобы, наконец, умереть и тем самым скорее избавиться от мучений. Он попросил отца Иосифа подать ему кувшин, но тот уговорил его проявить воздержание и не слушать бесовские помыслы, которые склоняют его к самоубийству. Старец послушал его и избежал этой последней ловушки.

После воскресной Божественной литургии я застал его мирно сидящим в кресле. «Я чувствую себя просто прекрасно, отче, — сказал он мне. — Да воздаст тебе Господь за всё то хорошее, что ты для меня сделал». Я пошел, чтобы немного отдохнуть после всенощного бдения, думая, что после сна опять зайду к умирающему. Проснувшись, я узнал, что полчаса назад зазвонили колокола. Старец предал свою душу Богу.

Этот случай показывает человека, который не был готов к переходу в жизнь вечную. Теперь я расскажу вам другой случай — о человеке, жившем духовной жизнью, который вовремя подготовился к вечности, чтобы вы увидели разницу между ними.

Старец Иосиф Исихаст
Этим хорошо подготовленным человеком был мой старец Иосиф. Вечером, перед тем, как читать свое монашеское правило, он сначала размышлял о том, как провел этот день, какая страсть на него восстает, в чем он немощен и где допустил упущение; и он всякий раз принимал решение подвизаться вновь, чтобы достигнуть исправления. Это повторялось каждый вечер. И я могу вам сказать, что такой образ мыслей, каждодневное бодрствование над своей душой, непрестанное покаяние и борьба со страстями позволили ему встретить смерть в полной готовности. «Чадо мое, как я вниду в сень смертную? — говорил, бывало, он мне. — Уповаю на милость Божию ко мне грешному, потому что сегодня я сподобился прощения всех своих грехов и имею мир с Богом».

Лучшим свидетельством его готовности к смерти было благодатное состояние его души. Его сердце было переполнено такой горячей любовью ко Христу и к Матери Божией, что порой он не мог удержаться от слез. Его не терзали никакие угрызения совести. Он ждал смерти так сильно, словно это был праздник. Он воспринимал смертный час как освобождение от тягот мира сего и не мог дождаться этого благословенного часа, ожидая увидеть Самого Господа и насладиться созерцанием Его Божественного Лица; войти в ангельский лик, к которому он был причислен ещё в этой временной жизни. 

Незадолго до смерти он немного загрустил, что задерживается на земле, хоть и получил уже извещение от Господа о своем отшествии в вечность. «Давайте-ка, Геронда, вместе помолимся по четкам, — сказал ему я, — и тогда вы уйдете». И действительно, через двадцать минут, когда старец разговаривал с отцами, он взглянул на небо и увидел то, что было доступно только ему одному и что он не мог выразить на словах, склонил голову, закрыл глаза и сказал: «Я ухожу, отправляюсь в путь, благословите. Свершилось!», — и почил блаженной кончиной.

Старец всегда учил нас помнить о смерти и приводил нам много примеров и исторических фактов о смерти разных людей, поэтому он глубоко вложил в наши души память смертную. Просыпаясь на закате, чтобы начать всенощное бдение, мы чувствовали, как нами движет память о смерти и как она побуждает нас молиться с умилением сердечным и с глубоким сокрушением, преклоняя Бога на милость к нам, грешным.

Действительно, наступление смерти — это самое тяжелое время для каждого человека. В этот час к нам приближаются демоны с хартиями в руках, где содержится подробное описание наших грехов: там указано даже точное время, когда мы совершили какой-то грех, и те лица, с которыми мы согрешали, названы по имени. Они разворачивают эти хартии и читают их вслух, чтобы напугать человека и внушить ему мысль, что при таком количестве грехов ему нечего ждать милости Божией и спасения, что его ожидает ад, чтобы он потерял мужество и надежду на Небесного Отца и поверил наветам лукавого, будто Бог отнесется к нему как «палач», который пришел совершить отмщение. 

Душа сжимается от страха, трепещет, теряет присутствие духа и, сама того не желая, с замиранием наблюдает за тем, что говорят демоны. Душа должна иметь великое мужество и чистую, непорочную совесть, свидетельствующую о том, что она свободна от этих грехов, что слова демонов лживы, а если когда-то человек и совершил такие грехи, они были отпущены духовником после искренней исповеди.

Когда приблизился час кончины преподобного Арсения Великого, его ученики увидели его плачущим и были поражены. «Неужели и ты, честный отец, боишься смерти? Что же тогда остается нам, грешным?». И тогда Авва Арсений, который был действительно велик, и по добродетели, и по своей готовности к смерти, на это ответил: «Чада мои, я никогда не забывал о часе смертном и поэтому никогда не пренебрегал своими обязанностями».

Память о смерти обладает великою силой: она удерживает человека от грехов и заставляет его вести себя осмотрительно. Благодаря памяти о смерти совесть становится настолько чувствительной, что оповещает человека даже о малейших согрешениях и побуждает его избавляться от них, чтобы он не был в чем-то виновен перед Богом. Нам неизвестно, что ожидает нас в течение дня: может случиться нечто неожиданное каждую минуту, поэтому мы всегда должны подвизаться со вниманием и быть готовы к уходу из жизни!

Расскажу вам еще один случай о человеке, который хорошо подготовился к смерти. Этот брат очень преуспел в добродетели послушания. Когда мой приснопамятный старец подвизался в пустыне, еще до того, как я пришел в его братство, у него был один послушник (я называю его «послушником» условно, потому что он был из другого братства, но наш старец Иосиф был его духовным отцом). Этот брат был молод, здоров и силен, но он заболел туберкулёзом и был близок к смерти. Геронда очень много с ним беседовал, и он встретил час смерти, будучи хорошо подготовленным к нему. 

Когда брат уже отходил, старец попросил его об одной вещи: «Когда твоя душа разлучится от тела, ты увидишь своего Ангела Хранителя. Прошу тебя: перед тем как подняться наверх, зайди ко мне в каливу, чтобы попрощаться со мной». Брат послушно ответил: «Как благословите, Геронда». Но старец для пущей уверенности попросил братию позвонить в колокол сразу после кончины этого монаха, чтобы он сразу узнал об этом. Через несколько дней, когда старец Иосиф занимался рукоделием, а отец Арсений был на улице, старец сказал: «Арсений, брат Иоанникий преставился, умер, и сейчас он зашел сюда к нам, чтобы попрощаться и уйти в мир иной». А вскоре зазвонил уже и колокол, известивший братию о смерти послушника.

Другая монахиня, которая тоже была духовным чадом старца, когда пришел ее смертный час, увидела явившихся к ней демонов. Она повернулась налево — туда, где они стояли — и, приговаривая «гит, гит!» (по-турецки «уходи»), изо всех своих сил прогоняла незваных гостей, яростно сверкая глазами в их сторону. Затем она повернулась направо и обратилась к своему Ангелу Хранителю: «Гель, гель!», т. е. «иди сюда, поближе».

Из всего сказанного становится ясно, что демоны часто пытаются напугать и смутить умирающего, ведут против него беспощадную брань. Все рассказанные мною случаи произошли в наше время. И, конечно же, мы можем прочитать множество подобных примеров в творениях Святых Отцов. Вот почему мы должны подготовиться к смерти и молиться Богу о даровании нам священной памяти смертной, чтобы мы были готовы встретить этот трудный час. Чтобы мы подготовились не только к самой смерти, но и к тем посмертным испытаниям, которые ожидают душу человека, разлучившуюся от тела.

Воздушные мытарстваСвятые Отцы говорят, что нам предстоит пройти заставы злых духов или так называемые «воздушные мытарства». Там, на каждом мытарстве, нам придется давать отчет в определённых грехах. И если окажется, что при жизни мы покаялись и исповедались во всех своих грехах, загладили их соответствующими добродетелями, то мы, пройдя все мытарства одно за другим, достигнем затем самого Престола Божия. Там мы поклонимся Владыке Христу и услышим Его приговор о нас, грешных, то есть решение Божие, где будет пребывать вовеки наша душа. 

Существуют многочисленные предания о том, как совершается прохождение мытарств, и все они говорят, что это дело весьма трудное. Великий страх охватывает душу умершего, потому что демоны свирепо набрасываются на нее, намереваясь вырвать её из рук Ангелов. Душа трепещет, прижимается к Ангелам, крепко держится за них и страшится, что демоны выхватят её из ангельских объятий и низвергнут её во ад. 

Но в тот страшный час человеку помогают не Ангелы, а его добрые дела, совершённые им при жизни. Если Ангелы могут дать «выкуп», засвидетельствовав о добрых делах умершего, то они побеждают супротивные силы и проводят душу через все воздвигаемые перед нею препятствия. Но если окажется, что душа виновна в нераскаянном смертном грехе, им приходится оставить её в лапах у демонов, и тогда те, со страшным шумом, низводят её во ад, торжествуя, что они победили, погубив творение Божие, и тем самым огорчили Всемогущего Бога.

Вспоминается один случай, который я читал много лет назад. Один святой человек наблюдал, как отходит из мира сего душа подвижника благочестия, освящённая Духом Святым, украшенная целомудрием и другими добродетелями, проводившая благодатную жизнь в монашеских подвигах. Это святой увидел, как душа сия была взята двумя Ангелами, которые беспрепятственно вознесли её для встречи с Богом. 

Затем он увидел других Ангелов, сходящих с небес, чтобы сопровождать наверх другие души умерших. И когда они встречали эту блаженную душу, то несказанно радовались, что она избежала мрачного взора демонов и возносится к Богу, и приветствовали её целованием духовным, отчего та душа наполнялась неизреченным благоуханием. 

Всякий раз, когда Ангелы приближаются к Престолу Божию и возносятся в Рай, или находятся в Царстве Небесном, они пребывают в священных местах, отчего всё их существо проникается благоуханием многообразных духовных ароматов. А затем они напояют этими ароматами тех, кто приближается к ним. Видя, как эта блаженная душа от духовного целования Небесных Сил Безплотных исполнилась благоуханием ангелов, тот святой назвал её воистину блаженной и прославил Господа.

Душа праведникаМы не знаем тот день и тот час, когда Бог призовет нас к жизни вечной. А посему нам следует проводить свою жизнь со вниманием и трезвением. Мы, монахи, должны проявлять особое усердие, чтобы преуспеть в добродетели, не быть равнодушными к подвигам духовным, не воспринимать вещи поверхностно, а всегда стремиться к нашей цели. Нам следует позаботиться о своей будущей участи именно здесь и именно сейчас. 

Потому что наступит тот час, о котором нам хорошо известно и которого мы все ожидаем! Этот час непременно придёт! И тогда «не пройдет» теплохладность и расхлябанность в духовной жизни. Некоторые говорят: «Не надо обо мне беспокоиться, всё будет хорошо; проживу жизнь по-своему, как мне угодно, а потом — будь что будет!». Нет, дорогие мои, так нельзя! Наступит та лихая година, и тогда каждый из нас придёт в себя, его ум прояснится, но будет уже слишком поздно.

Почему никто даже не помышляет о смерти? «А может быть, мне стоит уделить больше внимания испытанию совести? Подвизаться больше, чем прежде? Куда пойдет душа моя, кого она встретит по пути, пройдет ли она все мытарства? Каково будет решение Христа обо мне, грешном? А что, если я окажусь с демонами в аду? Попаду на вечную муку без конца и без края, буду вдали от Бога, ввержен во тьму кромешную, окружен густым мраком, заключен вместе с демонами?». 

Даже само помышление об аде кажется нам мучительным, но, пребывая здесь, на земле, мы можем отогнать его упованием на милосердие Божие. После смерти же всё будет происходить иначе. Там будет уже не просто рассуждение, размышление о мучениях, а полное и окончательное удаление от Бога и окончательное, если можно так сказать, сближение с адом и демонами. 

Ужасающая и немыслимая вещь, которую не может вместить человеческий разум. В то страшное время нас постигнут и многие другие мучения, имже несть числа. Мы будем вопиять к Богу и молить всех святых, чтобы помогли нам. Наша совесть будет обличать нас за те деяния, которыми мы попрали её священный глас. Нас будет мучить невыносимое запоздалое раскаяние, которое будет бичевать нас, словно безжалостный кнут, даже ещё более болезненно, чем нечистые духи. Ни одна минута изо всех прожитых лет не возвратится назад, и у нас больше не будет шанса исправить содеянное. Эти мысли, бесконечно снедающие нас, будут предвкушением вечного ада.

Нам следует всегда думать об этом, чтобы положить доброе начало и благополучно завершить свое земное житие, не потеряв свою главную цель: спасение души. Я читал в житии преподобного Серафима Саровского, что в его монастыре было более сотни монахинь, и ему было извещение от Господа, что все они спасутся, кроме трёх сестер, которые попадут в муку вечную. Как ужасно быть разлучённым со своими братьями и сестрами во Христе навсегда! Это очень страшно! 

Здесь мы чувствуем любовь, утешение и поддержку, ободряем друг друга, испытываем радость от совместных молитв и общения, но всё это не сравнить с тем блаженством, которое будет в Раю, где всё будет совершенным и не помрачённым грехом. Святые Отцы говорят, что в Царстве Небесном любовь будет пищей и питием душ святых. Очень важно, чтобы никто из нас не лишился спасения, чтобы все мы спаслись: я говорю не только о нашем братстве, но и обо всём мире. 

К сожалению, действительность такова, что спасаются лишь немногие: «Много званных, а мало избранных» (Мф. 20, 16). Очень многих людей призывает Господь поработать во славу Божию, но как мало тех, кто сподобится быть угодным Ему! Мы непрестанно должны помышлять об этих «немногих избранных», чтобы не оказаться посреди тех «многих званных», которые лишатся спасения.

Так давайте же подвизаться, отцы, давайте понуждать себя к деланию добродетелей и потщимся каждый день, каждую минуту возделывать сад своей души. Выполнять свое монашеское послушание, относиться к братии с любовью, не обижать друг друга, не быть ни для кого соблазном и носить немощи друг друга, как заповедал Христос. Каждый должен содействовать благоустроению других своим хорошим примером. Чтобы и самим получить пользу, и принести пользу всем тем, кто приходит к нам в монастырь, чтобы увидеть нечто лучшее, чем в миру, поучиться духовной жизни. 

Ведь мы с вами в долгу и перед нашими братьями-мирянами. Тот, кто подвизается ради Христа, не только преуспеет в добродетели сам, но и будет полезен своему ближнему. Когда какой-то человек болен инфекционной болезнью, он заражает ею других; то же самое происходит и в духовной жизни. Если кто-то болен душой, он передает эту болезнь своему ближнему и увлекает его ко злу. А если наше поведение станет соблазном для брата, нам придется дать за это ответ на Страшном Суде.

Дай Бог, чтобы память о смерти, о которой мы немного поговорили сегодня, глубоко укоренилась в душе у всех нас. Чтобы мы и днем, и ночью мысленно возвращались к этому повествованию о памяти смертной и, читая его словно книгу, научились быть готовыми к исходу из сей временной жизни, примирились со своей совестью и могли неукоризненно предстать перед Богом в оный страшный час.

Я ещё раз вернусь к тем немногим советам, о которых я уже говорил вам прежде, чтобы обновить их у вас в памяти и привлечь к ним ваше внимание. В церкви мы должны удерживать себя от лишних движений и стараться не передвигаться по храму без особой нужды, чтобы не создавать беспорядка на службе, особенно когда в наш храм приходит немало людей. В определенных местах богослужения следует молиться стоя, например, во время предначинательного псалма, пятидесятого псалма, «Честнейшую Херувим», во время отпустов, главопреклонных молитв, Божественной литургии, молебнов, освящения воды, Святого Причащения. Чтобы сподобиться воздаяния за труды и старания, следует приложить немного усилий. 

Когда мы слышим стук била, нужно оставить все свои дела и поспешить на службу в храм Божий, подобно атлетам, которые бегут на ристалище; но если те получают венец тленный, трудящиеся ради Бога получат венец нетленный, неувядающий венец славы Божией. Ведь Церковь есть священный Ковчег, это Корабль нашего спасения. Также нам следует избегать слишком частого обращения с мирскими, за исключением тех отцов, которые служат нашим братьям-мирянам, потому что имеют такое послушание.

Мы должны быть молчаливыми и бесшумными. С готовностью помогать брату в его послушании и не отлынивать от работы, ведь всякий труд будет непременно вознагражден и принесёт благодать Божию. Любое опущение монашеского правила без серьёзной причины или благословения старца является грехом; я уже неоднократно говорил вам об этом.

Ещё одна вещь, на которую всем нам нужно обратить внимание: мы не должны разгуливать по келиям, если нет на то важной причины, например, навестить заболевшего брата, но даже и в этом случае следует заходить ненадолго и с должною скромностию. Отцы говорят, что молодые монахи всегда начинают разговоры богословием, а заканчивают их празднословием. Будьте бдительны, чтобы не нарушить заповедь.

После повечерия идите прямиком в вашу келию, чтобы почитать или помолиться по четкам, или немного поспать, чтобы мы встали на всенощное бдение отдохнувшими и бодрыми. Не подобает ходить после повечерия то туда, то сюда, это бесчинство: таким образом мы нарушаем устав и подаем соблазн для немощных помыслом братьев.

Вот и всё, что я хотел посоветовать вам. Да сподобит нас Бог постоянно иметь память о смерти, чтобы подготовиться к ней и удостоиться вечного спасения. Аминь.

«Свидетельство Святой Горы Афон», ежеквартальное издание Святого монастыря Ксиропотам, выпуск 4, июнь-август 1989 г.
Оригинал на греческом языке
10 марта 2021   Просмотров: 4 819