ЖИДОВСКАЯ ВЛАСТЬ... "ПУСТЬ ИЗ ДОМА НЕ ВЫХОДЯТ!". Вассерман призвал власти РФ ввести в стране тотальный локдаун для непривитых. (АУДИО)

Прим.Ред. - Дорогие во Христе братья и сестры! Путин и его кремлевская синагога проводят самый настоящий геноцид нашего народа. Причем, делается это вызывающе открыто и демонстративно жидами, потерявшими от своего всевластия и безнаказанности все "берега". Если Русский народ не поставит этих детей дьявола на достойное их место.., то винить потом будет некого.

Кремлевский жид Вассерман сообщил, что поддерживает и одобряет повсеместное введение QR-кодов в России и призвал всех граждан смириться с "новой реальностью" и не верить "бредням антивакцинаторов, живущих на зарубежные мутные деньги".

P.S. Братья и сестры, посмотрите в глаза этого кремлевского видимого беса. Именно такие и устраивали в начале 20-го века после еврейской революции 1917 года зверства и казни миллионов русских людей по всей России. Если мы продолжим бездействовать, то вот эти потомки жидоцареубийц снова безжалостно будут резать и жечь наших женщин, детей и стариков. Да не будет! 



"Пусть из дома не выходят".
Вассерман призвал власти РФ ввести в стране тотальный локдаун для непривитых граждан.

"В рамках моих нынешних представлений о прививках и о коронавирусе в целом, мне представляется, что комендантский час для привитых, это нечто явно избыточное. Но жесткие ограничения для непривитых, к сожалению, необходимы. В таких случаях имеет смысл руководствоваться старинной формулой „Свобода вашего кулака заканчивается там, где начинается мой нос“", — заявил депутат ГД в разговоре с "Общественной службой новостей".

В беседе с URA.RU эрудит-парламентарий сообщил, что в целом поддерживает и одобряет повсеместное введение QR-кодов в России. Он призвал всех граждан смириться с "новой реальностью" и не верить "бредням антивакцинаторов, живущих на зарубежные мутные деньги".


Зверства чекистов-евреев в Малороссии времён гражданской войны 1917-1922 годов.
Х глава из книги Н.П. Ставрова «Вторая Мировая – Великая Отечественная», т. III 



"В России зверствовала Советская, социалистическая власть.
 
Бывший следователь Киевского ЧК Михаил Богеросов на страницах своих воспоминаний, опубликованных в 1925 году в Праге, рассказал следующее: «Чекисты производили обыски и аресты, неприкрыто грабя население. Служба превратилась в непрерывный кутёж, сопровождаемый изнасилованием женщин и истязанием арестованных».
 
В Киеве порядок новой власти обеспечивал «товарищ Лацис». Прежде всего Советская власть провозгласила своей целью: «искоренение русского национализма». С памятника Богдану Хмельницкому коммунары сбили историческую надпись: «Волим под царя Московского, православного. Богдану Хмельницкому – Великая и Единая Россия». ЧК открыло список своих жертв убийством шестидесяти восьми видных деятелей российской культуры и науки, причём все они были расстреляны даже без обвинительного приговора, – «в порядке красного террора» – именно как «русские националисты».
 
В помещении Киевской губчека на Елизаветинской улице, рядом с хранилищем реквизированных ценностей, чекисты организовали «коммунистический клуб» – ресторан с развлечениями, особую «коммуну», где все перероднились и переболели венерическими болезнями.
 
В этом древнем городе – матери городов русских существовало около полусотни чрезвычаек; наиболее страшные три: на Екатерининской улице, на Институтской и на Садовой. Каждая имела свой собственный штат сотрудников, точнее, палачей; особой жестокостью отличались «товарищ Вера» и её соплеменница – Роза Шварц. 

В одном из подвалов был устроен некий «чекистский театр» – с расставленными креслами для зрителей и сценой. Роза Шварц лично убила на этой кровавой «сцене» несколько сот человек, которых по очереди втискивали в деревянный ящик с отверстием для головы, и в этот ящик стреляли, как в тире. Это было их обычным занятием. 

Гораздо большее удовлетворение Роза Шварц и «Товарищ Вера» испытывали, выкалывая своим жертвам глаза иглами или выжигая папиросой. В Киеве жители шёпотом рассказывали о Розе Шварц – чудовище, часто завершавшей невыносимые пытки приказом: «Залей ему глотку горячим оловом, чтобы не визжал как поросёнок…» Приказ выполнялся буквально. Особую ярость Розы Шварц и «товарища Веры» вызывали те арестованные чекистами, у кого находили нательный крест. После невероятных глумлений над христианской верой они выжигали крест на груди и на лбу своих жертв.
 
Расстреливали в ВУЧК (Всеукраинская чрезвычайная Комиссия), в Особом отделе 12-й армии, в Губ. ЧК, в Гор. ЧК, в многочисленных комендатурах ЧК, которых только на Елизаветинской улице было пять. Расстреливали обычно ночью или утром, а в полночь к зданиям ЧК подъезжали специальные подводы. Как-то одному из возчиков стало дурно при виде очередной груды трупов, вываленных в телегу, и он зашатался. Комендант Угаров, сменивший сошедшего с ума на расстрелах Фраермана, выхватил револьвер и заорал: «Что воротишь морду, хочешь рядом с ними лежать?»
 
«Комендантом ВУЧК был Авдохин – среднего роста, толстый, приземистый, коренастый, с большой четырёхугольной головой. У него было отёкшее лицо, нависшие брови, спускающиеся на маленькие, бегающие глаза, не смотревшие на собеседника. Его глаза бегали, бегали, точно выискивали. С невольной тревогой следили арестованные за этими глазами. Вот-вот они остановятся и обожгут намеченную жертву. «Ангел смерти» называли его заключённые, и жутко, холодно делалось им при его приближении. Все боялись Авдохина. Сёстры старались не попадаться ему на пути. 

Никто не знал, какое нелепое желание может загореться в тёмной голове этого человека, пьяного от власти и крови. Авдохин всегда находился в состоянии непрерывного жестокого и сладострастного возбуждения. Как и другие коменданты, Авдохин любил франтить. Каждый день он появлялся в новом туалете. Всё на нём было с иголочки, новенькое. На коротких толстых пальцах горели драгоценные камни. Трость была украшена серебряным набалдашником.
 
Авдохин признался однажды сестре милосердия: «Спать не могу. Всю ночь мертвецы лезут...»
 
А вот слова одного из палачей Харьковской ЧК:
- Мучился, очень долго, да товарищ научил выпить стакан крови человеческой. Выпил. Помогло. Сердце как каменное стало.
Всё это рассказывали сёстры милосердия доктору Юрию Лодыжинскому - председателю комитета российского красного креста, составившему доклад о деятельности ЧК в Киеве. Этот страшный документ датирован 14 февраля 1920 года.

Сёстрам милосердия в течении семи месяцев было разрешено оказывать помощь заключённым в тюрьмах ЧК. Доклад доктора Лодыжинского был опубликован в 6 томе "Русского архива" в 1922 году.

30 августа 1919 года большевики спешно оставляли город. Ещё рвались снаряды. Отходя от Днепровской, флотилии большевиков в бессильной ярости обстреливали киевские церкви. Киевляне бросились к раскрытым дверям ЧК - отыскивать родных. Зрелище, представшее их глазам, было жутким. Екатерина Гаук рассказывает:

"Сильный трупный запах ударил в лицо. Все стены были забрызганы кровью. Пол на несколько вершков тоже залит кровью, на полу, точно на прилавке мясной лавки лежали человеческие мозги, посреди - углубление. Стоял громадный сруб дерева, весь окровавленный, над ним - шашка, тоже вся в крови. На стене - огромная петля, кусок железа - орудие для пыток калёным железом".
 
Другой очевидец, подписавшийся: «чиновник Н. Б.», дополняет: «Рядом – печь, в которой ещё дымились угли. Гвозди; какие-то особые, никогда мной невиданные ножи, вроде докторских; всё было покрыто клочьями мяса и запёкшейся кровью. Потом, осматривая трупы, я видел руки с облезшим отваренным мясом и голыми костями вместо пальцев; видел трупы совершенно без кожи и с кожей, оставленной в виде погон и лампасов, с отрубленными и вырезанными частями тела – всё это были следы "следствия". Сад во дворе Гор. ЧК представлял собой сплошную братскую могилу... трупы, трупы, без конца трупы... У всех решительно головы раздроблены, чтобы труп не был опознан».
 
Екатерина Гауг продолжает: «При нас был откопан труп девушки семнадцати лет. Совершенно нагая, лежала эта девушка, почти ребёнок, перед нами. Голова её изувечена до неузнаваемости. Всё тело в ранах и кровоподтёках. А руки! Эти руки носили следы дикого зверства. С них до локтей снята кожа и белела пристёгнутая бумажка. На ней было написано: "Буржуазная перчатка"...».
 
Так было по всем отделениям Всеукраинской и Губернской ЧК в Киеве – на Садовой, Екатерининской, Елизаветинской, Институтской, Пушкинской улицах... Так было в Одессе и Харькове... Так было везде на Великой и Малой Руси, где торжествовал победу Социализм.
 
В Харькове после изгнания большевиков в подвалах чрезвычайки было обнаружено множество так называемых «перчаток». Этим словом товарищи чекисты именовали содранную с рук вместе с ногтями кожу. Харьковскую чрезвычайку возглавляли «товарищ Эдуард» и бывший каторжник Саенко, – под их руководством практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их сначала ошпаривали кипятком, потом делали надрезы на шее, вокруг кистей рук и щипцами сдирали кожу. 

Раскопки ям, куда сбрасывались замученные жертвы харьковской ЧК, обнаружили на трупах следы какой-то чудовищной операции-пытки над половыми органами, сущность которой не смогли определить даже хирурги. Чекисты применяли одну из китайских пыток, по своей мучительности превышающую человеческое воображение. На трупах бывших офицеров – вырезаны или выжжены на плечах – погоны, на лбу – пятиконечная звезда, на груди – орденские знаки; были отрезаны ноги, уши, губы... На женских трупах – отрезанные груди... Масса раздробленных, оскальпированных черепов, содранные ногти, с продетыми под ними иглами и гвоздями, отрезанные пятки..."
18 ноября 2021   Просмотров: 4 388