Неизвестный святой - отец Михаил Труханов. Максим Лесков

Сколько же еще на Руси святых, почитаемых сердцем народа, но не канонизированных соборно..? Воин-мученик Евгений Родионов, монах-тайновидец Авель - эти имена, казалось бы, известны и любимы всем православным миром, но по каким-то причинам до сих пор не прославлены в лике святых. Возможно, что для их канонизации, как это уже было с преподобным Серафимом Саровским, не нужно решение синодальной комиссии, но необходима царская воля  грядущего Государя. Бог знает...

altОднако есть и другие имена угодников Божиих, которые не столь известны, но не менее любимы. Среди них замечательный батюшка, истинный исповедник христианской веры, протоиерей Михаил Труханов.

 

Отец Михаил пятнадцать лет провел в лагерях, тюрьмах и поселениях как исповедник православной веры. Впервые он ещё студентом Института геодезии и картографии был арестован в 1941 г. "за организацию кружка по изучению Библии" и «отсидел» в лагерях до 1956 года, в общей сложности 5555 дней.

 

 Он учил своих духовных чад тому, что "возрождение России, как и преображение мира, должно начаться с преображения самого себя. А преображение начинается со смиренного сознания своего недостоинства и с вопля перед Богом: "Господи, прости мне прошлое мое и укрепи меня, чтобы я в будущем не грешил! Будь со мной, как Ты был с отцами нашими праведными!"

 

Последние годы своей жизни отец Михаил прожил в Свято-Духовом скиту под Минском, в Белоруссии вместе с монахом Никоном (в миру - Леонидом Калугиным, бывшим директором завода холодильников "Минск", который подвергся политическим преследованиям за попытку выдвижения кандидатом в президенты РБ в 2001 году).

 

На Троицу 2005 года мне посчастливилось быть принятым старцем Михаилом Трухановым. Больше трех часов длилась наша беседа, на долгие годы утешившая и укрепившая меня в вере. Не имею пока права, уважаемый читатель, поделиться с Вами подробностями этой встречи, но могу свидетельствовать, что вплоть до сегодняшнего дня почти все, о чем предупреждал меня прозорливый старец, свершилось.   Говорю «почти», потому, что главное из сказанного осталось в будущем, час которого еще не наступил.

 

На прощание отец Михаил подарил мне свой молитвослов, составленный в ГУЛАГе. Вспоминая, как писался молитвослов, отец Михаил рассказывал: «У меня там ценное только одно: те молитвы, которые были продиктованы в тех условиях, в которых я находился. - Какие? Вот, скажем, я... в бессознательном состоянии, пораженный пеллагрой (а это такое заболевание, у которого обычен смертельный исход). Дистрофия - это всем понятно - истощение. Кожа шелушится, как рыбья чешуя. Это мы говорим, например, дерматит. Деменция - слабоумие - причем слабоумие такое, когда вы забываете все.

 

Тут можно говорить еще, что я, например, забыл то-то и то-то, - не это. Я забываю даже, как пишутся буквы, как пишутся цифры, как зовут мою маму, как зовут моих учителей или тех товарищей, с которыми дружил. Абсолютное отсутствие памяти! Я знал десяток псалмов наизусть, когда я попал в места не столь отдаленные, но в том состоянии я ничего не знал! Я никаких молитв не знал. У меня осталось только - по чувству - сознание потребности в молитве. И я говорил только: "Боже, будь со мной!" И вот эту молитву - "Боже, будь со мной!" я потом десятки лет, пока Господь не восстановил опять это все, пронес с собой..."

 

Главное место в молитвослове было отведено Покаянной молитве, вот ее слова, не утратившие своего спасительного значения и сегодня.

 

 Господи, помилуй, прости и спаси нас!


Мы все повинны в том, что при господствовавшем в стране безбожии утратили ревность соблюдения евангельских Христовых заповедей и строгость нравственного поведения.

Мы не препятствовали осквернению святынь наших, разорению храмов и монастырей.

Мы боялись перед людьми явно, смело исповедовать даже свою веру в Господа нашего Иисуса Христа.

Мы трусливо молчали и не протестовали, слыша и зная о миллионах гонимых, заточенных в тюрьмы и лагеря, истязаемых голодом, холодом, тяжкими работами и расстреливаемых за правду жизни христианской.


Мы раболепно приветствовали, рукоплескали богохульникам, нечестивым властителям и убийцам.

Грехи наши и народа нашего свидетельствуют пред Богом против всех нас. «Горе нам, что мы согрешили!» (Плач 5:16).

Ныне у нас повсюду обман и нечестие, обида вдов и сирот, словоблудие и растление молодежи, пьянство и разврат, душегубительство нерожденных младенцев, убийства и явное, уже узаконенное, служение сатанизму.


Мы в ужасе оттого, что видим и слышим. «Ужас отовсюду!» (Иер. 49:29).

ГОСПОДИ! Вышли делателей Своих на жатву Твою в страну нашу, дабы они просветили народы России светом Евангелия Христова, укрепили их в вере, привели к покаянию и наставили на спасительный путь христианской жизни.


В руке Твоей, ГОСПОДИ, «власть над землею». Ты владычествуешь «над царством человеческим» и кому хочешь, даешь его. И, зная это, мы смиренно умоляем Тебя, ГОСПОДИ, воздвигни в правителя страны нашей «человека потребного», мужа по сердцу Своему, православного христианина, дабы он равно относился ко всем народам нашим, исполнял благую волю Твою, направлял народы России к вере, покаянию и спасительной жизни в Церкви Православной.


ГОСПОДИ! Зная, что за тяжкие грехи отцов наших и за нашу греховную жизнь гнев Твой обрушился на Россию и на народы, ее населяющие, мы, ныне, умоляем Тебя, ГОСПОДИ, возбуди в нас, народах России, сокрушение сердечное о грехах отступничества от евангельского учения Христова и побуди всех нас в нарочитом трехдневном посте к всенародному покаянию, дабы Ты, ГОСПОДИ, презревши на скорбь и сердечное раскаяние наше о содеянных нами и отцами нашими грехах, помиловал и простил всех нас.


ГОСПОДИ! Отврати гнев Твой, праведно движимый на нас и на страну нашу. Помилуй нас и направь нас на спасительный путь жизни по заповедям Твоим, по воле Твоей святой.

ГОСПОДИ! Прости грехи наши тяжкие, содеянные нами делом, словом, помышлением и всеми нашими чувствами. Укрепи нас Своею святой благодатию, чтобы нам впредь жить по воле Твоей и не грешить, призывая Твое Всесвятое имя в помощь и спасение, все делая во славу Твою.

Аминь.

 

alt«Вот это и есть правда, - учил отец Михаил, - Царствие Божие. Туда мы не можем придти по иному билету, кроме любви. По праведной жизни. Покаяние и молитва. Покаянная молитва и молитва о том, чтобы Господь был с нами. Вот все, что требуется от нас и от каждого христианина!»

 

Этими замечательными словами можно было бы и завершить короткий рассказ о чудесной встрече со старцем Михаилом. Но это было бы полуправдой, поскольку наша последняя встреча с ним состоялась, как это ни удивительно, в день его преставления ко Господу.  И хотя мы были в тысяче километрах друг от друга, он - в Белоруссии, а я - в Подмосковье, но для Духа нет границ и расстояний.

 

16 марта 2006 года мне привиделся очень необычный, яркий сон, в котором отец Михаил, такой радостный и светлый, как будто бы помолодевший, благословляет меня. Я стремлюсь приблизиться к нему, поцеловать благословляющую руку,  но батюшка почему-то удаляется. Я делаю несколько шагов за ним и вдруг замечаю, как лицо батюшки застывает и преображается в  изображение, написанное на иконе. Я отступаю назад и вижу огромную икону святых новомучеников и исповедников российских. Лик батюшки почти в самом центре, а точнее, слева внизу от центра иконы. Помню, я поразился огромному количеству святых, написанных на иконе, и никак не мог понять, почему батюшка, о судьбе которого я уже давно не имел вестей, явился мне подобным образом.

 

Лишь через неделю обстоятельства привели меня в Москву и я узнал, что батюшка явился мне в день своей смерти Я был потрясен и поспешил на Ваганьковском кладбище к месту упокоения отца Михаила Труханова. И с тех пор, его могилка стала для меня, как и для большого числа его духовных чад, местом, куда приходишь с болью и скорбями, а уходишь утешенным и духовно исцеленным.

 

Да простят меня книжники и наставники современного богословия, но для меня отец Михаил, независимо от официального канонического статуса, - святой угодник Божий, и при жизни, и после нее помогающий найти ищущим путь к Богу, путь к Истине и Покаянию. Вечная ему память!

 

 

Максим Лесков

 

 

Протоиерей Михаил (Труханов)


Протоиерей Михаил Васильевич Труханов родился 14 сентября 1916г. в селе Большая Тарасовка Клинцевского района ныне Саратовской области в семье священника Василия Труханова. Прадед о. Михаила строил храмы. Отец закончил Киевскую духовную семинарию и получил благословение на брак с Акилиной Ивановной Бондарчук, пробывшей восемь лет на послушании в монастыре. У них родилось двенадцать детей, но десять из них умерли в младенческом возрасте. Остались лишь двое – десятый Иоанн и одиннадцатый Михаил. На Самарщине начался голод и в 1923 г. семья переехала в Ташкентскую епархию. Школы там не было, и отец занимался сам с детьми арифметикой и грамматикой, добиваясь от них правильной каллиграфии.

 

В 1929г из Тамерлановки на Арале семье пришлось срочно уехать, по причине решения арестовать отца. Они прибыли в Туркестан, где испытали тяжелую нужду и голодали. В школу их не принимали, как детей лишенцев. Михаил поступил в школу только в 1929г, сразу в восьмой класс. Ему пришлось претерпеть не мало насмешек за свое происхождение, неказистый внешний вид и ветхую одежду. Но скоро, благодаря его большим способностям, одноклассники и учителя стали уважительно называть его профессором. А, о. Михаил всю свою жизнь с благодарностью вспоминал тех, кто оказал ему милость в то тяжелое время.

 

Закончив восьмилетку, Михаил в 14 лет уехал в Ташкент. Отец благословил его Святым Евангелием, сказав: «Читай, размышляй и исполняй, тогда Господь будет с тобою и тогда у тебя будет все, что Ему угодно», а мы – бедны, и кроме хлеба и трех рублей денег не можем ничего тебе дать. Окончив курсы чертежников-картографов, Михаил поступил на работу в трест геодезии, астрономии и картографии. Уже тогда ему пришлось вести суровый образ жизни, питался только один раз в день в столовой, принимая условия хозяйки, снимая жилье не пользоваться керосинкой. Он вспоминая говорил, что от юношеских соблазнов его ограждал страх грешить и быть наказанным за грех, а также неказистая внешность.

 

В 1937г. Михаил, по совету сослуживца, едет в Москву поступать в институт геодезии и картографии, экстерном сдав экзамены за десятилетку. По дороге он сделал остановку в Туркестане, и в последний раз встретился с отцом, который в тот же день уехал в Алма-Ату, а в ноябре вместе со всем духовенством собора был арестован, сослан на Колыму и там погиб.

 

Приехав в Москву, Михаил поразило большое количество храмов. Он любил посещать Воскресенский храм в Сокольниках и молился там о даровании ему мудрости, чтобы преуспевать в науках. Получив на первом экзамене двойку, он отправился в храм и с обетом стать изгнанником в Сибири молился – просил Господа, дозволить ему хоть три  – четыре года здесь побыть, и заложить основы истины Его единой. Господь точно исполнил его просьбу и Михаил три года и семь месяцев жил в Москве, пока его не арестовали и отправили в ГУЛАГ на 5555 дней. Школой смирения, молитвы, терпения, страдания и опытного научения тому, чтобы всецело уповать на всегда благую волю Божию, называл о. Михаил время пребывания в лагере.

 

Михаил пошел к ректору, и тот, учитывая его стаж работы в тресте астрономии, геодезии и аэрофотосъемки, разрешил ему пересдачу экзамена по математике, заодно узнав, какой предмет он может еще завалить и, взяв с него слово, что ни с какими другими просьбами он не будет к нему обращаться. Став студентом, Михаил оказался одним из лучших студентов. Однажды ректор вызвал его и выписал ему дополнительное денежное пособие. Михаил регулярно по воскресеньям и праздничным дням посещал богослужения. Настоятель храма свт. Николая (в Кузнецах) о. Александр (Смирнов) проявил к нему особое внимание, после службы приглашал его на обед, и разрешал работать в его библиотеке. Это очень поддерживало бедного студента. Однажды он посетовал на то, что вряд ли сможет отблагодарить его. На это о. Александр ответил, что в свое время один купец помогал ему и заповедал потом сделать тоже кому-то из молодых.

 

25 февраля 1941г. в общежитии, где жил Михаил, был произведен обыск, найдено давнишнее прошение о благословении на монашеский постриг, и он был арестован. Ему было приписано обвинение по организации кружка по изучению Библии. В камере Бутырской тюрьмы он решил соблюдать предпасхальный пост, который приняли за политическую голодовку. Сокамерники считают недоразумением его арест, и верят в его скорое освобождение. В начале июня ему объявляют приговор – восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Придя в камеру в радостном настроении, читая про себя слова псалма «Хвали душе моя Господа», он стал просить Господа удостоить его и в заключении проповедовать Евангелие Христово тем, кто его не слышал, и приводить к христианской жизни тех, кто доселе ею не живет.

 

В Унжлаге, за г. Горьким Михаил был зачислен в лесоповальную бригаду строгого режима. Изнемогая от непосильной работы он никогда не мог выполнить дневной нормы, не получал положенной нормы хлеба и сдавал физически. Вскоре он уже не мог выходить на работу из-за начавшейся болезни сердца, сопровождавшейся отечностью конечностей и водянкой, вскоре к этому добавилась пеллагра – тяжелое заболевание пищеварительной системы, от которого умирали многие заключенные в те годы.

 

Во время болезни произошла потеря памяти, он забыл почти все. Но сохранялась потребность молитвы. А поскольку все молитвы были забыты, то к Богу обращаться он стал своими словами. Силу молитвы Михаил знал с детства, когда смертельно больной отец попросил его девятилетнего встать перед образом Спасителя и попросить об исцелении отца, через день отец встал здоровым. Затем, в Туркестане, когда дома не осталось никакой еды, он по совету матери стал читать акафист святителю Николаю и неожиданно ему предложили хорошо оплачиваемую, посильную работу. И теперь, в лагере Михаила спасла молитва «Боже, будь со мной». Бог послал Михаилу и там людей, которые спасли ему жизнь. В 1946 г. его перебрасывают на Дальний Восток. В феврале 1949 г. он получает формальное освобождение из лагеря, но фактически оставлен в Ванино до особого распоряжения. В марте 1951 г. его этапируют в Красноярский край, где он исцеляет больную раком многодетную женщину.

 

И, новый арест, и осуждение на 10 лет. При пересылке, в дороге он рассказывал заключенным только что прочитанную им книгу о принципах действия атомной энергии, и ему вменили статью об организации террора на Красной площади. До марта 1956г. он пребывает в Омском лагере и здесь происходит чудесное событие. Его отец, когда Михаилу было семь лет, усиленно молился Господу, кому из детей быть доктором, а кому священником. Жребий выпал Михаилу быть доктором, что очень огорчило его, но отец все время твердил, что ему профессором назначено быть от Господа. И вот неожиданно для себя Михаил начинает работать врачом – кардиологом, рентгенологом, заведующим эпидемиологической лабораторией. Потом он удивлял своих коллег врачей знанием трудных вопросов медицины и невежеством в вопросах легких, сказывалось отсутствие систематических знаний.

 

Незадолго до ареста Михаила познакомили с прихожанкой Богоявленского собора Верой Александровной Леонидовой. Она была москвичка, работала чертежницей на номерном заводе. На первой же встрече Михаил неожиданно сказал, что его будущее в лагерях. Вера Александровна навещала Михаила в лагерях и ссылке, передавала ему Св. дары и поддерживала его все 15 лет его заключения. Она говорила, что все эти годы она знала только работу и храм. С номерного завода ее уволили за переписку с заключенным, и она работала на дому. После досрочного освобождения в марте 1956 г. и полной реабилитации он едет в Москву, где они регистрируют брак с Верой Александровной. Михаил восстанавливается в институте геодезии и картографии и закачивает его.

 

В 1958 г архиепископ Черниговский Андрей рукополагает его в сан священника. С октября 1963г о. Михаил, сдав экстерном экзамены за семинарию, в течение четырех лет (первый год – заочно) обучался в Московской Духовной Академии. Закончив ее блестяще в 1967г. он получил степень кандидата богословия. За это время он получил две награды: наперстный крест и протоиерейство.

 

Время священнического служения о. Михаила выпало на период гонений на Церковь в 60-е годы. За ревностное служение ему не давали подолгу служить на одном месте, но он не мог не говорить людям о Боге. Служил о. Михаил в различных храмах Московской епархии и приобрел много духовных чад. Последним местом его служения перед выходом за штат в 1979 г был храм свт. Николая в Пушкино.


В 90-е годы начинается открытое старческое окормление о. Михаилом верующих г. Москвы, да и всей России. Дома у о. Михаила собирались люди разных сословий, монашествующие и творческая интеллигенция, ученые и врачи. И никто не уходил от него не утешенным и не накормленным.

 

В 1993 – 2000г. были опубликованы богословские работы о. Михаила. В тот период они оказали существенное влияние на формирование глубокого православного мировоззрения многих людей, пришедших тогда в Церковь. Это такие работы как: «Об истоках христианской веры».М. 1993.; «Как спастись в современном мире. Апология христианского поста». М. 1993.; «Прикосновение любви» М.1994.; «Дивны дела Твои, Господи. Слово о Шестодневе. Евхаристия. О Промысле Божием». М. 1995 и др.

 

С начала 2000 г. о. Михаил начинает тяжело болеть, но продолжает принимать людей, молиться и помогать в самых затруднительных обстоятельствах, даже предпринимает дальние поездки к своим духовным чадам. Скончался о. Михаил 16 марта 2006г. в Белоруссии. Похоронен он на Ваганьковском кладбище в Москве. Матушка о. Михаила – Вера Александровна упокоилась 11января 2011г. на 98 году жизни. Ей еще пришлось потрудиться над изданием трудов о. Михаила и увековечиванием его памяти.

 

«Дивен Бог во святых Своих», можем мы сказать познакомившись с жизнеописанием о. Михаила. Вечная ему память!


По материалам книги «Михаил Труханов (протоиерей). Воспоминания: Первые сорок лет моей жизни», Минск. Лучи Софии, 2010.- 320с.

https://www.tayninskoye.ru

2 марта 2012   Просмотров: 10 561   
3 марта 2012 00:53
Не могу читать статьи про старцев,Царя мученика, Вячеслава Крашениникова. Что-то или нечто перечит мне . Дрожь меня охватывает! angry Если, что-то и дается то с очень  утомимыт трудом!

P.S
Биографию в множество страниц о простом человеке прочитать легче нежели пару страниц душеспасительного.

Кто может помогите советом,буду признательным!
  Жалоба      1
3 марта 2012 01:48
Брат!Это обычное явление.Перед чтением нужно обратиться с молитвой к святому,о жизни которого идёт речь.Или помолиться о душе человека,который пока не канонизирован.А перечит нам наше духовное устроение.Читая о святом мы вступаем в общение с ним и, он обращаеться с молитвой о нас ко Господу.В таких случаях бывает повышение температуры тела,щелчки в голове,ломота в теле,невозможность усидеть на месте и т.д.Исповедуйтесь Причащайтесь Соборуйтесь и продолжайте читать.Всё постепенно пройдёт.Можно попробовать почитать Сергея Александровича Нилуса.В Троице- Сергиевой Лавре можно най ти полное собрание сочинений.Чтение весьма душеполезное и очень интересное!Очень рекомендую!!!Его стиль изложения мариала лёгкий и доходчивый(не нахлобучит).А ещё можно слушать аудиокниги вместо болтовни в транспорте или гусского гадива в машине.Удачи!Спаси Христос!
  Жалоба      2
4 марта 2012 19:24
Сергио,

Дитя Божье, молись со слезами. Ищи и обрящешь, стучи и тебе Господь обязательно откроет Правду. Коль будешь всё это делать с чистым сердцем.

 

Пастырь.

  Жалоба      3
30 марта 2013 16:09
Мнение известного богослова протоиерея Михаила Труханова о книге Г.П.Дурасова "БОГОМ ДАННАЯ":

"- Старица схимонахиня Макария часто говорила притчами, юродствуя. Так что не все ее слова надо понимать буквально... Я раз восемь приезжал к ней, как к болезной. Служил молебны, причащал ее, один раз даже пришлось по ее просьбе совершить чин отчитки. Святил ей воду - до 12 ведер, и она с молитвой раздавала эту воду страждущим... Меня с ней познакомил Геннадий, автор известной книги. Ко мне старица относилась хорошо. Она была физически немощна, но несмотря на это, на прикованность к постели, у нее хватало благодатной мудрости всех с радостью встретить, дать совет, утешить. Потому и люди к ней ехали отовсюду. Она утешала страждущих:. Впоследствии, когда писалась эта книга, я советовал Геннадию: "Вы пишите правду, но то, что вы слышали от матушки, воспринимайте с христианским трезвением и даже некоторые ее высказывания исправляйте". Ведь, как я уже сказал, люди такого подвига часто говорят приточно, юродствуя, и нельзя все сказанное ими воспринимать буквально. Ведь и от великих подвижников может на какое-то время отступить благодать Божия Но он не внял моей просьбе, и в книге есть, на мой взгляд, наряду с тем, что матушка говорила в благодатном состоянии, и такое, что, может быть, требует пояснения или исправления... Но в целом же о моем отношении к схимонахине Макарии говорит такой факт: я составил тропарь и кондак ей, а также принимал участие в работе над составлением ей акафиста. Она подвижница Православия и сейчас ширится ее почитание..."

О святой матушке Макарии можно прочитать в другой статье Максима Лескова:

http://www.3rm.info/34073-ob-anomalnyh-morozah-v-prorochestvah-matushki-makarii-
maksim-leskov.html
  Жалоба      4
25 апреля 2015 22:08

Отец Михаил, моли Бога о нас!

  Жалоба      5
-->