Полмира может остаться без воды

altПо оценкам ООН, сейчас примерно шестая часть населения Земли (около миллиарда человек) не имеет доступа к чистой питьевой воде. Ситуация в сфере водоснабжения ухудшается, и если не принимать срочных мер, то к 2025 г. без воды могут остаться уже около трех миллиардов человек, а нехватку воды будут испытывать две трети населения планеты.

 

Россия по обеспеченности водными ресурсами занимает одно из ведущих мест в мире: на ее территории сосредоточена четверть мировых запасов пресной воды. Однако в последние годы наблюдается ухудшение ее качества. Сейчас, по данным Роспотребнадзора, более трети поверхностных и 17% подземных источников питьевой воды не соответствуют санитарным нормам. Несмотря на законодательную защиту водных ресурсов, поверхностные воды загрязняются промышленными и бытовыми отходами, а подземные — истощаются из-за бесконтрольного использования.

 

В нынешнем году по решению ООН Всемирный день водных ресурсов был посвящен проблеме городского водоснабжения. Для горожан источником воды давно служит труба с краном, так что состояние водопроводов является неотъемлемой частью проблемы водных ресурсов. С этим в России дела обстоят тоже не лучшим образом: фактический износ водопроводных сетей приближается к 70%. Отсюда и многочисленные аварии: их на российских водопроводах случается около 200 тысяч в год. Кроме того, 30% водопроводных систем не имеют необходимого комплекса очистных сооружений, 17% проб воды из водопровода не соответствует требованиям по санитарно-химическим показателям и около 6% — по микробиологическим. В 2010 г. в РФ произошло 44 вспышки заболеваемости инфекциями, передающимися водными путями.

 

В мире вода все чаще становится причиной серьезных споров и конфликтов. Так, революционные события в Северной Африке привели к переделу Нила. Египет, лишившийся «твердой руки» Хосни Мубарака, по всей видимости, вскоре лишится и прежних исключительных прав на воды великой реки. До сих пор практически весь сток Нила делился между Египтом и Суданом, причем первому отходили три четверти этой воды. Таковы были условия соглашений, заключенных в прошлом веке. Страны верховьев реки (около десятка), включая Эфиопию, на территории которой берет начало 85% нильских вод, по этим соглашениям не имеют практически никаких прав на реку и не могут без согласия Египта строить на ней гидротехнические сооружения. Разумеется, они давно хотят разрушить египетско-суданский водный «междусобойчик». Но сделать это до сих пор не получалось: Каир наотрез отказывался даже разговаривать об изменении режима водопользования на Ниле. Тем не менее, в мае прошлого года несколько стран верховьев согласовали и подписали новое соглашение о разделе водных ресурсов Нила. Таким образом, возникла почва для правовой коллизии: когда новый договор будет ратифицирован и вступит в силу, Нил окажется под действием двух противоречащих друг другу соглашений.

 

После свержения Мубарака события развиваются именно по этому сценарию. Новый договор подписали уже все страны Нила, за исключением Судана и Египта. А Судан к тому же готовится разделиться надвое, и южная его часть, как полагают эксперты, присоединится к новому договору. Северный Судан тоже может отказаться от соглашения с Египтом, поскольку не очень доволен своей квотой. Ну, а поскольку после переворота возможности Египта влияния на соседей резко снизились, он вскоре окажется в полном одиночестве со своим старым договором и ему придется сесть за стол переговоров. Власти Эфиопии уже заявили, что не будут ждать присоединения Египта к новому соглашению и начнут строительство «жизненно важных» гидротехнических объектов в верховьях Нила. К чему все это приведет? Египет просто высохнет. Ведь уже давно вся жизнь в этой стране жмется к берегам великой реки и буквально выпивает ее, не давая дотечь до Средиземного моря. Если же воды в Ниле станет меньше, в упадок придет египетское сельское хозяйство, и 80-миллионная страна начнет голодать. В таком случае нельзя исключать вооруженных конфликтов с соседями и массового исхода египтян в Европу.

 

Это лишь один из примеров того, как вокруг водных ресурсов сгущаются тучи противостояния. Потенциальные очаги конфликтов в этой сфере существуют и на постсоветском пространстве: например, между Таджикистаном и Киргизией, с одной стороны, и Узбекистаном, Туркменией и Казахстаном — с другой. Первые две страны активно строят гидроэлектростанции в верховьях рек, вода которых орошает поля нижних соседей. Сейчас камнем преткновения является проект Рогунской ГЭС в Таджикистане. Недавно один из его инвесторов — Азиатский банк развития — отказался от участия в проекте, опасаясь быть втянутым в международный скандал. Немало копий также сломали Россия и Казахстан, пытаясь предотвратить «захват» Китаем стоков трансграничных рек Иртыш и Или.

 

Впрочем, постепенно дело идет к тому, что водопользование на трансграничных реках перейдет на рыночную основу: вода будет рассматриваться как такой же «товарный» ресурс, как нефть. Ее начнут продавать и покупать. Возможно, именно так удастся избежать многих конфликтов, а кроме того, научиться экономить воду и беречь ее чистоту.


Подробнее: https://news.mail.ru/society/5567619/

26 марта 2011   Просмотров: 4 923