Стихи православного брата. С любовью... Николай Капшитарь

Пишет Вам Николай Капшитарь из Уссурийска.


Редакцию православного сайта и всех его посетителей сердечно поздравляю со Свелым Христовым Воскресением - Пасхой и дарю свои стихи.


alt

Христово Воскресенье


Весь  мир  наполнен   радостью  весенней,
И  ветка  вербы   трогает  стекло.
И  Светлое  Христово  Воскресенье,
Которое  так  ждали  мы, пришло.


Великий  пост. Молитвы. Искушенья...
И  вот  он - Праздник, чудо  из  чудес,
Пасхальный  перезвон  и  хоров  пенье:
Христос  Воскрес! Воистину  Воскрес!

Сергею  Есенину

alt

В 1995 г. Митрополит  Рязанский  и Касимовский Симон отслужил  панихиду по убиенному  рабу Божиему Сергию на родине поэта  в Казанском Храме  с. Константиново . В 20-е годы  в этом же храме Сергея Александровича заочно отпел его духовный наставник протоирей Иоанн Смирнов.


В твоих стихах березонька искрится,
Опавший  клён, дубравы и  ручьи...
Живёт  Страна  Берёзового  Ситца,
А  вместе  с нею и стихи  твои.

Открою  снова  «Радуницу» - книжку,
Твой  первый сборник, чистый, как  родник.
Её ты  написал  ещё  мальчишкой
В  счастливые  безоблачные  дни.

Затем  деревню  навсегда  оставил,
И  мать-старушку, и отцовский  дом,
Чтобы  искать  успеха, шумной  славы...
Да, все  заботы  были  о  земном.

Хоть  с  виду и кутил  напропалую,
В  хмельном  угаре  задыхался  ты.
Но только  Веру  детскую  Святую
Не растерял  средь  шумной  суеты.

Скандалил, «хулиганил», был  известен,
В  кабацких  драках  выступала  кровь.
Ты  о любви  слагал  стихи  и  песни,
Но не забыл про  Высшую  Любовь.

И будет  мама, затаив  тревогу,
О  нём  молиться, плакать, вспоминать,
Далёко  за  деревню  на  дорогу
Ходить и сына  возвращенья  ждать...

Да  не  дождётся. Знаем  мы  об  этом.
От  страшной  вести  вдруг  померкнет  свет!
Сергея- сына, русского  поэта,
Переживёт  она  на  много  лет...

И  вновь приходят  помыслы  такие,
Что  до  сих  пор, жалея и скорбя,
Не может  православная  Россия
Во  храмах  помолиться  за  тебя.

Но, может  быть, с листов в архивной  пыли,
Узнаем  мы  когда-то, чуть  дыша,
Что всё-таки  Есенина  убили,
И что  себя  он  жизни  не  лишал.

Тогда, отбросив  домыслы  лихие,
Помолится  церковный  наш  народ
О грешном, звонком  соловье  России,
И  Радоница  светлая  придёт.

Крест Игоря Талькова

alt

«Теперь ясно, что это была не просто находка, это был мой Крест! Не даром я нёс его на себе два километра по тёмному ночному пути от места его поругания под крышу своего дома, вернув ему прежнюю святость омовением Святой Водой. Тогда я подумал, возможно Крест был послан мне в защиту от лжедрузей и предателей. Они перестали бывать у меня в доме...другие чувствовали себя плохо у меня в гостях...»

 

«Да, смерть плоти неизбежна. Наша оболочка - это ещё не мы. Она изнашивается как платье,но ...остаётся душа. Она бессмертна. Я не боюсь смерти...её нет..»

 Игорь Тальков

Поэт Тальков нам о Кресте не спел,
Жизнь оборвали. Просто не успел.
А лучше бы сказать: Допеть не дали...
Ночь всю отдав молитвам и трудам
В Коломенском забрёл в разбитый Храм,
Но всё-таки святой и Божий Храм
И Крест нашёл, что сбросили вандалы.

Свои стихи слагал он в тишине
Лишь с Господом одним наедине
Про купола России в вышине,
Которые массонский глаз слепили.
И даровал ему Господь Свой Крест,
Поруганный и сброшенный, но Крест,
Среди руин церковных в грудах пыли.

И Игорь на плечах его понёс.
(Так на Голгофу Иисус Христос
Нёс со Крестом грехов всех наших бремя)
А дома Крест омыв Святой Водой
Его поставил в Уголок Святой,
Чтобы вернуть, когда наступит время.

Но выстрел прозвучал. Талькова нет.
Видно, опасен всё же был поэт
Тем силам зла, что ныне правят миром.
И на могиле стал тот самый Крест,
Когда-то сохранённый Божий Крест...
На фотографии застыли капли мира...

У могилы старца

alt

Игумен Варнава отошел ко Господу 18 января 2000 года. Он был духовником Шмаков¬ского монастыря, прозорли¬вым старцем. На высокой горе возле маленького Храма - его могилка. Сюда издалека приезжают люди, молятся и получают помощь. 


Здесь холмик земли да крест,
Да снегом весь мир покрыт.
Приходим с далеких мест
К могилке, где старец спит... 

Остались в июльской жаре
Небес необъятная ширь,
И маленький Храм на горе,
И строгий мужской монастырь.

Я помню, как он служил,
Сияло лицо добротой,
И на колокольню спешил,
Взбирался он, как молодой.

И нес со смиреньем святым
Все тяжести жизни земной.
Обителью всею любим,
Он был ее чистой душой.

Был каждого встретить готов
Со словом - советом, любя.
И тяжести наших грехов
Он брал, словно груз, на себя.

И, будучи в Духе Святом,
Молился Творцу своему...
Теперь не узнаем о том,
Как трудно бывало ему.

От сил необузданной тьмы,
От слов, что порой, как свинец,
От холода лютой зимы,
От холода наших сердец...
 
И звон колокольный, как крик!
И Храм. И в лампадках огонь...
Он добрый священник-старик,
Мне так не хватает его!

Теперь у могилки застыл,
Молюсь. Говорю, как с живым.
И голову низко склонил,
И чувство вины перед ним.

И кажется мне, даже в зной,
Когда берет лето разбег,
На холмик могилки святой
Все падает, падает снег...

Собор

alt

В г.Уссурийске ( раньше - Никольск-Уссурийский ) на месте штаба 5 Армии возносился величественный собор посвященный Святителю Николаю. В тридцатые годы  безбожные власти его взорвали.


altЭти снимки от времени высохли и пожелтели:
Купола и кресты, и колонны, что радуют взор...
О, какие псалмы серафимы и ангелы пели
В ту последнюю ночь, перед тем, как взорвали собор.

В ту последнюю ночь возносили молитвы какие,
Со святыми, сошедшими с Божьих небесных высот,
В темном Храме пустом на последней его Литургии
За обманутый, темный, безбожный российский народ...

А наутро глазела толпа, когда взрывы, как стоны,
Когда мир содрогнулся, задыхаясь в грязи и пыли,
Из-под груды камней чьи-то добрые руки  икону,
Лик Заступницы нашей усердной, тогда извлекли

  • .

    Что молчишь, мой народ, и несешь вот уж десятилетья
    С грузом тяжких грехов нераскаянный грех до сих пор?..
    И на старенький снимок
    Не устану сквозь слезы глядеть я,
    Где зовет через годы к себе
    Кафедральный Никольский собор.

    -------------------------------------------------------------
  • уцелевшая икона Казанской Божьей Матери из разрушенного в тридцатые годы Никольского собора сегодня находится в Уссурийском Покровском храме.

    Мой крест


    С Крещенья до последних дней
    Хранит от смерти в преисподней.
    И нету ближе и родней,
    Чем Православный Крест Господний.

    О Крест Святой! Ты жизни суть,
    В тебе Христа святая сила!
    И мать в далекий трудный путь
    Меня Крестом благословила.

    Я забывал о нем не раз,
    Рвалась веревочка на шее.
    Беспечно жизнь моя неслась
    И становилась все труднее.

    Не знал, что свято, что грешно,
    И жил в безбожии и гневе.
    И был я с теми заодно,
    Кто распинал Христа на древе.

    Прости меня, Создатель мой,
    За жизнь греховную былую.
    И Крест, как Дар великий Твой,
    В руках священника целую.

    И, путь Крестом свой осенив,
    Творцу я славу возсылаю.        
    И, недостойный, повторяю
    Слова «Спаси и сохрани».

     

    +         +           +

    Христос  воскрес, разрушив силы ада,
    И  в грешный мир пришло  спасенье с Ним.
    Христос воскрес! И унывать не надо
    Во светлые Святые эти дни.

    Христос воскрес! И ожила  природа,
    Проклюнулись травинки из земли,
    И в чистом небе  в ранний час восхода
    Летят, курлыча, клином журавли.

    Христос воскрес! И веселятся люди,
    И звон церквей уходит  в синь небес.
    Пройдут века, но Праздник  этот будет.
    Христос воскрес! Воистину воскрес!

    На Пасху

    На Пасху в небе солнышко играет
    И сколько солнца - света - больно глазу!
    На Пасху все невзгоды отступают
    И Божья Благодать приходит сразу.

    Наполнит Праздник города и веси,
    И в сердце, где недавно было пусто,
    Теперь уже звучит: Христос Воскресе!
    И Огласительное слово Златоуста.

    alt

    alt

    alt

    alt

  • 30 апреля 2019   Просмотров: 6 967