Слово о холокосте или 72 часа вранья

Недавно всеми горячо любимый министр россиянского образования решил окончательно осчастливить отечественную школу. Согласно договоренности Фурсенко и его израильского коллеги Гидеона Саара, в программу школьных курсов истории вводятся 72 часа, посвященные изучению еврейского “холокоста”, а в Единый государственный экзамен по истории десять вопросов по нему. Новый курс вводится одновременно с “Основами религиозных культур”.

 

Казалось бы, в “многонациональной РФ” тема страданий “несчастных” евреев раскрывается и в ныне действующих учебниках. Но здесь неслучайна оговорка про “основы религиозных культур”. Дело в том, что понятие “холокоста” на Западе уже давно приобрело именно религиозное значение. В постхристианской Европе отрицание “холокоста” или даже обсуждение научно обоснованного числа его жертв, карается уголовным наказанием и реальным тюремным сроком. В полном соответствии духу “новой религии” современные еврейские богословы утверждают, что “жертва холокоста отменяет жертву Христа”.

 

Интересно, что насильственное приобщение русских школьников к антихристианскому контексту происходит при самой действенной поддержке фонда “Холокост” во главе с бывшим депутатом Думы от гайдаровского “Демвыбора России” и нынешним членом Общественной палаты Аллой Гербер. Именно фондом Гербер и фурсенковской Академией повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования в целях усугубления преподавания этой темы для директоров школ, завучей и учителей разработана специальная программа “Уроки по теме холокоста. Путь к толерантности”.

 

Поскольку история - предмет обязательный, школьникам увильнуть от новых уроков не удастся. Но что характерно, либеральная общественность, ещё совсем недавно бурно протестовавшая против внедрения в школы “Основ православной культуры”, на сей раз довольно помалкивает. Здесь возникают отнюдь не риторические вопросы – и к Фурсенко, и профессиональной правозащитнице Гербер. Если это делается в целях преодоления исторического неведения у школьников двух стран (РФ и Израиля), то какие дополнительные уроки вводятся в общеобразовательную программу Израиля? Будут ли изучать израильские школьники такие трагические страницы российской истории, как расказачивание, начало которому положено было 24 января 1919 года. В этот день на Оргбюро ЦК РКП(б) было принято циркулярное письмо, подписанное Янкелем Свердловым, которое определило политику новой власти по отношению к казакам, верой и правдой служившим Отечеству на протяжении не одного столетия. “Беспощадный террор, никаких компромиссов, поголовное истребление” — таков был вердикт документа, стоившего жизни более чем двум миллионам казаков.

 

Узнают ли израильские школьники о подавлении Антоновского восстания на Тамбовщине и о том, что под руководством Тухачевского, Уборевича и Ягоды карательные акции против русских крестьян переросли в массовое уничтожение населения сотен деревень с использованием удушающих газов? Что именно на Тамбовщине, по утверждению ряда историков, появились первые “машины-душегубки” для “транспортировки” заложников?

 

Можно, конечно же, ещё поинтересоваться, сколько часов по изучению российской истории отведут в израильских школах деятельности Нафталия Френкеля, Лазаря Когана и Матвея Бергмана, организаторов ГУЛАГа? Но, как мы понимаем, внятного ответа на эти вопросы мы не услышим, потому что еврейские дети изучали и будут изучать историю исключительно своего народа. В таком случае вполне логично предположить, что русские школьники должны изучать трагедию своего народа, в том числе историю мученической смерти за Христа тысяч Новомучеников и Исповедников российских. С подробным описанием обстоятельств их гибели, указанием фамилий и национальности их палачей.

16 мая 2012   Просмотров: 7 752