Православные рассказы. Сердце. Цена чуда. Игорь Колс

Сердце

«Сердце сокрушенно и смиренно Богъ не уничижитъ»

Псалом 50 Давида

 

Марку Ниловичу недавно исполнилось пятьдесят. В московской больнице, где он работал хирургом, его звали Марк Нилыч. В других падежах склоняли только отчество, говорили: спроси у Марк Нилыча, пойди к Марк Нилычу, оперировать с Марк Нилычем ... Так было удобнее, да и знали Марка Нилыча здесь давно.

 

Отметили его серебряный юбилей на работе, а вслед за ним и пятидесятилетие отпраздновали. Любили его медсёстры, студенты и коллеги. Для всех у него находилось юморное словечко, шутка, прибаутка. Всё у него складывалось: хирургом был хорошим, пользовался уважением больных, в семье - благополучие.

 

Друзей на работе, правда, у Марка Нилыча не было. То ли сам он к дружбе не тянулся, то ли с ним не сближались, неясно. Только замечали за ним некоторую самовлюблённость. Он любил поважничать, считая себя чуть ли не Богом, Творцом. Так верил в свои возможности, знания и опыт.

 

«Мы  даём людям  жизнь!» - любил он говорить о врачах, к которым, в первую очередь, причислял себя, сердечного хирурга.

 

Два юбилея, следующих один за другим, принесли Марку Нилычу почётные грамоты, памятные знаки, награды и подарки от коллектива, одним словом, признание и ещё раз признание его заслуг. Он чувствовал себя окрылённым, в расцвете лет, сил и творческого энтузиазма.

 

Проведя отпуск на черноморском курорте после отшумевших юбилеев, он торопился в Москву, в свою ставшую родной, больницу, к коллективу, где его чествовали и ценили, к студентам, которые искали его совета и, наконец, к  больным, всегда ему благодарным и обязанным.

 

Придя на работу, Марк Нилыч перед обходом просматривал истории болезней. В его отделение поступил шестилетний мальчик с больным сердцем, направленный из провинции на обследование. Ему требовалась операция, чтобы узнать, насколько серьёзны повреждения мышц сердца, сосудов и аорты.

 

В сопровождении коллег и студентов Марк Нилыч вошёл в палату и остановился у постели маленького больного. Держа в руках историю болезни Павлика, он важно просматривал страницы и, оторвавшись от них, серьёзно, как к взрослому, обратился к мальчику:

 

- Завтра утром ты будешь спать, а я сделаю тебе операцию, посмотрю твоё сердце и …

 

Тут Павлик перебил доктора:

 

- И найдёте там Боженьку.

 

Марк Нилыч томно поднял глаза вверх и продолжил:

 

- Я посмотрю твоё сердце и увижу, какие повреждения там …

 

- Но, когда вы увидите сердце, вы найдёте там Бога? - спросил мальчик.

 

Марк Нилыч с укором посмотрел на родителей, которые тихо сидели в стороне, и продолжил:

 

- Когда я увижу сердце и увижу, какие там повреждения, я спланирую, что делать дальше.

 

- Вы найдёте там Боженьку, ведь Он живёт там. Все гимны поют об этом. Вы найдёте его в моём сердце!

 

Марк Нилыч взглянул на родителей с досадой и в сопровождении врачей и практикантов покинул палату.

 

Сидя в своем кабинете, Марк Нилыч записывал состояние мальчика после проведенной операции.

 

«… Повреждена аорта и лёгочная вена; расширенная мышечная дистрофия. Трансплантация бесполезна: нет надежды на излечение. Терапевтическое лечение: болеутоляющие и постельный режим.

Прогноз:

 

Здесь Марк Нилыч сделал паузу, посмотрел в окно и записал: «смерть в течение года».

 

Внезапно он подумал о родителях мальчика, об их горе и неминуемой скорби и раздраженно отбросил в сторону ручку, чувствуя, что надо сказать ещё что-то...

 

Отодвинувшись от стола, он громко сказал:

 

- Почему?

 

Потом, подняв голову, обратился в пространство за окном:

 

- Почему Ты сделал это? Почему Ты привёл его сюда? Почему даёшь ему такое страдание, такую боль? Ты обрекаешь его на раннюю смерть! Почему?!

 

И, вдруг, услышал:

 

«Отрок сей - чадо моё, призывается в царство моё небесное, где всегда будет со мной. В царстве моём у него не будет боли, и он будет обласкан так, что ты и представить не можешь. Родители его в свой день тоже придут к нему и обретут с ним мир и покой, и паства моя продолжит расти».

 

Марк Нилыч вздрогнул. Испуг отразился в его глазах. Он догадался, что голос идёт из головы. Он знал, что это не его мысли, не его слова, и с ужасом понял, Кто говорит с ним.

 

Горячие слёзы брызнули из глаз Марк Нилыча, но внезапно досада ещё большим жаром обожгла его сердце.

 

- Ты создал мальчишку! Ты создал его сердце! А жить ему не больше года. Зачем всё это?! – воскликнул Марк Нилыч.

 

- Сей отрок, - продолжил тот же голос, - вернётся в дом мой скоро, как службу свою свершивший. Не послан в мир он для потери, но чтоб вернуть ко мне пропащую овцу.

 

Марк Нилыч дрогнул и в страхе закрыл лицо руками, стараясь удержаться от рыданий, которые спазмами душили его.

 

Во время обхода больных, Марк Нилыч, присев на кровать спящего Павлика,  внимательно рассматривал его. Он впервые видел в нём не просто больного ребёнка, а душу, наследующую жизнь вечную.

 

Родители мальчика сидели рядом.

 

Марк Нилыч положил ладонь на руку ребёнка и почувствовал особенную важность момента.

 

Вдруг мальчик открыл глаза, посмотрел на доктора и с трогательной простотой  спросил: - Доктор, вы видели моё сердце?

 

Глаза хирурга были влажные, необычная доброта струилась из них. Он кротко ответил: - Да, видел.

 

- Что вы нашли там? – восторженно смотрел на врача, не отрываясь, маленький Павлик.

 

У Марка Нилыча из глаз выкатились две большие слезы:

 

- Я нашёл там Христа.

 

Цена чуда 

«Ты еси Бог, творяй чудеса»

                                                                                  

Маленькая Таня вошла в свою спальню, вытащила из потаенного места в шкафу банку из-под варенья, открутила крышку и высыпала на кровать монетки, которые ей удалось скопить за долгое время. Она тщательно пересчитала их раз, потом другой и затем третий. Сумма была та же. Ошибки быть не могло.

 

Аккуратно положив монеты обратно, она накрепко закрутила банку и, незаметно выбежав из дома, побежала в центральную аптеку их небольшого городка, что была в шести кварталах от дома.

 

Пробежав по мокрому снегу, Таня, разрумянившись, вошла в помещение, наполненное запахом лекарств, подошла к прилавку и увидела аптекаря, который стоял в стороне и беседовал с каким-то мужчиной. Она терпеливо ждала, когда он обратит на нее внимание, но безуспешно, аптекарь был очень увлечен своей беседой с другим посетителем.

 

Простояв довольно долго, Таня провела сапожком по линолеуму, делая скрипящий звук и стараясь привлечь к себе внимание. Но это не помогло. Тогда она прочистила горло, изобразив самый страшный звук, который могла, но и это не помогло. Сняв с себя варежки, которые остались висеть на резинке, продетой под искусственной шубкой, она вытащила из-за пазухи банку с мелочью, открутила крышку и высыпала монетки на стеклянный прилавок. И это сработало.

 

Недовольный аптекарь обернулся на шум и спросил несколько раздраженным тоном:

 

- И что тебе надо?

 

И продолжил, не дожидаясь ответа:

 

- Я разговариваю со своим братом из Москвы, которого уже не видел сто лет!

 

- А я хочу поговорить о своем брате, - сказала Таня с такими же раздраженными нотками. – Он очень, очень больной, и я хочу купить чудо!

 

- Что, что? – спросил ее аптекарь.

 

- Его зовут Андрюша. У него что-то плохое растет в голове, и мама сказала, что только чудо спасет его. Скажите, сколько стоит чудо?

 

- Мы здесь чудесами не торгуем, девочка. Извини, но я не могу тебе помочь, - сказал аптекарь, чуть смягчив голос.

 

- Послушайте, у меня есть деньги заплатить за это. И если этого не будет достаточно, я найду еще. Скажите только, сколько это стоит!

 

Брат аптекаря, солидный, хорошо одетый мужчина, наклонился и спросил маленькую девочку:

 

- Что за чудо нужно твоему брату?

 

- Я не знаю, - ответила Таня. – Мама говорит, что он очень больной и только чудо может помочь. Нужна операция, а у папы нет денег. Я подумала, что, может, хватит моих.

 

- Сколько же у тебя денег? – спросил мужчина.

 

- Тридцать рублей и тридцать копеек! – ответила Таня, заметно возвысив голос. – Это все, что у меня есть, но если надо я достану еще.

 

- Что за чудесное совпадение! – улыбнулся мужчина. – Тридцать рублей и тридцать копеек – это точная цена за чудо для маленьких братиков.

 

Он сложил ее мелочь в одну руку, а другой – взял ее за варежку и сказал:

 

- Отведи меня, где ты живешь. Я хочу увидеть твоего брата и познакомиться с твоими родителями. Мы посмотрим, если у меня есть чудо, которое тебе нужно.

 

Хорошо одетый мужчина оказался известным нейрохирургом Федоровым из столичной клиники. Он сделал Таниному брату бесплатную операцию, и прошло совсем немного времени, когда Андрюша снова оказался дома совершенно здоровым.

 

Счастливые мать и отец сидели и говорили о том удивительном стечении обстоятельств, которые привели их к такой радости.

 

- Этот хирург – был настоящее чудо! – шептала мама. – Я даже не могу себе представить, сколько б это могло стоить.

 

Таня улыбалась. Она точно знала, сколько стоит это чудо… тридцать рублей и тридцать копеек… плюс вера маленькой сестренки.

25 мая 2020   Просмотров: 16 184