Голубеющий Ватикан, или Что сказал папа римский Франциск

Это лабиринт, где нет другого средства, кроме золота.

За золото же там продадут небо и Иисуса Христа.

Петрарка о Ватикане

 

Последние времена, о которых говорит Православная Церковь, –понятие не календарное. Они внутри нас. Это образ, сопутствующий человеку с катастрофы грехопадения. И определенные силы их всячески стараются приблизить. Но наступят ли они в действительности, зависит от нас.

 

В конце июля 2013 г. глава католической церкви впервые открыто заявил о «толерантности» к мужеложникам. Сделано это было очень хитро и внешне вполне по-христиански (и не случайно в дни Крещения Руси). Папа римский Франциск заявил: «Если человек - гей и обладает доброй волей и стремится к Богу, кто я такой, чтобы судить его?»

 

https://www.bbc.co.uk/russian/society/2013/07/130729_pope_gay_attitude.shtml

 

Я давно ожидал этого заявления и сейчас постараюсь разобрать его, чтобы показать, какую философскую линию избрал иезуит Бергольо для постепенной легитимизации этого греха. Почему я называю папу римского иезуитом? Просто потому, что он прежде всего иезуит, а уж потом папа римский. И кто хоть краем уха слышал об ордене иезуитов, понимает, о чем речь (об иезуитах прекрасно рассказано в лекции https://youtu.be/s1cisJeyIjg?t=35m20s – с 35:20). Так же, как любой человек, имеющий гражданство США и другой страны, прежде всего гражданин США, а уж затем все прочее (прочитайте присягу США).

 

Итак, давайте разберем смысл фразы Бергольо. Вначале несколько слов о мировоззрении в целом, ибо без этого будет непонятен намек «непогрешимого» папы.

 

Говоря кратко, у бытия есть две стороны – умозрительная и чувственная. Умозрительная – это сфера идей, чувственная – это сфера телесных чувств. Таковы же возможны и типы мировоззрения. Умозрительное мировоззрение видит то, что недоступно плотскому рассудку, ибо превосходит осязаемые вещи. Это мир идей, воплощающихся в вещах. Вещи являются лишь носителями этих идей. Каждая вещь восходит к своему архетипу, как к истоку, из которого берт начало («архэ» - начало по-гречески). Нет вещей без содержащихся в них идей. Вещь – это сосуд для идеи, как и тело – сосуд души. Нет ни одной вещи, которая была бы сама по себе. Она непременно что-то выражает. Что именно? Свою идею. Умение и стремление видеть эти идеи составляет сущность умозрительного, духовного, идейного мировоззрения.

 

Исходя из этого, ясно, что любой мужеложник – носитель идеи мужелоства, носящий ее в себе и распространяющий как заразу. Марш этих вырожденцев – это демонстрация идеи вырождения и смерти. Они-то прекрасно это понимают и стремятся именно к пропаганде греха. Пропаганда потому и возможна, что идея проникает в других людей и овладевает ими. Как элекромагнитное поле в проводнике распространяется и возбуждает электрический ток (а не от прямых столкновений электронов друг с другом), так и идея распространяется в виде поля, захватывая в свою сферу притяжения все больше людей (а не от прямых контактов с мужеложниками). Вот почему размножение пропагандой возможно. И вот почему необходимо ее пресечь.

 

Понимая это, глобальная верхушка давно ведет пропаганду другой идеи. Она транслирует чувственное мировоззрение. Его смысл в том, что существуют только чувственно осязаемые вещи и что идей не существует. Есть только материальный мир, а идеи – это плод нашего воображения. Поэтому человек – сумма атомов, все есть тело, и вообще живи для телесных наслаждений. Только материальное признается существующим («они же вас не трогают»), а идеи изгнаны и высмеяны. И однако же нужно понимать, что это тоже идея, только нигилистическая. Но она очень эффективна в разрушении духовности.

 

Вот к этой-то идее, к этому мировоззрению и обращается уже официальный Ватикан. Вместо того, чтобы осудить мужеложство как греховную идею, Бергольо призывает не судить ее носителей. Какое «великодушие»! А точнее, какая иезуитская хитрость. Он по умолчанию продвигает мысль, что идей нет, а есть отдельные вещи. Значит, и люди – это просто тела. Конечно, так прямо он еще не сказал, но вектор задан именно в этом направлении. Расшифровать его – вот наша задача.

 

Мы же должны ясно понимать: мы осуждаем не мужеложников самих по себе, но – мужеложство. Как и Православная Церковь осуждает не грешников, но – грех. Тот, кто не видит греха, слепой. Как слеп и тот, кто не видит идей. Вот такими слепцами нас и хотят сделать. А слепому можно подсунуть уже что угодно, в том числе выдать ложь за истину.

 

Итак, наша задача состоит в том, чтобы:

 

1. Ясно видеть (по крайней мере стараться видеть) идеи, которые содержатся в материальном мире.

2. Уметь отличать идеи от носителей.

3. Не осуждать грешника (ибо все мы грешны), но осуждать грех. Никакой поблажки греху! Умение видеть грехи, в том числе свои, - вот что должно нами руководить. И тогда, когда мы этому научимся, никакой грех в нас не проникнет. Тогда мы дадим отпор любому греху.

 

Но поскольку у нас нет времени долго ждать, то работать над собой нужно начинать прямо сейчас. И немаловажную роль здесь должна сыграть мировоззренческая подкованность. Для этого и была написана статья. Если она кому-то пригодится, значит, достигла своей цели.

 

Евгений Чернышев, Донецк https://vk.com/e_chernyshev

Союз граждан Украины https://www.ungu.org

8 августа 2013   Просмотров: 5 699