ЕС проводит переоценку украинского кризиса

События последних дней, связанные с решением Киева продолжить силовую операцию на Юго-Востоке, говорят о том, что П.Порошенко так и не смог выйти из-под внешнеполитического контроля со стороны США. Он всё-таки дал «добро» на реализацию на Украине американского сценария.

На фоне происходящих событий мало внимания было уделено той корректировке внешнеполитических позиций западных игроков на украинском направлении, которые наметились в последнее время.

В частности, страны ЕС, которые и раньше не были готовы поддерживать позицию США по давлению на Россию и со смешанными чувствами смотрели на карательную акцию на Донбассе, похоже, наконец начали проводить более последовательную политику на украинском направлении.

В частности, ЕС дал четко понять, что не силовое решение украинского кризиса, а лишь переговорный процесс – вот ключ к преодолению сложившейся ситуации. На это были направлены и переговоры 30 июня. В телефонном разговоре в четырехстороннем формате П.Порошенко, А.Меркель, Ф.Олланда и В.Путина было решено в ближайшее время организовать консультации контактной группы по украинском кризису с участием второго президента Украины Л.Кучмы, посла РФ на Украине М.Зурабова и специального представителя ОБСЕ Х.Тельявини.

Ставилась цель достичь следующих договоренностей: двустороннее безусловное прекращение огня, освобождение всех заложников, введение контроля на украинско-российской границе при мониторинге и верификации ОБСЕ. Также в ходе разговора была достигнута договоренность, что министры иностранных дел четырех стран безотлагательно начнут работу по уточнению механизмов реализации указанных в телефонном разговоре целей.

Казалось бы, достигнут четкий и понятный план мирного урегулирования кризиса. Однако буквально через несколько часов после этих переговоров П.Порошенко в одностороннем порядке принимает решение продолжить силовую операцию. И хотя позже главы европейских государств заявили, что они понимают и принимают решение П.Порошенко, однако в целом это не меняет общей картины: Порошенко сознательно нарушил все достигнутые с европейцами договоренности. И скорее всего, под жестким давлением США.

При этом Европа (прежде всего Германия и Франция, при явной поддержке еще целого ряда ключевых европейских стран) продолжает настаивать на мирном решении. В частности, 4 июля П.Порошенко вновь провел телефонный разговор с канцлером Германии А.Меркель и президентом Франции Ф.Олландом. Предмет разговора – возобновление не позже 5 июля деятельности трехсторонней контактной группы для продолжения условий устойчивого прекращения огня, а также скорейшего освобождения всех заложников. Источники в менее проверенных украинских СМИ также подтверждают, что Европа (прежде всего Германия) осуществляет активное давление на Киев с целью предотвратить кровавую бойню на Украине. Однако пятое июля прошло и стало понятно, что эти усилия либо не увенчались успехом вообще, либо были очень ограниченными.

6 июля состоялся очередной телефонный разговор глав внешнеполитических ведомств РФ, Германии, Франции. Акцентировалось внимание на выполнение берлинских договоренностей от 2 июля «о скорейшем созыве контактной группы с целью согласования между Киевом и юго-востоком Украины безусловного устойчивого прекращения огня».

При этом Европа, похоже, готова более внимательно относиться к точке зрения России на происходящее на Украине. Уровень восприятия в Европе фактов гуманитарной катастрофы на Донбассе и ответственность киевской власти за жестокое обращение с мирным населением во время борьбы с повстанцами, видимо, в дальнейшем будет только нарастать. О движении в сторону более объективной оценки роли России в украинском кризисе говорят и недавние заявления посла Франции в Москве Жана-Мориса Риппера.

Он отметил, что в ближайшем будущем вопрос о возобновлении формата G8 и возвращении в неё России может снова рассматриваться. Более того, Франция видит необходимость в проведении переговоров и упрощению визового режима для россиян.

Совершенно очевидно, что ЕС (в лице его ключевых стран) украинский кризис видит существенно иначе, чем США. И цели у них во многом отличаются. Пожалуй, единственной общей позицией, на которой США и ЕС сошлись на украинском направлении, это был сам факт госпереворота февраля 2014 года, хотя были видны существенные отличия относительно его последствий.

* * *

Сейчас же Европа видит целый ряд проблем, которые для европейцев имеют значение, но для США ничего принципиально не меняют, с одной стороны, в силу их географической удаленности от эпицентра событий, с другой – из-за геополитического значения происходящего: украинский кризис – это атака Вашингтона на Россию у самых ее границ.

Для ЕС же с каждым месяцем проблемы лишь нарастают.

Прежде всего – гуманитарная катастрофа, охватившая Юго-Восток страны (а потенциально и изрядную часть Центральной Украины) явно приведет к росту беженцев. И бежать люди будут в т.ч. в ЕС. При этом миграционные проблемы для ЕС сейчас едва ли не более серьезные, чем все иные. Не случайно именно вопрос безвизового режима с Украиной движется медленнее всего, несмотря на видимую внешнеполитическую поддержку нового режима.

Второй фактор – экономический. Продолжающиеся боевые действия разрушают экономический потенциал Украины. С одной стороны, ЕС от этого может выиграть, ведь тем самым уничтожается потенциал возможных конкурентов. Однако это вопрос, скорее, стратегический. В тактическом же плане Киев начнет еще настойчивее требовать новых займов (может, и безвозмездных сумм) на восстановление региона. Об этом уже идет речь – в упоминавшемся телефонном разговоре П.Порошенко с европейскими лидерами, который состоялся 4 июля, он обратил внимание руководства европейских стран на донорскую конференцию, цель которой, помимо прочего, -  начало сбора средств на восстановление уничтоженных зданий и инфраструктуры в Донецкой и Луганской областях.

Киев уже готов выставлять Европе счет за свой кризис. И именно Европе, а не США. И США подобную идею будут всячески поддерживать, поскольку с большим удовольствием заплатят европейскими деньгами за свои авантюры на Украине.

Кроме того, появятся проблемы, связанные с подписанием соглашения с ЕС. Хотя сейчас все заявляют, что Соглашение об ассоциации Украины с ЕС  -  это панацея от всех украинских проблем Украины, однако совсем скоро мы услышим другую риторику. Услышим, что Украина не имеет нужных ресурсов, чтобы перейти на европейские технические стандарты, не в состоянии (прежде всего финансово) выполнять требования, содержащиеся в соглашении. И это снова станет фактором давления на ЕС, от которого будут требовать заплатить за все это. И суммы будут называться куда большие, чем озвучивались в свое время Н.Азаровым и В.Януковичем, потому что киевская власть запишет туда и потери промышленности Донбасса от боевых действий с повстанцами.

К экономическим факторам можно также отнести практически потерю для Украины рынка в России и странах ТС. Несмотря на все националистические выкрики о закрытии любого сотрудничества с Россией, факты вещь упрямая – Россия для Украины остается торговым партнером номер один. Даже если в результате текущих событий чисто технически первое место займет ЕС, это вовсе не означает, что потерянные объемы торговли с Россией можно будет легко восстановить на новых рынках. На самом деле этих рынков нет, и украинское руководство (равно как и их кураторы из США) это прекрасно понимают. При этом именно Евросоюз попросят заплатить за это. Европа это отлично понимает, поэтому с завидным упорством пытается решить проблему через трехсторонние консультации, ища компромиссное решение в треугольнике экономических отношений ЕС-РФ-Украина.

Третий фактор – долгосрочная дестабилизация. Германия лучше многих знает, что такое проблема реинтеграции страны и сколько это может стоить. Мирное объединение двух Германий, которые не были отягощены наследием пусть и не длинной, но гражданской войны, стоило триллионы долларов. Немцы прекрасно понимают, что силовое решение юго-восточного конфликта решением вовсе не является. Это лишь потенциальное зерно для новых дестабилизаций, и не исключено войн, что может сказаться на экономической состоятельности Украины в будущем.

* * *

Понятно, что Германию и ЕС в целом сама Украина волнует мало, но то, что через Украину идут такие важные для Европы энергоресурсы, что это огромная территория, где недостаток стабильности может привести к новым рискам для ЕС, – это те проблемы, которые волнуют Европу и европейцев.

Все вышеприведенные факторы вынуждают Европу и США занимать существенно отличающиеся позиции на украинском направлении. И не исключено, что в ближайшем будущем мы увидим весьма неожиданные решения ЕС по Украине.

Точно так же, если США будут настаивать на жестком противостоянии с Россией по украинскому вопросу, это может породить новое стратегическое охлаждение между Европой и США на отдаленную перспективу. Кстати, как это было вокруг Ирака.

Уже сейчас понятно, что Европа провела первичную переоценку событий на Украине за прошедшие шесть месяцев и ищет пути не столько извлечения выгоды из ситуации, сколько минимизации рисков. Приоритетной же целью для них остается, видимо, уменьшение давления США на П.Порошенко, хотя надежд на это не слишком много.

8 июля 2014 Просмотров: 5 769