С Дома Печати в Грозном началась террористическая война США против России

Произошедшая в Грозном попытка прорыва и последующие боестолкновения, с одной стороны, явно не были запланированы боевиками, которые не смогли незамеченными пройти через пост ДПС. В этом смысле гаишники, приняв на себя первый удар и погибнув, спасли огромное число людей. Далее включилась стандартная схема реагирования, после чего боевиков блокировали и уничтожили.

 

С другой стороны, один в один события в Грозном подтвердили то, о чем предупреждал пробывший в Сирии более года с небольшими перерывами Василий Павлов, рассказывая о тактике действий боевиков и возможных опасностях такой тактики.

 

Точечное одиночное столкновение с террористами отрабатывается по схеме: вначале все имеющиеся под рукой силы стараются организовать погоню и блокировать боевиков в одном месте, после чего вызванные спецподразделения их уничтожают. Понятно, что первый этап — блокирование — проводится людьми, которые менее подготовлены, чем спецподразделения. Собственно, и потери — практически 1:1 — говорят об этом.

 

Проблема в том, что одновременный удар нескольких террористических групп сразу по большой площади в такой схеме не предусмотрен, да и невозможно его ни предугадать, ни адекватно отразить. В такой ситуации количество жертв среди сил правопорядка и мирных жителей возрастет кратно. Пока у террористов просто нет в достаточном количестве людей, способных организовать подобную атаку, однако это пока.

 

События в Грозном для сегодняшней Чечни нехарактерны — ситуация в республике наиболее благополучна по сравнению с другими регионами Северного Кавказа. Скорее всего, нападение было вынужденным — террористы везли с собой значительное количество взрывных устройств, бесполезных для боя, поэтому они и не были использованы. Готовился масштабный теракт, но не бой в городе.

 

Тем не менее, Ближний Восток с его тысячными отрядами боевиков по соседству с Северным Кавказом может резко изменить всю обстановку на наших окраинах. Обладающие опытом боевых действий, в том числе и городских, русскоязычные исламисты представляют нешуточную угрозу.

 

Борьба в высшем руководстве США, в результате которой ушел министр обороны, во многом связана с выработкой новой стратегии на Ближнем Востоке. США обеспокоены тем, что Исламское государство ведет себя во многом не так, как на это строился расчет: оно отказывается вести войну с Асадом — во всяком случае, интенсифицировать боевые действия с ним. На сегодня во многом обстановка стабилизировалась и постепенно перемещается в Ливан — нынешний союзник ИГ Джебхат ан-Нусра на полном серьезе берется за эту страну. Буквально сегодня пришло сообщение о том, что она угрожает семьям ливанских военных — это говорит о серьезном сопротивлении ливанской армии и невозможности для Ан-Нусры перейти к полномасштабным боям не только в приграничных районах.

 

Исламское государство на сегодня во многом занято внутренними проблемами: у него кризис роста. Слишком большие территории были захвачены во время летнего наступления. Слишком большие для ее нынешних возможностей. У ИГ не так много бойцов, чтобы одновременно вести войну на четырех направлениях — с курдами, Асадом, Багдадом и конкурирующими боевыми группировками. Приходится ранжировать угрозы и выделять приоритеты. Асад явно находится в самом низу их списка. Кроме того, нужно создавать структуры управления, налаживать сбор ресурсов с покоренных территорий, проводить зачистку ее от неблагонадежных и лишних людей. На это все нужны люди, причем квалифицированные.

 

Еще одна угроза — разбавив себя присягнувшими на верность ранее конкурирующими отрядами исламистов, ИГ начинает утрачивать самодостаточность и идентичность и превращаться в обычную террористическую банду. Шура ИГ понимает эту опасность и старается использовать иностранцев-боевиков на самых горячих направлениях, решая сразу много задач, среди которых — и ликвидация чужаков, слабо соответствующих изначальной идее ИГ — построению государства иракских суннитов.

 

Борьба идеологий внутри ИГ выплескивается в публичное пространство — периодически звучат заявления о необходимости строительства обширного халифата в границах далеко за пределами заявленного первоначально государства. Для ИГ переход к такой идеологии будет означать крах изначальной и довольно продуктивной идеи, превращение ее в Аль-Кайеду 2.0, что полностью устроит те же США.

 

Поэтому идея удаления части боевиков-иностранцев и переброска их на новый театр боевых действий для Шуры ИГ может стать вполне приемлемым выходом. Таких театров, по сути, два — регион Северного Кавказа и Средняя Азия. Для США с одной стороны, такой поворот событий будет означать усиление ИГ в нежелательном направлении, с другой — поможет решить задачи противостояния с Россией и Китаем. Собственно, как раз здесь и проходит тот водораздел, по которому в администрации США идут ожесточенные баталии.

 

Отставка министра обороны Чака Хейгела для России может выглядеть не слишком хорошо: он отстаивал идею проведения наземной операции коалиции с целью существенно подорвать боевые возможности ИГ и закрыть для него перспективы экспансии во всех направлениях, после чего созданием мощной обороны в курдских районах и поддержкой Ирана в районе разграничительной линии между шиитскими и суннитскими районами Ирака оставить для Государства единственный путь — войну с Асадом.

 

Не воевать ИГ не может — примитивная присваивающая экономика на захваченных территориях ставит перед ним проблему дефицита собственных ресурсов. Добыть их можно только через войну, поэтому здесь США совершенно спокойны — война будет продолжаться бесконечно.

 

Вторая точка зрения, которую отстаивают противники Хейгела: нужно создать условия для того, чтобы подготовленные боевики-иностранцы отделились от ИГ и вышли в другие регионы для того, чтобы поджечь новые войны. Средняя Азия наиболее перспективна, так как обладает огромным людским потенциалом и тяжелейшей социальной обстановкой. Кроме того, удар по Узбекистану и Киргизии создаст тяжелые последствия одновременно для Китая и России. Северный Кавказ менее интересен, зато значительная часть боевиков-иностранцев ИГ как раз выходцы из этого региона, знают его и приспособлены для боевых действий в его условиях.

 

Отставка Хегела означает, что его точка зрения в значительной мере отброшена. Недавняя информация о том, что Саудовская Аравия и США рассматривают возможность нанесения удара по Асаду одновременно с ударом по ИГ говорит об этом — Асад остается проблемой Запада, спускать на него ИГ признано нецелесообразным. Значит, США будут стараться использовать ИГ для того, чтобы поджечь либо Северный Кавказ, либо Среднюю Азию. Возможно, оба региона сразу.

 

В таком случае события в Грозном могут рассматриваться как репетиция и подготовка к действиям. Она вышла не совсем удачной и подтвердила готовность силовых структур к отражению точечных ударов. Однако нет никаких гарантий, что террористы не попытаются ударить более мощно, одновременно по нескольким направлениям. Пока — с целью проверки готовности и отработки такой тактики. Затем — будут изучать результаты и готовиться в соответствии с ними.

8 декабря 2014   Просмотров: 6 495   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.