Русский доброволец: «Новороссия бедна, но свободна»

Известна поговорка о том, что героями не рождаются, а становятся. Однако герои – это не только те, кто ведет бои на передовой. Сражения не выигрываются солдатами, если за ними не стоит еще одна армия – тех, кто помогает воинам и гражданским жителям, страдающим от войны. Безкорыстный труд волонтеров без всякого преувеличения можно назвать героическим.


Сегодня мы беседуем с одним из таких добровольных помощников, принимавшим участие в событиях в Новороссии.

 

– Расскажите, пожалуйста, о себе.

 

– Меня зовут Белоногов Игорь. Родился в Сибири. Окончил командный речной техникум, работал на речном флоте, а затем предпринимательствовал.

 

– Как Вы открыли для себя Православие?

 

– Двухтысячный год – время перехода в новое тысячелетие. Однако, хотя это событие просто календарное, я начал качественно новую жизнь – бросил пить, курить и, наконец, крестился. К 2008 году осознал суетность своей прежней деятельности. На одном из крестных ходов познакомился с сотрудницей Новосибирского фонда «Дети России – будущее мира», которая лично организовывала гуманитарную миссию жителям Осетии. Стал участником этой миссии, поехал на Кавказ, работал волонтером. Мы привозили к пострадавшим от грузинской агрессии осетинам священников, разносили продукты, помогали ремонтировать и восстанавливать дома, оказывали материальную поддержку. Там практически в каждой семье были погибшие...

 

– Расскажите подробнее о таких семьях.

 

– Помню, например, семью – мать Фатима и 11 детей. Отца убили. Из имущества совсем ничего не осталось, недоставало даже необходимой одежды. Еще как-то приехали мы в один аул, зашли в дом к семье, у которой погиб мальчик – подорвался на мине, и видим, что на его детской постельке лежат игрушки, фотографии... Это у местных жителей такая традиция – на кровать умершего класть его любимые вещи, фото, и они так остаются на целый год, в знак траура. И практически во всех домах, в которых мы бывали, на кроватях лежали вещи и фотографии... Запомнился еще такой момент. Заходим в дом, а там бабушка пилит ножовкой дверь – топит ей буржуйку; другие старушки ей помогают – целлофановой пленкой затягивают окна…

 

– А где Вы трудились после возвращения из Южной Осетии?

 

– При сообществе «Много деток – хорошо» – четыре года; ходил в крестные ходы, участвовал в пикетах, выступал на конференциях против ювенальной юстиции. В 2013-м меня пригласили в фонд помощи детям-инвалидам. Там я еще пономарил при храме.

 

– Как Вы попали в Новороссию? Что Вас побудило поехать на войну?

 

– Когда начались военные действия на Донбассе, я, чувствуя вину за то, что не служил в армии, захотел ее искупить, что-то сделать по линии военной службы. Кроме того, пришло понимание, что в Новороссии идет религиозная война за Православие с фашизмом, с бандеровцами, со слугами антихриста. Кстати, то же самое было и в Осетии. Натовские войска – это цепной пес международного олигархата – Ротшильдов, Рокфеллеров и т. д. Но мир еще держится, благодаря Руси. Если бы не было России, он бы уже прекратил свое существование. Люди же воюют не за демократию, не за сытую жизнь, а за Православие. И я готов отдать жизнь за Веру, Царя и Отечество, за монархию.


И еще один момент. Последнее время перед войной на крестные ходы я брал икону «Взбранной Воеводе – Русская». И чувствую, верю, что это Она привела меня в Новороссию.


В Москве я познакомился с луганчанами, собирающими на Родину гуманитарную помощь – медикаменты и продукты. И в первый раз поехал в Новороссию с ними. Оттуда в Россию отправили за нами «Газель» ополчения, мы загрузили в нее все, что удалось подготовить, и тронулись в путь. Ехали полями; границу пересекли в районе Изварино, где летом был известный нам по новостям «котел», вся дорога там пестрела воронками. Пресвятая Богородица привела меня в 1-й освободительный батальон во имя святого Александра Невского. В основном я общался с ребятами из танкового взвода; помогал им в ремонте техники, носил воду, – словом, делал все, чтобы облегчить труд этих мужественных людей.


В Новороссии я осознал, что она бедна, но свободна. А Украина – в рабстве. В ДНР и ЛНР люди сейчас живут в крайней нищете, разоренные войной, но духовно они независимы. А на Украине граждан не расстреливают из РСЗО, у них почти нет проблем со снабжением, но они пребывают в тяжелейшем рабстве и страхе, как в ошейнике, на коротком поводке.


По прибытии комбат предложил мне на выбор несколько видов помощи, я ответил, что не против боевых действий, но у меня зрение 20% и отсутствует боевой опыт. Тогда мне поручили помогать по хозяйственной части. А поскольку я увидел, что ополченцы разуты и раздеты, то захотелось собрать для них средства в Москве; комбат дал добро.


Вернувшись в столицу, я ходил по храмам, раздавал письма – и люди начали помогать: и священники, и бизнесмены. Было закуплено 300 пар обуви, 250 комплектов зимней одежды и необходимые продукты. Все это я передал в часть во время своей второй поездки в Новороссию. Помощи хватило, и настолько, что излишки пошли на снабжение части «Август», названной в честь Августовской иконы Божией Матери. Ездили мы и на передовую, раздавали нательные крестики и иконки. В штабе тоже установили крест, разместили иконы, тексты молитв.


В это время части противника уже бросали танки, заряженные «Грады» и другую технику. Но тут последовало «перемирие», единственным плюсом которого стал обмен пленными…


Третья поездка продолжительностью в неделю состоялась в октябре. Мы опять привезли продукты, а еще – флаги Новороссии со Спасом, копировальную технику, принтер, стиральную машинку…

 

– Вам известны какие-нибудь случаи героизма в Новороссии?

 

– В первую мою поездку туда, когда враги отступали, бросая танки, а ополченцы продвигались вперед, один из наших танков вела женщина, раба Божия Ирина. Для меня это – пример выдающегося героизма.


Во второй раз с нами прибыл один казак. Перед выездом он молился: «Господи, боюсь!..», но когда приехали на место, показывал чудеса мужества – вместе с разведчиками ходил за линию фронта в серьезно укрепленное Дебальцево, все время участвовал в боях...


Сознавая, что богатство олигархов и бизнесменов обусловлено связью с оккультизмом, мы, помимо всего прочего, брали в Новороссию по 2 кг ладана. Если уж бить врага, то всем оружием сразу, а не только пулями и снарядами! Также нам удалось составить поименные списки православных воинов Донбасса и Луганщины; мы их опубликовали, и теперь люди молятся за своих защитников. Познакомились в Новороссии с обитателями дома инвалидов, в том числе инвалидов этой войны. Кстати, в это посещение нас сопровождал тот самый казак, о котором я упомянул выше. Видя страдания детей, он плакал навзрыд.

 

– А как называется Ваша служба?

 

– Служба милосердия во имя святой Великой Княгини Елисаветы. Я верю и знаю, что после своей смерти эта дивная святая помогает людям даже больше, чем при жизни. Если у кого-то возникнет желание как-либо поддержать защитников Новороссии, то звоните мне. Номер моего телефона: 8-917-560-96-50, Игорь.

 

– А есть ли какой-нибудь перечень необходимых продуктов и вещей?

 

– Да, в первую очередь нужны крупы, растительное масло, рыбные и мясные консервы, сахар и чай. В Новороссии гуманитарная катастрофа – разрушена практически вся инфраструктура.

 

– Что бы Вы хотели сказать в заключение нашей беседы?

 

– Об этом я говорил на конференции 7 сентября 2014 года в Доме туриста, и сейчас повторю: нельзя нам отдавать фашистам Киево-Печерскую и Почаевскую лавры. Если мы их оставим – небо падет на нас.

 

– Спаси Господи! Помощи Божией в Ваших добрых трудах!

 

Беседовал Виктор Заречный


Источник: газета «Православный Крест», № 8 (128) (от 15 апреля 2015 г.)

21 апреля 2015   Просмотров: 4 308   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.