«Он оставляет Россию более великой, чем ее получил». В 1894 году почил Государь Император Александр III

«Богу Всемогущему угодно было в неисповедимых путях своих прервать драгоценную жизнь горячо любимого родителя нашего, Государя Императора Александра Александровича. Тяжкая болезнь не уступила ни лечению, ни благодатному климату Крыма, и 20 октября он скончался в Ливадии, окруженный Августейшей семьей своей, на руках ее Императорского Величества Государыни Императрицы и наших.

Горя нашего не выразить словами, но его поймет каждое русское сердце, и мы верим, что не будет места в обширном Государстве нашем, где бы не пролились горячие слезы по Государю, безвременно отошедшему в вечность и оставившему родную землю, которую он любил всею силою своей русской души и на благоденствие которой он полагал все помыслы свои, не щадя ни здоровья своего, ни жизни. И не в России только, а далеко за ее пределами никогда не перестанут чтить память Царя, олицетворявшего непоколебимую правду и мир, ни разу не нарушенный во все его царствование».

Этими словами начинается манифест, возвестивший России о восшествии Императора Николая II на прародительский престол.

Правление Императора Александра III, получившего наименование Царя-Миротворца, не изобиловало внешними событиями, но оно наложило глубокий отпечаток на русскую и на мировую жизнь. За эти тринадцать лет были завязаны многие узлы – и во внешней, и во внутренней политике, – развязать или разрубить которые довелось его сыну и преемнику Государю Императору Николаю II Александровичу.

И друзья, и враги императорской России одинаково признают, что Император Александр III значительно повысил международный вес Российской Империи, а в ее пределах утвердил и возвеличил значение самодержавной царской власти. Он повел русский государственный корабль иным курсом, чем его отец. Он не считал, что реформы 60-х и 70-х годов – безусловное благо, а старался внести в них те поправки, которые, по его мнению, были необходимы для внутреннего равновесия России.

После эпохи великих реформ, после войны 1877–1878 годов, этого огромного напряжения русских сил в интересах балканского славянства, – России во всяком случае была необходима передышка. Надо было освоить, «переварить» произошедшие сдвиги.

В Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете известный русский историк, проф. В.О. Ключевский, в своем слове памяти Императора Александра III через неделю после его кончины сказал: «В царствование Императора Александра III мы на глазах одного поколения мирно совершили в своем государственном строе ряд глубоких реформ в духе христианских правил, следовательно, в духе европейских начал – таких реформ, какие стоили западной Европе вековых и часто бурных усилий, – а эта Европа продолжала видеть в нас представителей монгольской косности, каких-то навязанных приемышей культурного мира <...>.

Прошло 13 лет царствования Императора Александра III, и чем торопливее рука смерти спешила закрыть его глаза, чем шире и изумленнее раскрывались глаза Европы на мировое значение этого недолгого царствования. Наконец и камни возопили, органы общественного мнения Европы заговорили о России правду, и заговорили тем искреннее, чем непривычнее для них было говорить это. Оказалось, по этим признаниям, что европейская цивилизация недостаточно и неосторожно обезпечила себе мирное развитие, для собственной безопасности поместилась на пороховом погребе, что горящий фитиль не раз с разных сторон приближался к этому опасному оборонительному складу и каждый раз заботливая и терпеливая рука русского Царя тихо и осторожно отводила его <...>.
 
Европа признала, что Царь русского народа был и Государем международного мира, и этим признанием подтвердила историческое призвание России, ибо в России, по ее политической организации, в воле Царя выражается мысль его народа, и воля народа становится мыслью его Царя. Европа признала, что страна, которую она считала угрозой своей цивилизации, стояла и стоит на ее страже, понимает, ценит и оберегает ее основы не хуже ее творцов; она признала Россию органически необходимой частью своего культурного состава, кровным, природным членом семьи своих народов <...>.

Наука отведет Императору Александру III подобающее место не только в истории России и всей Европы, но и в русской историографии, скажет, что он одержал победу в области, где всего труднее достаются эти победы, победил предрассудок народов и этим содействовал их сближению, покорил общественную совесть во имя мира и правды, увеличил количество добра в нравственном обороте человечества, ободрил и приподнял русскую историческую мысль, русское национальное самосознание, и сделал все это так тихо и молчаливо, что только теперь, когда его уже нет, Европа поняла, чем он был для нее».

Если профессор Ключевский, русский интеллигент и скорее «западник», останавливается больше на внешней политике Императора Александра III и, видимо, намекает на сближение с Францией, – о другой стороне этого царствования в сжатой и выразительной форме высказался ближайший сотрудник покойного монарха К.П. Победоносцев: «Все знали, что не уступит он русского, историей завещанного интереса ни на польской, ни на иных окраинах инородческого элемента, что глубоко хранит он в душе своей одну с народом веру и любовь к Церкви Православной; наконец, что он заодно с народом верует в непоколебимое значение власти самодержавной в России и не допустит для нее, в призраке свободы, гибельного смешения языков и мнений».

В заседании Французского сената его председатель Шалльмель-Лакур сказал в своей речи (5 ноября 1894 г.), что русский народ переживает «скорбь утраты властителя, безмерно преданного его будущему, его величию, его безопасности; русская нация под справедливой и миролюбивой властью своего Императора пользовалась безопасностью, этим высшим благом общества и орудием истинного величия».

В таких же тонах отзывалась о почившем русском Царе большая часть французской печати: «Он оставляет Россию более великой, чем ее получил», – писал «Journal des Debats»; a «Revue des deux Mondes» вторила словам В.О. Ключевского: «Это горе было и нашим горем; для нас оно приобрело национальный характер; но почти те же чувства испытали и другие нации <...>. Европа почувствовала, что она теряет арбитра, который всегда руководился идеей справедливости».
 
С.С. ОЛЬДЕНБУРГ
Царствование Николая II.
Т. I. Белград, 1939.
2 ноября 2015   Просмотров: 2 689   
2 ноября 2015 10:53

ГРОЗНОЕ ЗНАМЕНИЕ ОТ ИКОНЫ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ
25 Октября 2015 года
Памяти Святых Отцев VII Вселенского Собора

Спаси Господи, отец диакон Алексий за точное описание событий 787 года и роли святых отцев VII Вселенского Собора, которых мы сегодня с благодарностью глубочайшей вспоминаем.
Дорогие мои, хочу еще раз подчеркнуть главную мысль, которую сегодня сформулировал отец диакон Алексий Аверьянов. Икона – это окно, через которое на нас взирает Господь наш Иисус Христос с Матерью Божией и со святыми своими угодниками. Через икону Небо взирает на нас, прослеживает наши жизненные пути, а мы через икону, дорогие мои, как через духовное окно, прослеживаем пути Промысла Божиего. На фоне иконы открываются тайны духовного мира.
И в этой связи хочу рассказать об экстраординарном событии, произошедшем минувшей ночью – с 24 на 25 октября 2015 года – в нашем храме.
Ночью лампада перед иконой Святых Царственных Мучеников с чрезвычайной силой вспыхнула, зажегся весь подсвечник и в течение нескольких мгновений полыхал ярким пламенем, не повредив огнем ничего рядом, что совершенно удивительно.
Дорогие мои, напомню вам, что наша община является инициатором прославления Святых Царственных Мучеников в России и наш храм является первым храмом Царственных Мучеников в России.
И это не только наше усердие, это произволение Царицы Небесной, ибо святая икона Богоматери Троеручицы, перед которой Царственные Мученики приняли свою исповедническую и великомученическую кончину, эта икона из Торонто, Канада, прилетела к нам в город Подольск, 6 июля 2003 года, гостила у нас почти 5 часов и затем отправилась в Екатеринбург в храм на крови Святых Царственных Мучеников.Знаменательно, дорогие мои, и понятно почему сегодня произошли эти архиважные события – знамение от иконы Святых Царственных Мученников, фактически первой иконы Царственных Мученников в России.
Что это за знамение?
Я обращаюсь сегодня от лица нашей общины к президенту России Владимиру Путину, патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и перед Лицем Божиим сообщаю им об этом грозном знамении — необходимо остановить инсинуации следователя Владимира Соловьева!
Анафема да будет этому спекулянту на духовные темы, который выдает останки каких-то несчастных людей, за останки Святых Царственных Мученников, вместе с треокаянным Гелием Рябовым!
Государь очень ясно сказал: «Могилы моей не ищите!» Проклятые богоненавистники убили нашего Государя с Августейшим Семейством, разрубили их тела на части мясницким топором, бросили их честные останки в кислоту, затем сбросили оставшиеся кости в шахту и потом еще забрасывали ручными гранатами. О каких черепах может идти речь?! О каких костях может идти речь?! Все уничтожено, все разгромлено и все кануло в вечность!
Этот нечестивец Соловьев со своими присными, которых мы хорошо знаем, вновь являет кости каких-то несчастных людей, якобы в виде Святых останков Царственных Мученников, вопреки конкретному неприятию его частного мнения Полнотой Церкви и как мне вчера сообщили, он предполагает открыть могилу Государя Александра II для ДНК анализа.
Дорогие мои, сегодняшнее ночное событие — факел огненный, перед иконой Святых Царственных Мученников, является прямым и грозным предупреждением правителям России, как церковным, так и светским.
Если они не остановят это беззаконие товарища Соловьева, то новые бедствия в ближайшее время постигнут Русскую Землю в наказание за невиданное в истории Святой Руси святотатство.
Дай, Господи, дорогие братья и сестры, чтобы грозное страхование за Русскую Землю, которое я пережил минувшей ночью, как настоятель первого храма Святых Царственных Мученников в России, было услышано Божиим Народом и правителями России была остановлена трагическая попытка подмены честных мощей Святых Царственных Мученников. Аминь.
Митрофорный Протоиерей Алексий Аверьянов,
город Подольск

  Жалоба      1
-->