РОЖДЕСТВО ГОСПОДА БОГА и СПАСА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА. (ВИДЕО)

«Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума». Свет разума – это Божественная мудрость, это Божественная истина, которая открыта людям через Господа нашего Иисуса Христа. Это конечная, абсолютная истина; и какое великое счастье, что Бог дал эту истину, эту мудрость роду человеческому!
 
Он дал нам некое мерило правды, мерило истины, ведь человеческий разум может производить на свет не только то, что в полной мере отображает опыт и мудрость людей, но и то, что является производной от его греховного начала...
 
Задача Церкви, которая с трепетом празднует Рождество Спасителя и утверждает, что Он есть Свет истины, и заключается в том, чтобы каждому человеку говорить о самом главном, о том, что Божественная истина есть мерило истины человеческой, но никак не человеческая мудрость является мерилом Божественного откровения.
 
Вот почему, критически воспринимая все, что происходит от человеческого ума, мы преклоняем свои колена и с трепетом, с глубокой непререкаемой верой, как дети, воспринимаем Слово Божие, в котором и заключена Божественная истина!

Рождество Христово.
Праздник посвящен воспоминанию рождения Господа Иисуса Христа от Пресвятой Девы Марии в царствование императора Октавиана Августа в городе Вифлееме.

Август повелел сделать всенародную перепись во всей своей империи, к которой относилась тогда и Палестина. У евреев был обычай вести народные переписи по коленам, племенам и родам; всякое колено и род имели свои определенные города и праотеческие места, потому Преблагословенная Дева и праведный Иосиф, как происходившие от рода Давидова, должны были идти в Вифлеем (город Давида), чтобы внести и свои имена в список подданных кесаря.

В Вифлееме они не нашли ни одного свободного места в городских гостиницах. В известняковой пещере, предназначенной для стойла, среди сена и соломы, разбросанных для корма и подстилки скоту, среди чужих людей, в обстановке, лишенной не только земного величия, но даже обыкновенного удобства, родился Богочеловек, Спаситель мира. О рождестве Иисуса Христа см. Мф. 1, 18-25; Мф. 2, 1; Лк. 2, 1-20.

Первым о рождении Спасителя в пещере упоминал живший во II веке святой мученик Иустин Философ, а во времена Оригена (+ 254) уже показывали пещеру, в которой родился Спаситель. После прекращения гонений на христиан, императором Константином Великим над этой пещерой был сооружен храм, о котором писал древний историк Евсевий Памфил.

Эта пещера, как считают многие авторы, находилась в горе, которая стала соотноситься с самой Богородицей, а пещера – с ее чревом, вместилищем Невместимого Бога. По другому толкованию, пещера понимается как темное место, означающее собою падший мир, в котором воссияло Солнце правды – Иисус Христос.

Безболезненно родившая Богомладенца Пресвятая Дева Сама, без посторонней помощи, «повит Его и положи в яслех» (Лк. 2, 7). Но среди полночной тишины, когда все человечество объято было глубочайшим греховным сном, весть о Рождестве Спасителя мира услышали пастухи, бывшие на ночной страже у своего стада. Им предстал ангел Господень и сказал: «Не бойтеся, се бо благовествую вам радость велию, яже будет всем людем.
 
Яко родися вам днесь Спаситель, иже есть Христос Господь, во граде Давидове» (Лк. 2, 10–11), и смиренные пастыри первыми удостоились поклониться ради спасения людей Снисшедшему до «рабия зрака». Кроме ангельского благовестия вифлеемским пастырям, Рождество Христово чудесною звездою возвещено было волхвам-звездословцам. В лице восточных мудрецов весь языческий мир, незримо для него самого, преклонил свои колена пред истинным Спасителем мира, Богочеловеком.
 
Войдя в храмину, где был Младенец, волхвы «падше поклонишася Ему, и отверзше сокровища своя, принесоша Ему дары: злато, и Ливан, и смирну» (Мф. 2, 11).

Говорить о дне, месяце и годе рождения Иисуса Христа как о доподлинно известных невозможно, поскольку ни Священное Писание, ни Священное Предание не говорят нам о действительной дате рождения Иисуса Христа. Опираясь на данные евангелистов и совокупность исторических, хронологических, археологических и астрономических данных, можно лишь с известной долей вероятности вычислить предполагаемую дату Христова рождества.

Большинство исследователей считает, что нижняя граница возможного года рождения Иисуса Христа - это 7 г. до н.э., а наиболее вероятный - 5 г. до н.э. Точно можно сказать, что Господь родился незадолго до 750 года от основания Рима (4 г. до н.э.)

Среди данных, на которые опираются при вычислении даты Рождества Христова, можно выделить следующие указания из Евангелия:

служение священника Захарии - отца Иоанна Предтечи и благовестие ему Ангела;
правление царя Ирода во время рождения Христа;
появление на небе звезды, которую увидели волхвы;
перепись Квириния;
начало проповеди Иоанна Предтечи и, вероятно, Господа в 15 год Тиберия;
примерный возраст Христа при начале служения;
слова иудеев о возрасте Христа;

Работавший в IV веке по поручению папы Юлия над составлением пасхальных таблиц, выдающийся богослов, астроном и математик тех времен монах Дионисий Малый выбрал 25 декабря 753 года от основания Рима как гипотетическую дату Рождества Христова. Именно этот год был положен в начало летосчисления "от Рождества Христова", позднее названного "нашей эрой".

С конца IV века празднование Рождества Христова установлено Церковью 25 декабря (по юлианскому календарю).

Установление церковного праздника

Первоначально праздник Христова Рождества не праздновался совсем, что видимо, связано с обычаем иудеев не праздновать свои дни рождения.

Первые известные попытки установить дату Рождества Христова и отмечать ее как один из главных христианских праздников относятся ко II-III векам.

Как отдельный праздник Рождество сформировался не сразу. Для искоренения еретических заблуждений гностиков, христиане вслед им стали праздновать Крещение Христа, именуя праздник вторым названием - Богоявлением, подчеркивая, что Христос в Крещении не получил, а явил миру Свою Божественность. Вскоре к воспоминанию Крещения христиане присоединили и празднование Рождества Христа. Оба события: Боговоплощение и Богоявление отмечались в один день - 6 января под одним названием Богоявления.

Первая известная дата празднования Рождества Христова была принята Александрийской Церковью и его можно противопоставить древнеегипетскому празднику возрождающегося солнца, зимнего солнцестояния, которое отмечалось в Египте в те времена 6 января.

Празднование Рождества Христова вместе с Богоявлением в некоторых восточных Церквах продолжалось до конца IV века, в иных - до V и даже до VI века. Памятником древнего соединения праздников Рождества Христова и Богоявления доныне в Православной Церкви служит совершенное сходство в отправлении этих праздников.

Впервые праздник Рождества Христова был отделен от праздника Крещения в Римской церкви в первой половине IV века, по преданию, при папе Юлии. Днем празднования было установлено 25 декабря, когда народы Римской империи праздновали "рождение солнца". Церковь же прославила родившегося на земле Христа - Солнце правды, дающего истинный Свет, Солнце бессмертное и не боящееся тьмы.

В середине IV века Фурий Дионисий Филокал составил «Хронограф» (354 г.), в котором впервые в западной традиции упоминается 25 декабря как дата Рождества Христова. К тому, же есть косвенные свидетельства, что праздник отмечался уже в середине 30-х годов IV столетия.

Праздник Рождества Христова, отмечавшийся 25 декабря, оказался столь убедительным и важным, что в течение IV–V веков он был принят повсеместно не только на Западе, но и на Востоке, включая самые отдаленные страны – Сирию и Армению.

Проповеди святителей Григория Богослова и Григория Нисского на два отдельных праздника Рождества и Крещения подтверждают появление данных праздников в Константинопольской Церкви. Так, Григорий Богослов произнес два слова: 25 декабря 380 года – на Рождество и 6 января 381 года – на Крещение. Разделение праздников Рождества и Крещения, утвержденное им в Константинопольской Церкви, впоследствии подтверждается в проповеди святителя Прокла Константинопольского (434–446).

В 386–388 годах святитель Иоанн Златоуст произносил проповеди, посвященные празднику Богоявления. В одной из них, сказанной 20 декабря 386 (или 387, или 388) года, приготавливая народ к празднику Рождества, святитель назвал его «самым почитаемым и священным из всех праздников». В другой своей апологии он свидетельствует, что Рождество Христово в Антиохийской Церкви введено во второй половине 70-х годов IV века.

Александрийская Церковь, как и другие Восточные Церкви, первоначально отмечала только праздник Богоявления – вплоть до первой трети V века. Скорее всего, праздник Рождества был введен в Александрии по инициативе святителя Кирилла Александрийского незадолго до Эфесского Собора. Павел, епископ Эмесский, проповедовал на праздник Рождества Христова 25 декабря 432 года в Великой церкви. Он говорил о рождении Эммануила, «по Божеству бесстрастного, по человечеству страдательного». Но даже не упоминал о Крещении. Иначе говоря, празднование 25 декабря было установлено в Александрии между 418 и 432 годами.

Таким образом, отдельный праздник Рождества был установлен в Антиохийской Церкви не ранее 376–377 годов, в конце 370-х годов – в Константинопольской Церкви, вслед за ней в малоазийских Церквах и позднее – в Александрийской (в начале 430-х гг.) [1].

Введение отдельного дня для празднования Рождества в Иерусалимской Церкви заслуживает самого пристального рассмотрения. Известно, что именно там было оказано наибольшее сопротивление установлению декабрьского праздника.

В середине V столетия патриарх Ювеналий (424–458), вернувшись в Иерусалим после Халкидонского Собора 451 г., ввел здесь на короткий срок празднование Рождества 25 декабря – причем с ориентацией не на латинский, а на византийский канон.

Однако в скором времени Иерусалимская Церковь вернулась к прежнему обычаю, который, в частности, подтверждается грузинской версией Иерусалимского лекционария конца V века, где говорится о праздновании Рождества и Крещения в Святом городе в один день – 6 января, а также данными, извлекаемыми из двух известнейших агиографических произведений Кирилла Скифопольского (VI в.), «Христианской топографии» Космы Индикоплевта и проч.

Эта ситуация сохранялась до тех пор, пока император Юстиниан Великий не написал около 560/561 года послание «О праздниках: Благовещении и Рождестве, Сретении и Крещении», адресованное Иерусалиму, то есть Иерусалимской Церкви при патриархе Евстохии (552–563/564), сетуя на то, что там нарушаются даты праздников Благовещения (25 марта) и Сретения (2 февраля). Сославшись на Лк. 1, 26–56, Юстиниан привел также ряд авторитетных мнений отцов: святителей Григория Богослова, Григория Нисского и Иоанна Златоуста, а также текст под именем блаженного Августина Иппонского, пытаясь убедить своих адресатов принять отдельный праздник Рождества.

Эти рекомендации, однако, были исполнены уже после смерти Юстиниана. По предположению литургистов, обособленное празднование Рождества 25 декабря введено в Иерусалиме после 567/568 года.

Традиции праздника

Перед праздником Рождества установлен сорокадневный Рождественский пост. День накануне Рождества – Рождественский сочельник (установлен строгий пост).

Праздник Рождества Христова имеет пять дней предпразднства (20–24 декабря) и шесть дней попразднства, отдание бывает 31 декабря.

Свидетельством древнего соединения праздников Рождества Христова и Богоявления доныне в Православной Церкви служит совершенное сходство в отправлении этих праздников. Тому и другому предшествует сочельник, когда нужно поститься «до звезды». Чин богослужения в навечериях обоих праздников и в самые праздники также совершенно одинаков [2].

Согласно с Божественным свидетельством Евангелия, отцы Церкви в своих гомилиях изображают праздник Рождества Христова величайшим, всемирным и радостнейшим, который служит началом и основанием для прочих праздников. Об этом говорят преподобный Ефрем Сирин, святители Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Амвросий Медиоланский, Иоанн Златоуст и проч.

Святитель Амвросий Медиоланский подчеркивает:

«Чем кто более любит Христа, тем тот усерднее заповеди Его хранити долженствует; да видит Он, что мы истинно в Него веруем, когда так в день Рождества Его блещем; когда тщимся предстать Ему, искушенные верою, убранные милосердием, украшенные благонравием. И да будет Ему тем большая радость, чем приметит нас целомудреннее.
 
И потому за несколько дней прежде очистим сердца наши, уцеломудрим совесть, украсим душу свою; и так очистившись от всякой скверны, встретим пришествие Непорочного Господа – да Коего Рождение от Непорочной Девы происходит, Того Рождество и непорочными рабами праздновано будет. Ибо кто в сей день осквернен и нечист бывает, тот Рождество Христово и пришествие Его праздновать не может.
 
Пусть он телом и будет присутствовать на сем торжестве, но духом далеко он отстоит от Спасителя мира: и никакого общения имети не могут – нечистый со святым, сребролюбец с милостивым, прелюбодей с девственником, разве что недостойный, вступая в сие сообщество, большее себе осуждение предуготовляет, когда сам себя не знает…
 
Итак, братия, встречая день Рождества Христова, очистим себя от всех беззаконий; наполненные сокро­вищницы свои различными дарами отверзем ныне, дабы в сей святой день странные получить могли из них нужное для себя; да напитаются вдовицы; да оденутся нищие» [3]

В связи с обзором монументальных ансамблей следует отметить, что в византийской и русской живописи рассматриваемому сюжету уделялось особое место. Чаще всего Рождество Христово изображалось в паре с Успением Богоматери: сюжеты находились друг напротив друга, например на южной и северной стенах. Это символическое противопоставление рождения во плоти и нового рождения после смерти для жизни на небесах подчеркивалось схожими иконографическими мотивами.
 
В Рождестве Спаситель в пеленах лежит в яслях, а в Успении Христос держит в руках душу Богоматери, представленную в виде спеленатого младенца. Подобно тому, как Господь вверил Себя Пресвятой Деве в Рождестве, Богоматерь вверила свою душу Христу во Успении. Наглядное сопоставление в храмовом пространстве этих сюжетов знаменательно потому, что они иллюстрируют начало и завершение истории спасения – от Боговоплощения до вознесения нетленной плоти Пречистой Матери.
 
 
Особую популярность на Руси получили иконы с изображением Собора Богоматери. Этот праздник отмечается на следующий день после Рождества Христова и по смыслу и характеру богослужения тесно с ним связан. 26 декабря (по новому стилю – 8 января) христиане чествуют Пресвятую Деву как Матерь Сына Божия, послужившую тайне Боговоплощения.
 
Тропарь праздника, глас 4:
Рождество́ Твое́, Христе́ Бо́же наш,/ возсия́ ми́рови свет ра́зума,/ в нем бо звезда́м служа́щии/ звездо́ю уча́хуся/ Тебе́ кла́нятися, Со́лнцу Пра́вды,/ и Тебе́ ве́дети с высоты́ Восто́ка.// Го́споди, сла́ва Тебе́!

Кондак праздника, глас 3:
Де́ва днесь Пресу́щественнаго ражда́ет,/ и земля́ верте́п Непристу́пному прино́сит,/ А́нгели с па́стырьми славосло́вят,/ волсви́ же со звездо́ю путеше́ствуют,/ нас бо ра́ди роди́ся// Отроча́ Мла́до, Преве́чный Бог.
 
7 января 2022   Просмотров: 7 076