ТАЙНА СМЕРТИ ШУКШИНА... Почему свидетели трагедии считали, что актера убили

...По официальной версии Шукшин умер во сне от сердечной недостаточности. Сам Бурков, когда появлялся на вечерах памяти своего друга, всегда сильно напивался и пару раз шепотом говорил, что Василия убили.

 ...1 октября весь день просидела дома у телефона в ожидании звонка от мужа. Федосеева-Шукшина также предполагала, что ее супруга убили.

 ...Перед съемками «Они сражались за Родину» Бондарчук устроил Шукшина на обследование в очень крутую «кремлевскую» больницу. И врачи не нашли у Василия Макаровича никаких проблем с сердцем.

Он был здоров, полон сил и энергии. К тому же после рождения дочек артист завязал со спиртным.
многие коллеги актера впоследствии подтверждали, что Шукшин последние несколько лет перед смертью не пил, как его ни уговаривали и ни соблазняли.

... По рассказам председателя волгоградского центра Шукшина Николая Дранникова, местный следователь заехал 2 октября за Евдокией Платоновой, чтобы она была понятой. Почему выбрали именно эту женщину? Потому что следователь, молодой парень, дружил с ее сыновьями. Да и она была уважаемым человеком: жена Героя Советского Союза, партизанка.

Потом она делилась своими сомнениями с председателем. Сначала ее завели в другую каюту. Шукшина в ней не было, зато на столе лежала рукопись, в ней было много исправлений, листы разрезаны. Женщина все-таки увидела и самого писателя. В каюте, где он умер, все вещи были разбросаны, как будто что-то искали. Сам Василий Макарович лежал на кровати скорчившись. А у криминалистов на фото артист спокойно лежал под одеялом, в каюте — все чисто и аккуратно.

Так и остается загадкой, кто на самом деле обнаружил тело Шукшина, так как Бурков в свое время постоянно рассказывал разные версии. Но иногда, когда был сильно накачан алкоголем, говорил о чашке кофе.

В ту ночь друзья расстались у каюты Шукшина. И Василий Макарович увидел на своем столике чашку с горячим кофе. Он обрадовался: дело в том, что по ночам он много писал и литрами пил этот напиток. Тогда он рассмеялся и решил, что о нем кто-то позаботился. А утром, когда обнаружили тело, той чашки на столе уже не было.

Тайна смерти Василия Шукшина

По воспоминаниям Буркова, рукописи Шукшина были разбросаны по каюте, хотя иллюминатор был закрыт и сквозняка не должно было быть. Шукшин отличался аккуратностью и сам устроить такой беспорядок не мог. У всех, кто первым появился на месте трагедии сложилось впечатление, что среди бумаг писателя что-то искали.

Важная деталь — в каюте стоял резкий запах корицы. Именно так пахнет инфарктный газ, вызывающий спазмы сердца. Понятые свидетельствовали, что Шукшин лежал в скрученной позе, а возле него валялись бумаги. На фотографиях же криминалистов он лежит ровно, руки у сердца, а вокруг — порядок.

В том, что Василия Макаровича убили, была уверена и его жена актриса Лариса Федосеева-Шукшина, которая утверждала, что за ее супругом еще в Москве следил странный человек невысокого роста. Замечала она его и на съемках фильма. Жена актера говорит, что этого человека знал режиссер Сергей Бондарчук, но он отказался назвать ей его имя.

Официальное заключение по поводу смерти Шукшина, которое сделал профессор-патологоанатом Автандилов, — сердечная недостаточность. Однако актер страдал язвой желудка, и по этой причине перед началом съемок даже лежал в московской больнице, где специалисты провели его полное обследование, в том числе сделали кардиограмму, которая не выявила у известного пациента никаких проблем с сердцем. Документ этот и сегодня хранится в семье Шукшиных. 

Встреча в Волгограде

Оператора Анатолия Заболотцкого и Шукшина связывала дружба и совместные съемки фильмов «Калина красная» и «Печки-лавочки». Спустя несколько лет после смерти друга, Анатолий Дмитриевич оказался в Волгограде. Там он встретил человека, который представился Алексеем и сказал, что прочитал его книгу «Шукшин в кадре и за кадром». Он очень хотел поведать подробности эвакуации с теплохода «Дунай» тела Шукшина, поскольку в 1974-м входил в состав группы, занимавшейся этим делом.

Алексей рассказал, что прибыл на судно для транспортировки трупа 2 октября, но распоряжение о вывозе тела отложили. Шукшин должен был оставаться в каюте до приезда судмедэкспертов. Он лежал поперек кровати в одежде, но его переложили, сняли с него верхнюю одежду и сапоги. Руководил группой Алексея неизвестный мужчина — невысокого роста, широкоплечий и без шеи. Покидая каюту, он в грубой форме приказал навести в ней порядок и сложить все разбросанные бумаги.

Анатолий Заболотцкий вспоминал, что все это было сказано Алексеем скороговоркой, после чего он быстро скрылся в толпе. Если Шукшина и убили, то возможность провести такую операцию была только у КГБ или высокопоставленных чиновников из Москвы. Сторонниками версии убийства Шукшина помимо его супруги были друзья Георгий Бурков, Алексей Ванин, Анатолий Заболотцкий, режиссер Сергей Бондарчук, актер Панкратов-Черный.

За что могли убить Шукшина
В середине 1970-х годов в ЦК партии образовались две противоборствующие группировки — «западники» и «почвенники». Последний фильм Шукшина посмотрели более 62 миллионов человек, что сделало Василия Макаровича «народной звездой». Лента понравилась и тогдашнему Генсеку Леониду Брежневу.

Новый статус и поддержка Бондарчука сделали возможным съемку фильма о Степане Разине, сценарий к которому был написан на основе романа Шукшина «Я пришел дать вам волю». В сентябре 1974 года Худсовет утвердил сценарий, а съемки были назначены на конец осени того же года. Решению комиссии не помешала даже литературная травля Шукшина, начатая, как считается, с подачи «западников», испугавшихся увеличения влияния Василия Макаровича на народ.

Как бы отреагировал советский человек на образ Степана Разина в исполнении Шукшина? Близкие к актеру люди уверены, что убили его именно из-за будущего фильма и тех идей, которые кинолента призвана была пропагандировать. Киногерой — борец с царизмом мог спровоцировать помимо интереса к национальной культуре и бунт народа, а сам Шукшин мог стать воплощением обновленного русского человека. 

Смерть Василия Шукшина или сердечная недостаточность по заказу КГБ

Георгий Бурков мог знать больше других. Как-то будучи «подшофе» в компании коллег на их осторожные расспросы о событиях, разыгравшихся в ту ночь, он ляпнул: «Не в тромбе там дело было и не в сердечном приступе, а в чашечке кофе».

И шепотом рассказал такую историю. Оказывается, они с Шукшиным еще вечером заходили к нему в каюту и обнаружили там заботливо принесенный кем-то кофе. Хотя это не удивило. Многие знали, что Шукшин в силу низкого давления этим напитком злоупотреблял. Вот кто-то и позаботился.

Однако, когда Бурков, по его словам, утром нашел Шукшина уже мертвым, чаша кофе со стола в его каюте исчезла. А ведь в ней и мог быть ответ о причине смерти.

А если еще прислушаться к слухам о том, что в каюте Шукшина стоял стойкий запах корицы, который присущ как таинственному газу, так и некоторым сортам кофе, версия о хитро спланированном убийстве уже не выглядит фантастической.

Георгий Бурков тоже вскоре ушел из жизни. Но, видимо, со своими мыслями о смерти Шукшина делился мо своими друзьями. Например, позже актер Панкратов-Черный рассказывал об этом запахе корицы со слов Буркова. Говорил и о другой «мелочи», на которую мало кто тогда обратил внимание.

В каюте после обнаружения тела Шукшина все было кувырком: разбросанные рукописи, валявшая тут и там одежда. И это при том, что Шукшин был очень аккуратным человеком, который даже, извините, носочек к носочку клал на стул, ложась спать. То есть, в этом случае можно было сделать вывод, что в каюте Шукшина кто-то что-то искал и, у этого кого-то было очень мало времени…

Так смерть или гибель?

Но это далеко не все странности, имевшие место вокруг смерти Шукшина. Много позже председатель Волгоградского филиала Центра В. М. Шукшина, житель станицы Клетской (недалеко от которой на теплоходе и умер актер) Дмитрий Дранников рассказывал со ссылкой на местную жительницу: «В станице до сих пор ходят разные толки. И поводы для этого есть. Еще жива Евгения Яковлевна Платонова, партизанка, жена Героя Советского Союза Венедикта Платонова. 

Евгению Яковлевну брали понятой. Она рассказывала, что, когда они приехали на «Дунай», все в каюте было разбросано. Будто кто-то что-то искал. А сам Шукшин лежал скорчившись. Это никак не вяжется с фотографией криминалистов, где Василий Макарович лежит в ухоженной каюте, прикрытый одеялом, словно спит. А еще вызывают подозрение у станичников чистые сапоги. Зачем ему надо было мыть кирзачи? Ведь назавтра вновь с утра на съемку. Кто и что смыл с его сапог, гадают наши казаки».

Но оказалось, даже такие сомнения Дмитрия Дранникова усугубляются воспоминаниями самой Евгении Платоновой. По ее словам, когда следователь завел ее в каюту, Шукшина там уже не было. Более того, так не было ни его одежды, ни вещей.

Судя по всему, женщину завели в другую каюту. Для чего? Ответ напрашивается сам собой. Чтобы сделать по-быстрому документ под названием «осмотр помещения». А вот для чего это было сделано – большая загадка.

Были и другие версии смерти (или гибели?) Шукшина. Например, журналисты выдавали даже такую – сердце актера остановилось от… испуга. Якобы до этого, еще в Москве Шукшин жаловался жене, что, мол, ему кажется, что за ним кто-то следит. И этот кто-то мог следить за актером и на теплоходе. Возможно, этот неизвестный заглянул в иллюминатор или в проем двери, и у Шукшина екнуло сердце.

И вот что еще интересно. Несмотря на то, что первым тело Шукшина вроде бы как обнаружил Георгий Бурков, и здесь находятся сомневающиеся в этом. Мол, Буркову позволили «первым» обнаружить тело лишь после того, как удостоверились, что Шукшин мертв. Кто позволил, кто удостоверился – тоже загадка.

Другой вопрос без ответа – почему тело актера долго не переправляли в Волгоград. Специально вызванный самолет по указанию первого секретаря Волгоградского обкома Панфилова в четыре часа дня уже стоял на взлетной полосе. А Шукшина привезли лишь в шесть вечера на носилках, в нижнем белье, накрытого байковым одеялом.

Вскрытие производилось в областной больнице, в судмедэкспертизе. Из волгоградских врачей, кто непосредственно при этом присутствовал, вскоре в живых не осталось никого! Все умерли на первый взгляд своей смертью, но далеко не все из них были в том пожилом возрасте, когда смерть кажется естественной!

И дальше одни вопросы. На вскрытие Шукшина специально из Москвы прилетел главный патологоанатом страны профессор Георгий Автандилов и все материалы экспертизы забрал с собой в столицу. Зачем? Василий Шукшин, конечно, был человек известный. Но не видный партиец, министр или кто-то в этом роде.

Может, это было сделано для того, чтобы в справке о смерти коротко написать «сердечная недостаточность» без всякого объяснения – откуда она взялась? Тем более, что всю жизнь Василия Макаровича лечили от язвы желудка.

В общем, тайна смерти Шукшина так и продолжает оставаться тайной, рождая все новые версии. Даже самые шокирующие. К примеру, одно время ходили слухи, что к смерти актера причастна его жена Лидия Федосеева-Шукшина. Хорошо хоть, она на момент трагедии находилась за границей в командировке и оказаться на теплоходе «Дунай» в Волгоградской области, ну, никак не могла.

Конечно, на самом деле все может объясняться намного проще и, в смерти Шукшина виновата… судьба. Но ведь как запретный плод сладок, так и неразгаданная тайна всегда порождает сотню предположений. И автор каждого из них считает именно свою версию самой правдивой. Может, эта самая правда до сих пылится в архивах… спецслужб?

Раскрыта тайна смерти Василия Шукшина

"Я думаю, они его убили", — скажет в своих воспоминаниях Бурков. И тут же по стране пошли слухи, будто любимого режиссера насильственно лишили жизни. Георгий Иванович не давал никаких комментариев. Хотя Александр Панкратов-Черный говорит, что Бурков рассказывал, будто, войдя в каюту Шукшина, почувствовал запах корицы — запах, который бывает, когда пускают "инфарктный" газ.

Вдова режиссера Лидия Федосеева-Шукшина убеждена, что речь идет именно об убийстве: "Я уверена: в ту ночь произошло убийство. Чего Вася и боялся последнее время. Предчувствие было. "Господи, дай скорее вернуться со съемок! Дай бог, чтоб ничего не случилось!" Случилось".

(отрывок из книги Ф. Раззакова "Звездные трагедии: загадки, судьбы и гибели")

После смерти Шукшина в народе внезапно поползли слухи о том, что умер он не естественной смертью - мол, ему помогли это сделать. Эти слухи циркулировали даже в кинематографической среде: сам Бондарчук однажды признался, что какое-то время считал, что Шукшина отравили. Но эти слухи никакого реального подтверждения так и не нашли. И вот в наши дни о них заговорили вновь. Вот несколько публикаций.

Л. Федосеева-Шукшина: "Я уверена: в ту ночь произошло убийство. Чего Вася и боялся последнее время. Он показывал мне список своих родственников, которые умерли насильственной смертью. Боялся, что разделит их участь. Предчувствие было. (Согласно этому списку, в разное время погибли: отец, семь дядьев и два двоюродных брата Шукшина.} "Господи, дай скорее вернуться со съемок! Дай бог, чтоб ничего не случилось!" Случилось.

Когда на разных уровнях заявляют, что не выдержало больное сердце Шукшина, мне становится больно. Вася никогда не жаловался на сердце. Мама моя в тот год сказала: "Вася, ты такой красивый!" - "Это полынь! - ответил он. - Я такой же крепкий, такой здоровый, что полынь степная".

Он чувствовал себя прекрасно, несмотря на безумные съемки, ужасную войну, которую снимал Бондарчук.
Как раз перед съемками "Они сражались за Родину" Бондарчук устроил его на обследование в самую лучшую ЦеКовскую больницу. Врачи не нашли никаких проблем с сердцем. У меня до сих пор хранятся кардиограммы. Там все, слава Богу.
Говорят, что умер оттого, что много пил. Ерунда! Вася не брал в рот ни капли почти восемь лет."

Что странно: ни Сергей Федорович Бондарчук, ни Георгий Бурков, ни Николай Губенко, Юрий Владимирович Никулин, ни Вячеслав Тихонов - ни один человек так и не встретился со мной позже, не поговорил откровенно о той ночи. Я так надеялась узнать именно от них, что же случилось на самом деле..."

Н. Дранников, председатель Волгоградского филиала Центра В.М. Шукшина, житель станицы Клетской: "В станице до сих пор ходят разные толки. И поводы для этого есть. Еще жива Евгения Яковлевна Платонова, партизанка, жена Героя Советского Союза Венедикта Платонова. Ее брали понятой. Евгения Яковлевна рассказывает, что, когда они приехали на "Дунай", все в каюте было разбросано. Будто кто-то что-то искал. А сам Шукшин лежал скорчившись. Это никак не вяжется с фотографией криминалистов, где Василий Макарович лежит в ухоженной каюте, прикрытый одеялом, словно спит.

А еще вызывают подозрение у станичников чистые сапоги. Зачем ему надо было мыть кирзачи? Ведь назавтра вновь с утра на съемку. Кто и что смыл с его сапог, гадают наши казаки".

А. Ванин: "Есть, есть тайна в смерти Шукшина. Думаю, многое мог бы поведать Жора Бурков. Но он унес тайну в могилу. На чем основаны мои подозрения? Раз двадцать мы приглашали Жору в мастерскую скульптора Славы Клыкова, чтоб откровенно поговорить о последних днях Шукшина. Жора жил рядышком. Он всегда соглашался, но ни разу не пришел. И еще факт. На вечерах памяти Шукшина Бурков обычно напивался вусмерть. Однажды я одевал, умывал его, чтоб вывести на сцену в божеском виде. Тот хотел послать меня подальше. Я ответил: "Жора, не забывай про мои кулаки!" И тогда пьяный Бурков понес такое, что мне стало страшно и еще больше насторожило..."

Что именно "понес" Бурков, Ванин не сообщает, однако завесу тайны над этим приподнимает актер А. Панкратов-Черный. Вот его слова:

"Жора Бурков говорил мне, что он не верит в то, что Шукшин умер своей смертью. Василий Макарович и Жора в эту ночь стояли на палубе, разговаривали, и так получилось, что после этого разговора Шукшин прожил всего пятнадцать минут. Василий Макарович ушел к себе в каюту веселым, жизнерадостным, сказал Буркову: "Ну тебя, Жорка, к черту! Пойду попишу". Потом Бурков рассказывал, что в каюте чувствовался запах корицы - запах, который бывает, когда пускают "инфарктный" газ. Шукшин не кричал, а его рукописи - когда его не стало - были разбросаны по каюте. 

Причем уже было прохладно, вернувшись в каюту, ему надо было снять шинель, галифе, сапоги, гимнастерку... Василия Макаровича нашли в нижнем белье, в кальсонах солдатских, он лежал на кровати, только ноги на полу. Я видел эти фотографии в музее киностудии имени Горького. Но почему рукописи разбросаны? Сквозняка не могло быть, окна были задраены. Жора говорил, что Шукшин был очень аккуратным человеком. 

Да и Лидия Николаевна Федосеева-Шукшина рассказывала о том, что, когда они жили в однокомнатной квартире, было двое детей, теснота, поэтому все было распределено по своим местам - машинка печатная, рукописи и так далее. А когда дети спали, курить было нельзя, и Шукшин выходил в туалет, клал досочку на колени, на нее тетрадку и писал. Разбросанные по полу каюты рукописи - не в стиле Шукшина, не в его привычках: кто-то копался, что-то искали.

Такими были подозрения Буркова. Но Жора побаивался при жизни об этом говорить, поделился об этом со мной как с другом и сказал: "Саня, если я умру, тогда можешь сказать об этом, не раньше".

Вот любопытный список примет, которые сопутствовали смерти В. Шукшина:
Летом 1972 года дочки Шукшина гостили у бабушки под Ленинградом. Тесть поймал в лесу зайчонка, и к осени они привезли его с собой в Москву. Заяц подрос, бешено кидался на стены, шторы. Пришлось сдать его в Уголок Дурова. Когда Лидия Николаевна рассказала про "живую игрушку" Марии Сергеевне Шукшиной, та запричитала: "Ой, Лида, притащить из леса живого зайца - к смерти!"

Федосеевой-Шукшиной вручили сценарий фильма "Они сражались за Родину", в котором ей предстояло сыграть одну из ролей. И выяснилось, что сыграть ей предстоит... вдову. И это при живом-то муже! "Да ты играй не вдову, а женщину", - успокаивал ее Шукшин. Увы, роль оказалась пророческой.

В тот последний вечер 1 октября с почты Шукшин с друзьями отправился в баню к станичнику Захарову. И надо же! Въезжая во двор, задавили любимого кота хозяина. Шукшин, никогда прежде не замеченный в суеверии, почему-то расстроился: "Это к несчастью!" И через несколько часов его настигла смерть...

"Странная" смерть Василия Шукшина
Гибель Василия Шукшина, скоропостижно скончавшегося 2 октября 1974 года на теплоходе "Дунай"  во время съемок фильма Сергея Бондарчука "Они сражались за Родину" , до сих пор окутана тайной.

Многие сплетничали, что Шукшин умер от пьянства. Сообщается, что писателя уже давно мучили приступы язвы желудка, которые преследовали его ещё с молодости, когда он страдал из-за пристрастия к алкоголю. Однако последние семь лет, по свидетельству жены писателя Лидии Федосеевой-Шукшиной, он не притрагивался к спиртному. 

Кроме того, официальный диагноз - сердечная недостаточность - только усугублял подозрения о его насильственной смерти. Очевидцы, такие, как актер, друг Шукшина, Георгий Бурков, который обнаружил его первым, унесли какие-то тайны гибели Шукшина в могилу.
Вопросы так и остались без ответа. И все-таки, кое-кто об этом еще пытается напомнить.

До смерти довёл "инфарктный" газ? (выдержка из публикации журналиста Феликса Медведева в газете Версия, 31.8.2004 )
Помню эти сумасшедшие проводы в Доме кино на Васильевской и на Новодевичьем кладбище. Такого, как тогда говорили старожилы, Москва не видела со времён похорон Маяковского. Непомерен был эмоциональный накал, десятки тысяч людей собрались.

Слухи о якобы насильственной смерти придали прощанию с Шукшиным мистический характер. Власти стали по-настоящему его бояться. Чего стоит тот факт, что много сил и времени он отдал пробиванию своего бунтарского фильма о Степане Разине. И вроде бы не запрещали, но ставили различные препоны к осуществлению авторского замысла.

Смерть Шукшина и в самом деле загадочна, осталась масса вопросов. Даже очевидцы, свидетели, такие как актёр Бурков, унесли тайны гибели Шукшина в могилу.

Бурков до гробовой доски отказывался от публичных рассказов о последнем дне жизни Шукшина. Если его принуждали появиться на очередных поминках, он напивался и не приходил вовсе.

Однажды, оказавшись в командировке в США вместе с режисёром Сергеем Бондарчуком, я решил выведать у него тайну смерти Шукшина. Тот лишь намекнул: "Смерть странная. Официальный диагноз: сердечная недостаточность. Но перед съёмками Шукшина обследовали в Кремлёвской больнице и ничего серьёзного не нашли".

Кто-то распространил слух, что в каюту, где жил Шукшин, в тот роковой вечер пустили "инфарктный" газ, не оставляющий следов. Говорят, что подобным образом у нас с тех пор избавились от достаточного количества неугодных персон.

Александр Панкратов-Черный: Шукшина отравили

И вот еще раз напомнил об этом замалчиваемом событии артист Александр Панкратов-Черный, который вместе с другими (Валерием Золотухиным, Алексеем Булдаковым, Людмилой Хитяевой) приехал на Алтай на ежегодные Всероссийские Шукшинские чтения.  В среду, 22 июля в Государственной филармонии Алтайского края Панкратов-Черный сделал неожиданное для всех заявление, сообщает Комсомольская правда.
"Васю Шукшина убили! А потом хотели убить и меня!", – заявил Панкратов-Черный, когда ему дали слово. "Несколько лет назад на горе Пикет я сказал об этом вслух. После этого на меня было совершено покушение. Позже встретил полковника КГБ и спросил: "Ну что ж вы меня до конца-то не добили?". А он ответил: "А мы за правду не убиваем".

Панкратов-Черный также заявил, что по словам Нонны Мордюковой, Шукшин "на съемках чувствовал себя нормально, не было у него никакой сердечной болезни. Тело Шукшина не вскрывали! Его прислали из Волгограда в цинковом гробу, с крашеными волосами, как он снимался".

По словам актера, об этом знали многие - и Сергей Бондарчук, и Георгий Бурков, и другие. Но все боятся говорить об этом вслух. Упомянул Панкратов-Черный и о своих догадках, почему убили Василия Макаровича, сообщает Амител.

"С Шукшиным хотели погубить русский дух. Боялись, что Васька собрался снимать фильм про Стеньку Разина. Ух, он бы так его сыграл, что мало не показалось бы! Вот и испугались, что он призовет народ к бунту".

Александр Панкратов-Черный о Шукшине (выдержка из публикации журналиста Феликса Медведева в газете "Версия", 31.8.2004 )

Я считаю Шукшина единственным последователем Гоголя и Достоевского. Вот перечитываю Василь Макарыча - насколько просты и добродушны его рассказы и в то же время как они глубоки и серьёзны. По поводу одного из моих фильмов мне даже говорили в советские времена: "Панкратов-Чёрный открыл достоевщину в творчестве Шукшина". Правильно, я искал Достоевского в Шукшине - и нашёл. А Василь Макарыч нашёл истину в Гоголе. Как-то он мне говорил: "Пишу рассказ, буксую что-то. Вот Гоголь, что же такое он написал?! Птица-тройка мчится через все страны, государства, а кто же в бричке-то сидит? И кто же эту бричку ведёт? Неужели Россию нельзя изменить?"

За Шукшина я всю жизнь борюсь. Нынче время лихое, без денег ни шагу. На свои постановки по Шукшину приходится выклянчивать их у губернаторов, а у них непросто всё: один пообещал, да слетел со своего кресла, другой всё обещаниями кормил, а третий в ответ: "Простите, Саша, а что Шукшин для Алтая сделал?" Представляешь! Ну как ответить на это, и я только пожал плечами: "Мне кажется, что он для России сделал столько же, сколько и для всей мировой литературы".

Похоронили Шукшина все-таки там, где он и хотел (выдержка из публикации журналиста Феликса Медведева в газете "Версия", 31.8.2004 )
Шукшина также рассказала об одном мистическом разговоре с мужем, когда они, гуляя по Новодевичьему кладбищу, искали могилу Есенина, которого очень любил Шукшин. Они не знали тогда, что есенинская могила находится на Ваганьковском.

"Выходим с кладбища, - рассказывает Шукшина, - Вася молчит. И вдруг заговорил глухо, смиренно: "Случится что со мной, не похоронят меня здесь". А я без всякой побочной мысли брякнула: "Нет, Вася, я похороню".

А он: "Ну, смотри". Как у меня вырвались такие страшные пророческие слова, не знаю. Видно, Господу нужно было вложить их в мои уста. А могила его находится по аллее с писателями-классиками".

Правда, чтобы любимого народом актёра и писателя похоронили на престижном кладбище Новодевичьего монастыря, как когда-то обещала Василию Макаровичу Лидия Николаевна, пришлось дойти до самого премьера Косыгина.  

Загадка смерти писателя: За что могли убить Шукшина
Версия о том, что автора «Калины красной» отравили, до сих пор не дает покоя поклонникам Василия Макаровича

...Тело доставили в Волгоград, где врач сделал вскрытие. Диагноз: «сердечная недостаточность». Из Волгограда цинковый гроб самолетом отправили в Москву, в морг Института Склифосовского. Друзья пытались добиться повторного исследования. Но им отказали, дескать, заключение о смерти уже есть.

На сердце не жаловался

Впервые о том, что Шукшина убили, я услышал еще в перестройку. От его ближайшего друга, оператора Анатолия Заболоцкого, снимавшего «Печки-лавочки», «Калину красную». В его московской квартире обычно останавливались писатели-«деревенщики»: Виктор Астафьев, Василий Белов, Валентин Распутин. Астафьев и свел меня тогда с Анатолием. Зашел разговор о Шукшине. Заболоцкий неожиданно заявил, что на самом деле его отравили. Признаюсь, я был шокирован. Хотя маститые «деревенщики» соглашались с Заболоцким.

Осенью 1996-го довелось попасть в Волгоград на шукшинские дни. Выбрав подходящий момент, я деликатно передал вдове, Лидии Николаевне Федосеевой-Шукшиной версию Заболоцкого.

Ее ответ ошеломил: «Я уверена: в ту ночь произошло убийство. Чего Вася и боялся последнее время. Он показывал мне список своих родственников, которые умерли насильственной смертью: отец, семь дядьев и два двоюродных брата. Боялся, что разделит их участь. Предчувствие было. «Господи, дай скорее вернуться со съемок! Дай бог, чтоб ничего не случилось!» Случилось. Когда на разных уровнях заявляют, что не выдержало больное сердце Шукшина, мне становится горько. Вася никогда не жаловался на сердце. Мама моя в тот год сказала: «Вася, ты такой красивый!» - «Это полынь! - ответил он. - Я такой же крепкий, такой здоровый, что полынь степная». Он чувствовал себя прекрасно, несмотря на безумные съемки, ужасную войну, которую снимал Бондарчук.

Как раз перед съемками Бондарчук устроил его на обследование в самую лучшую цековскую больницу. Врачи не нашли никаких проблем с сердцем. У меня до сих пор хранятся кардиограммы.

Что странно: ни Сергей Бондарчук, ни Георгий Бурков, Николай Губенко, Юрий Никулин, Вячеслав Тихонов - ни один человек так и не встретился со мной позже, не поговорил откровенно о той ночи. Я так надеялась узнать именно от них, что же случилось на самом деле. Жора Бурков приезжал ко мне, но всегда с женой, дочкой или зятем. С Бондарчуком ездили несколько раз на фестивали, возили картину «Они сражались за Родину». Он тоже избегал встреч один на один. Чего боялись?»

Подозрения очевидцев

В той поездке осенью 1996-го Лидия Николаевна познакомила меня с председателем Волгоградского филиала Центра В. М. Шукшина Николаем Дранниковым. Вот что он мне тогда сообщил:
«Картину снимали в нашей станице Клетская. Многие жители сами участвовали в массовках. Неожиданная смерть Василия Макаровича потрясла всех. В станице до сих пор ходят разные толки. И поводы для этого есть. Еще жива Евгения Яковлевна Платонова, ее брали понятой. Евгения Яковлевна рассказывала, что, когда они приехали на «Дунай», все в каюте было разбросано. Будто кто-то что-то искал. А сам Шукшин лежал скорчившись. Это никак не вяжется с фотографией криминалистов, где Василий Макарович лежит в ухоженной каюте, прикрытый одеялом, словно спит.

А еще вызывают подозрение у станичников чистые сапоги. Зачем ему надо было мыть кирзачи? Ведь назавтра вновь с утра на съемку. Наши казаки гадают, кто и что смыл с его сапог».

Я хотел пообщаться с Платоновой, но в Клетскую мы тогда не попали. Зато позже была встреча с актером Алексеем Ваниным. «Вася очень любил Алексея. А тот трогательно заботился о здоровье Шукшина», - рассказывала мне Федосеева-Шукшина о своем киношном брате из «Калины красной».

Ванин тоже снимался в картине Бондарчука. Но роль бронебойщика была небольшой, и он раньше вернулся в Москву. Если бы остался на съемках, то мог бы спасти друга, говорил мне Алексей Захарович. Ванин тоже считал, что Шукшина убили. «Потом уже, когда Шукшин умер, на одной из творческих встреч подошел человек: «Я был на «Калине красной», когда вы снимали». - «А в каком эпизоде, что-то я не припомню?» - «Да нас посылали от Комитета (КГБ. - Ред.)». Какое он задание выполнял, спрашивать не стал. Правду все равно не сказал бы».

«Кофе пей, а курить бросай»

Слова вдовы о хорошей кардиограмме Шукшина подтвердил оператор Анатолий Заболоцкий. «Перед глазами справка-заключение о смерти, где против типографской «Причина смерти» от руки было написано: сердечная недостаточность... Как же так? Перед самым началом съемок «Они сражались за Родину» Макарыч лежал в больнице в Кунцеве (Центральная кремлевская больница. - Авт.) по поводу язвы желудка. Лечащие врачи опекали его. Демонстрируя кардиограммы Макарыча, говорили (при мне это было): «Сердце у тебя - слава богу, кофе пока пей, а курить лучше бросай». Кофе он пил действительно много и курил одну сигарету за другой.

Все годы, сколько я знал Макарыча, он страдал язвой желудка. Доведет себя до сильной худобы, лицо землистое, и валится на месяц в больницу. В заключении о смерти - сердечная недостаточность, а язвы желудка нет, сказал врач, проводивший вскрытие. Вот это насторожило и тогда, и сейчас туманно».

За восемь лет - ни капли спиртного

Ходили сплетни, что Шукшин был запойным пьяницей, мол, водка его и сгубила в ту роковую ночь.
- Ерунда! - возмущенно сказала мне Лидия Николаевна. - Вася не брал в рот ни капли почти восемь лет.

Анатолий Заболоцкий работал с Шукшиным с 1969 года до самых последних дней. «Часто слышу: Шукшин загубил себя сам - перегружался работой и пил. Так вот клятвенно свидетельствую: с 1969 года ни разу ни с кем он не выпил. Даже на своих днях рождения не тронул спиртного, а нам разливал без паузы». Однажды я спросил его: «Как это тебе удается? Был в Чехословакии и пива там не попробовал!» Он прохаживался по номеру гостиницы: «Был я у одного старичка доктора, который лечил Есенина, и из той беседы вынес: только сам я, без лекарств, кузнец своего тела. Надо обуздывать себя. И стал я строжить свое тело и язык, и вот уже семь лет держусь в форме. Все искушения гашу работой». И как же он работал! - рассвет его не сваливал в кровать: кофе и сигареты, и - вперед!

Не единожды слышал от него: «Буду жить 75 лет». Шутил: «В 73 года, под занавес жизни, буду и водку пить, и самогонку, но не шампанское. И почему Чехов перед смертью попросил шампанского?»

Тайну унес в могилу Бурков?

Похоже, не зря актер Георгий Бурков, последним общавшийся в ту роковую ночь на теплоходе с Василием Макаровичем, боялся оставаться один на один с его вдовой.

«Есть, есть тайна в смерти Шукшина, - утверждал Алексей Ванин. - Многое мог бы поведать Жора Бурков. Но он унес тайну в могилу. Раз двадцать мы приглашали Жору, чтобы откровенно поговорить о последних днях Шукшина. Он всегда соглашался, но ни разу не пришел».

Вот и Анатолий Заболоцкий говорил мне, что Бурков всегда нервничал, когда он просил его рассказать о последних часах жизни Шукшина. И каждый раз по-разному излагал ход событий. То говорил, что в каюте, когда они зашли ночью, стояла чашка кофе, которую Шукшин не заказывал. Наутро чашка исчезла. То про запах корицы в каюте после смерти Макарыча - так, дескать, пахнет «инфарктный» газ, вызывающий остановку сердца. Позже на вечерах памяти Шукшина, по словам Ванина, «Жора напивался вусмерть». В сильном подпитии намекал друзьям, что Макарыч умер не своей смертью, но он, дескать, не может открыть всю правду. Сам Бурков тоже умер рано - в 57. От той же «сердечной недостаточности».

Возможно, он видел убийцу (или убийц). Ведь их каюты были рядом. И Буркова предупредили, чтобы он держал язык за зубами, иначе...

МИСТИКА
Рисовал свои похороны
«В сентябре 1974 года мы ехали мимо Новодевичьего монастыря к «Мосфильму», - рассказывал Анатолий Заболоцкий. - Весело было на душе - «Разин» запущен в работу, везем добрые вести из Госкино... Шукшин рассуждает: «Премии и ордена нынче не имеют значения, а вот Новодевичье кладбище, если снимем «Разина», пожалуй, завоюем», - и потер ладони».
Новодевичье - самое престижное кладбище СССР. Не прошло и месяца - Шукшина там и похоронили. Напророчил?
Мистические приметы появлялись еще не раз. В фильме «Они сражались за Родину» жене Шукшина предложили роль вдовы. Лидия Николаевна отказалась. Но муж уговорил: «Ты не вдову играй, а женщину». В конце съемок она действительно стала вдовой.
«За день до смерти Василий Макарович сидел в гримерной, - вспоминал Юрий Никулин. - Он взял булавку, опустил ее в баночку с красным гримом и стал рисовать что-то на обратной стороне пачки сигарет «Шипка». Сидевший рядом Бурков спросил: «Что ты рисуешь?» - «Да вот видишь, горы, небо, дождь, ну, в общем, похороны... Картина «смерть в тумане».

Бурков обругал его, вырвал пачку и спрятал в карман».
В последний вечер Бурков и Шукшин поехали на «газике» в баню к знакомому станичнику. На обратном пути водитель задавил кошку. Плохая примета. Шукшин переживал. Наутро его не стало.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ
«Макарычу бы понравилась эта легенда»
- Версия об убийстве хороша для детективного романа, - сказал в интервью «Комсомолке» писатель Алексей Варламов, автор биографии Шукшина в популярной серии «ЖЗЛ». - Он собирался приступить к съемкам своего главного фильма «Я пришел дать вам волю» о Степане Разине, а у этого фильма было много врагов. Но если смотреть буквально - с милицейской, медицинской точки зрения, - все версии об убийстве не находят документального подтверждения. Просто люди любят сказки, и страшные сказки - даже больше, чем добрые. Гораздо интереснее думать, что кого-то коварно убили, чем предполагать суицид, как в случае с Есениным или Маяковским, или ненасильственную смерть от сердечного приступа, как в случае с Шукшиным.

Впрочем, Шукшин и сам очень любил мифологизировать свою судьбу. Такой поворот сюжета хорошо укладывается в канву его жизнетворчества. Идея, что его убили, очень бы ему понравилась.

ВОПРОС - РЕБРОМ
Кому он мешал?
Кто убийцы? Конспирологи называют разные версии: власти, русофобы, конкуренты, завистники...
Властям убирать Шукшина вроде не было никакого резона. Он никогда не был антисоветчиком. Но, с другой стороны, планировался фильм «Степан Разин». Мечта всей жизни Шукшина. По его роману «Я пришел дать вам волю» - о крестьянском восстании 1670 - 1671 годов. Он был бы сценаристом, режиссером, исполнителем главной роли. Для Алексея Ванина в картине была большая роль Кондрата - соратника Разина.

«Работая над сценарием, Макарыч говорил: «Копаешь и докапываешься до того, что в России через каждую сотню лет происходят бунты. Разин, Пугачев, Болотников, декабристы, революция. Только народ начинает жить, власти его махратят».
- Чем ему был так дорог «Степан Разин»? - спросил я Ванина.
- Тем, что это был противовес всей гнили, гадости в стране. Душа у него болела за все, что происходит с Россией. Потому ему долго не разрешали снимать эту картину. А когда наконец позволили, Василий Макарович неожиданно умер.
Запускать «Разина» должны были еще в 1970-м.

- Но в том же 1970-м худсовет киностудии имени Горького закрыл подготовительные работы по «Разину», - вспоминал Анатолий Заболоцкий. - Киновед Кира Парамонова убеждала, что ничего, кроме насилия, в фильме не будет. Но Вася не оставлял мечты о главном фильме своей жизни. Добился встречи с членом Политбюро, председателем Совета министров РСФСР Геннадием Вороновым. Благодаря ему сценарий приняли в Госкино.

- В пору застоя, после разгрома «Пражской весны-68» фильм о бунтаре действительно был опасен для властей.
- Но остановить Васю было невозможно. Он весь отдался картине. При мне Шукшина назначали в фильм «Они сражались за Родину». «Да как же я могу сниматься, я же должен делать «Разина»!» - «Вот сыграешь, и получишь «Разина», - заявил председатель Госкино Ермаш.
Да уж, остановить Василия Шукшина в стремлении снять главную картину жизни могла только смерть. И она остановила. Или остановили?

«Шукшину понравилась бы версия, что его убили враги»
Накануне юбилея выдающегося писателя и режиссера мы поговорили о нем с доктором филологических наук, ректором Литературного института им. Горького, писателем и автором биографической книги «Шукшин» Алексеем Варламовым.

ЕЩЕ
45 лет назад в прокат вышла «Калина красная» - фильм о воле и тоске, разбередивший всю Россию
Премьера картины Василия Шукшина состоялась 25 марта 1974 года

Известно, что Василий Шукшин мечтал снять фильм о Степане Разине. Эта тема и этот герой стали для него практически наваждением. Но фильм о Разине должен был стать масштабным и очень дорогим. Ради него Шукшин перешел со студии им. Горького, где снимал всю жизнь, на «Мосфильм» с его огромными производственными мощностями, - но даже там запустить фильм «Я пришел дать вам волю» было трудно. В результате Шукшин решил снять что-нибудь «полегче», на современную тему - и быстро, за год, сделал самую главную свою картину, «Калину красную». 

КТО УБИЛ ВАСИЛИЯ ШУКШИНА?

«Субботний Рамблер» представляет отрывок из книги АЛЕКСЕЯ ВАРЛАМОВА о писателе и актере Василии Шукшине, которая готовится сейчас к выходу в серии «ЖЗЛ».

Василий Шукшин умер за два дня до окончания съемок фильма «Они сражались за Родину» в ночь на 2 октября 1974 года. Его смерть мифологизирована не меньше, чем жизнь, а описана и в литературе, и в журналистике, и в документальных фильмах, коих за последние годы вышло немало, даже более подробно. Бывший моряк, три года отслуживший на берегу Черного моря, скончался на борту пассажирского парохода «Дунай», пришвартованного к правому берегу Дона. Диагноз, поставленный при вскрытии, показал: смерть наступила вследствие сердечной недостаточности. Иногда ссылаются на высказывание врачей, что у Василия Макаровича было сердце 80-летнего старика. Говорят также о табачно-кофейной интоксикации. А еще о том – что Шукшина убили.

…«Удивительное совпадение. За день до смерти Василий Макарович сидел в гримерной, ожидая, когда мастер-гример начнет работать, – вспоминал Юрий Никулин. – Он взял булавку, опустил ее в баночку с красным гримом и стал рисовать что-то, чертить на обратной стороне пачки сигарет “Шипка”. Сидевший рядом Бурков спросил:
– Что ты рисуешь?
 – Да вот видишь, – ответил Шукшин, показывая, – вот горы, небо, дождь, ну, в общем, похороны...
Бурков обругал его, вырвал пачку и спрятал в карман. Так до сих пор он и хранит у себя эту пачку сигарет с рисунком Василия Макаровича».

А вот пространный отрывок из книги Владимира Коробова, ценный тем, что был создан благодаря общению автора с Георгием Бурковым.
«1 октября 1974 года в киногруппе «Они сражались за Родину» был обычный и совсем нетрудный съемочный день, основная работа была уже позади. Шукшин – накануне много говорили о “Разине”, разрешение на запуск которого было наконец получено, – чувствовал себя усталым и разбитым. Они решили с Бурковым после съемок съездить в станицу Клетскую, снять усталость в бане.

…Поехали на “газике” в Клетскую. Молодой шофер Паша неудачно развернулся и нечаянно переехал неосторожную станичную кошку. Шукшина начали бить нервные судороги, он с трудом успокоился. Перед баней шофер рассказал старику-хозяину (отцу заведующего местной кинофикацией) о дорожном происшествии. “Не к добру, – сказал старик, – к большой беде примета… Ну, да это раньше в приметы верили, сейчас все не так…”

 Мыться расхотелось, только погрелись слегка. Василий Макарович даже на полок не поднимался, посидел внизу. На обед у гостеприимного старого донского казака была лапша, мед, чай со зверобоем. Дважды – до обеда и после – Шукшин звонил в Москву. К телефону никто не подошел.

Вернулись на “Дунай”. В каюте у Буркова стояли два стакана с холодным кофе. Шукшин подгорячил свой стакан маленьким кипятильником и выпил. Вроде бы оживился. Немного поговорили на разные темы. Бурков предложил лечь сегодня спать пораньше. Да, согласился Шукшин, хорошо выспаться бы не мешало, и вскоре ушел в свою каюту, которая располагалась рядом.

Буркову не спалось. Посреди ночи, примерно в два-три часа, он услышал стук двери и знакомый звук шагов. Он выскочил на палубу. Шукшин, в съемочном галифе и белой нательной рубашке, держался левой рукой за сердце.
– Ты что, Вася?..
 – Да вот, защемило что-то и не отпускает, а мне мать говорила: терпи любую боль, кроме сердечной… Надо таблетки какие-нибудь поискать, что ли…
Врача на теплоходе не оказалось, уехал в этот день на свадьбу в одну из станиц. Нашли с помощью боцмана аптечку. Валидол не помог. Бурков вспомнил, что мать у него пьет от сердца капли Зеленина. Шукшин принял это лекарство.

– Ну как, Вася, легче?
 – А ты что думаешь, сразу, что ли, действует? Надо подождать…
Зашли в каюту Шукшина.
– Знаешь, – сказал Василий Макарович, – я сейчас в книге воспоминаний о Некрасове прочитал, как тот трудно и долго помирал, сам просил у Бога смерти…
 – Да брось ты об этом!..
 – А знаешь, мне кажется, что я наконец-то понял, кто есть “герой” нашего времени.
 – Кто?
 – Демагог. Но не просто демагог, а демагог чувств… Я тебе завтра подробнее объясню…
 – Вася, знаешь что, давай-ка я у тебя сегодня лягу…

Шукшин посмотрел на вторую кровать, заваленную книгами, купленными в Волгограде, Клетской и Ленинграде (всего их было – назовет потом опись – сто четыре названия), бумагами и вещами.

– Зачем это? Что я, девочка, что ли, охранять меня… Нужен будешь – позову. Иди спать…»
Разговаривал с Бурковым о смерти Шукшина и Анатолий Заболоцкий, и его рассказ в чем-то совпадает, в чем-то нет с версией Коробова.
Кадр из фильма "Они сражались за Родину"

«Помню серо-синего Георгия Буркова. Вот что мне рассказывал Жора в тот день, когда он вместе с Бондарчуком, Тихоновым, Губенко привез в Москву из Волгограда транспортным самолетом цинковый гроб. Я спросил его: “Как все хоть было? Когда ты его видел последний раз?”. Передаю смысл его рассказа: “Вечером в бане были, посидели у кого-то из местных в доме. Ехали на корабль — кошку задавили — такая неловкая пауза. Тягостно было.
 
 Поднялись на бугор возле “Дуная”. Потом по телевизору бокс посмотрели. В каюте кофе попили. Поговорили, поздно разошлись. В 4 — 5 часов утра еще совсем темно было, мне что-то не спалось, я вышел в коридор, там Макарыч стоит, держится за сердце. Спрашиваю: “Что с тобой?” – “Да вот режет сердце, валидол уже не помогает. Режет и режет. У тебя такое не бывало? Нет ли у тебя чего покрепче валидола?”. Стал я искать, фельдшерицы нет на месте, в город уехала. Ну, побегал, нашлись у кого-то капли Зеленина. Он налил их без меры, сглотнул, воды выпил и ушел, и затих. Утром на последнюю досъёмку ждут. Нет и нет, уже 11 часов — в двенадцатом зашли к нему, а он на спине лежит, не шевелится”. Кто зашел, не спросил ни я, ни он не говорил».

Сам Бурков в книге мемуаров написал о последних часах жизни Шукшина очень скупо, опустив все те подробности, которые поведал Коробову и Заболоцкому: «В последний вечер выглядел усталым, вялым, все не хотел уходить из моей каюты – жаждал выговориться. Вдруг замолкал надолго. Будто вслушивался в еще не высказанные слова. Или принимался читать куски из повести «А поутру они проснулись» – как раз завершал работу над ней, вот только финал никак не выходил, что-то стопорило. Помните, повесть обрывается на суде. “Я хочу сделать так. Во время чтения приговора в зал входит молодая, опрятно одетая – “нездешняя” – женщина и просит разрешить присутствовать. Судья, тоже женщина, спрашивает: “А кто вы ему будете? Родственница? Знакомая? Представитель жэка?” – “Нет”, – говорит женщина. “Кто же?” – “Я – Совесть”».

И тем не менее именно он, Бурков, так и остался основным свидетелем и – по мнению многих – безмолвным хранителем последней загадки в судьбе Шукшина.

«Есть, есть тайна в смерти Шукшина, – утверждал Алексей Ванин. – Думаю, многое мог бы поведать Жора Бурков. Но он унес тайну в могилу. На чем основаны мои подозрения? Раз двадцать мы приглашали Жору в мастерскую скульптора Славы Клыкова, чтоб откровенно поговорить о последних днях Шукшина. Жора жил рядышком. Он всегда соглашался, но ни разу не пришел. И еще факт. На вечерах памяти Шукшина Бурков обычно напивался вусмерть. Однажды я одевал, умывал его, чтоб вывести на сцену в божеском виде. Тот хотел послать меня подальше. Я ответил: “Жора, не забывай про мои кулаки!” И тогда пьяный Бурков понес такое, что мне стало страшно и еще больше насторожило...»

«Жора Бурков говорил мне, что он не верит в то, что Шукшин умер своей смертью, – вспоминал актер Александр Панкратов-Черный. – Василий Макарович и Жора в эту ночь стояли на палубе, разговаривали, и так получилось, что после этого разговора Шукшин прожил всего пятнадцать минут. Василий Макарович ушел к себе в каюту веселым, жизнерадостным, сказал Буркову: “Ну тебя, Жорка, к черту! Пойду попишу”. 

Потом Бурков рассказывал, что в каюте чувствовался запах корицы – запах, который бывает, когда пускают “инфарктный” газ. Шукшин не кричал, а его рукописи – когда его не стало – были разбросаны по каюте. Причем уже было прохладно, и, вернувшись в каюту, ему надо было снять шинель, галифе, сапоги, гимнастерку... Василия Макаровича нашли в нижнем белье, в кальсонах солдатских, он лежал на кровати, только ноги на полу. Я видел эти фотографии в музее киностудии имени Горького. Но почему рукописи разбросаны? Сквозняка не могло быть, окна были задраены. Жора говорил, что Шукшин был очень аккуратным человеком. 

Да и Лидия Николаевна Федосеева-Шукшина рассказывала о том, что, когда они жили в однокомнатной квартире, было двое детей, теснота, поэтому все было распределено по своим местам – машинка печатная, рукописи и так далее. А когда дети спали, курить было нельзя, и Шукшин выходил в туалет, клал досочку на колени, на нее тетрадку и писал. Разбросанные по полу каюты рукописи – не в стиле Шукшина, не в его привычках: кто-то копался, что-то искали.

Такими были подозрения Буркова. Но Жора побаивался при жизни об этом говорить, поделился об этом со мной как с другом и сказал: “Саня, если я умру, тогда можешь сказать об этом, не раньше”».

О подозрениях Георгия Буркова рассказывал позднее и его гример В. Мухин. Вот слова Буркова в его изложении: «Я постучался к Шукшину. Дверь была не заперта. Но я не вошел, а от двери увидел... рука, мне показалось, как-то... Я чего-то испугался. Окликнул его. Ему же на съемку было пора вставать. Он не отозвался. Ну, думаю, пусть поспит. Опять всю ночь писал.

Я пошел по коридору и столкнулся с Губенко. “Николай, – попросил я, – загляни к Васе, ему скоро на съемку, а он чего-то не встает...”
Он к нему вошел. Стал трясти за плечо, рука как неживая... потрогал пульс, а его нет. Шукшин умер во сне. “От сердечной недостаточности”, – сказали врачи. Я думаю, они его убили. Кто они? Люди – людишки нашей системы, про кого он нередко писал. Ну, не крестьяне же, а городские прохиндеи... сволочи-чинуши...»

«В станице до сих пор ходят разные толки. И поводы для этого есть. Еще жива Евгения Яковлевна Платонова, партизанка, жена Героя Советского Союза Венедикта Платонова, – вспоминал житель станицы Клетской Н. Дранников. – Ее брали понятой. Евгения Яковлевна рассказывает, что, когда они приехали на “Дунай”, все в каюте было разбросано. Будто кто-то что-то искал. А сам Шукшин лежал скорчившись. Это никак не вяжется с фотографией криминалистов, где Василий Макарович лежит в ухоженной каюте, прикрытый одеялом, словно спит. А еще вызывают подозрение у станичников чистые сапоги. Зачем ему надо было мыть кирзачи? Ведь назавтра вновь с утра на съемку. Кто и что смыл с его сапог, гадают наши казаки».

А вот слова Л. Федосеевой-Шукшиной: «Я уверена: в ту ночь произошло убийство. Чего Вася и боялся последнее время. Он показывал мне список своих родственников, которые умерли насильственной смертью. Боялся, что разделит их участь. Предчувствие было. “Господи, дай скорее вернуться со съемок! Дай бог, чтоб ничего не случилось!” Случилось.
 Когда на разных уровнях заявляют, что не выдержало больное сердце Шукшина, мне становится больно. Вася никогда не жаловался на сердце. Мама моя в тот год сказала: “Вася, ты такой красивый!” – “Это полынь! – ответил он. – Я такой же крепкий, такой здоровый, что полынь степная”.

Он чувствовал себя прекрасно, несмотря на безумные съемки, ужасную войну, которую снимал Бондарчук.
Как раз перед съемками “Они сражались за Родину” Бондарчук устроил его на обследование в самую лучшую цековскую больницу. Врачи не нашли никаких проблем с сердцем. У меня до сих пор хранятся кардиограммы. Там все слава богу.
Говорят, что умер оттого, что много пил. Ерунда! Вася не брал в рот ни капли почти восемь лет.

Что странно: ни Сергей Федорович Бондарчук, ни Георгий Бурков, ни Николай Губенко, ни Юрий Владимирович Никулин, ни Вячеслав Тихонов – ни один человек так и не встретился со мной позже, не поговорил откровенно о той ночи. Я так надеялась узнать именно от них, что же случилось на самом деле...»

Что же касается того, кто мог это убийство совершить, опять же версии расходятся: КГБ, чиновники, завистники, конкуренты, масоны. Больше всего размышлений на эту тему оставил Анатолий Заболоцкий. В одном из вариантов воспоминаний о Шукшине, а точнее в дополнениях к уже опубликованным мемуарам он написал о том, как во время своего приезда на Дон несколько лет спустя после смерти Василия Макаровича встретил некоего незнакомого человека, который «нервной скороговоркой» представился Алексеем и рассказал о том, что был в составе группы эвакуации на теплоходе «Дунай». 

«Мы прибыли в начале четвертого и должны были перевезти тело в Волгоград. Уже на “Дунае” нам велено было оставить его в каюте до приезда врачей. Он лежал ничком поперек койки. Мы положили его нормально, сняв верхнюю одежду и сапоги. Тело было уже полуокоченевшее... закрыли его одеялом, а сапоги и тапочки поставили там, где они стоят на снимках, опубликованных в печати и в вашей книге. В каюте был кавардак; кроме нас, приехавших за телом, там был какой-то мужик — широкоплечий, невысокий, с головой, посаженной без шеи в туловище. Уходя, запомнил его слова: “Идиоты, наведите порядок!” С тех пор судьба Шукшина меня зацепила... Не задавайте мне вопросов. Я сообщил вам факты, потому что просмотрел иллюстрации в вашей книге “Шукшин в кадре и за кадром”».
 
А дальше последовал комментарий самого Анатолия Дмитриевича: «Внезапно простившись, он ушел и растворился в многолюдье. Глядя ему вслед, я не чувствовал потребности задавать вопросы... Много позже (когда Панкратов-Черный пересказал свой разговор с Георгием Бурковым, в котором тот поведал о насильственной смерти Макарыча — инфарктным газом, пахнущим корицей, — и просил обнародовать сей факт только после его, т. е. Буркова, смерти, что Панкратов-Черный и сделал) я вспомнил слова Алексея на берегу Дона и мне стало понятно, почему Георгий явно нервничал, когда я упорно просил: “Расскажи о последней встрече твоей с Макарычем! Ты же видел его последний”. Всякий раз Георгий излагал мне другой ход события. Ясно было — Георгий уклонялся, чего-то не договаривал и почему-то ему самому было тошно...

Схема гибели Макарыча, вероятно, была такова. Предположим, что кому-то из работников группы или журналистов, кои в последние дни густо кружились вокруг шукшинской каюты, некто поручил изъять записи Шукшина или текст пьесы “Ванька, смотри!”. Возможно, то был один актер окружения, которого Макарыч давно вычислил как чьего-то соглядатая и сказал о том в нашей последней беседе. И вот, допустим, “порученец” проникает в каюту Шукшина, чтобы взять потребную рукопись, но в известном похитителю месте ее нет; тогда он начинает рыться среди книг и “выходит из графика” — входит Шукшин и видит в своей каюте субъекта, которого знает в лицо. Помня горячность Макарыча, можно предположить, что возникла потасовка. 

“Искатель” гадко вляпался и решает уложить хозяина каюты без сознания — стреляет, скажем, из газового пистолета или баллончика. Заслышав издали возню, является Бурков. Убрать второго — как-то слишком (задания такого нет; а может, и отрава кончилась в баллоне). “Искателю” провал его грозит разоблачением, тогда он обещает Буркову: “Ляпнешь, сдохнешь!” Обет молчания доконал душу Буркова... Шли годы. Георгий стал проговариваться, особенно при подпитии. В конце концов попал в больницу — тот же диагноз: “сердечная недостаточность” и — на тот свет... Ох, как много людей, знавших правду, ушло со света белого молча! А мне, коль моя версия грешна, то за нее отвечать придется на том свете...»

Отрывок предоставлен издательством «Молодая гвардия».
20 октября 2019   Просмотров: 6 681