БОГ ВСЕГДА ДАЕТ НА РЕБЕНКА. Рассказ

Наташа старалась задавить слезы глубоко внутрь, чтобы не портить праздник. Оправила кофту на выпирающем уже животе и, толкая перед собой инвалидную коляску с сыном, открыла дверь кафе.

Обычное воскресенье, когда тольяттинские мамы детей-инвалидов собирались в кафе, чтобы немного выдохнуть от бесконечных реабилитаций и битв за нормальное существование детей. Они сами себе организовали отдых, без всяких спонсоров и фондов. Кафе «Фасоль» закрывалось на спецобслуживание. С подачи владелицы, уставшим мамам бесплатно раздавали чай, пирожные и включали караоке. И мамы детей-инвалидов превращались в обычных молодых женщин, которые смеялись, пели, болтали и подшучивали друг над другом.

Наташа ходила туда всегда, даже когда и двигаться не хотелось. Потому что это был ее островок, где понимают и принимают. Но сейчас она сидела, молча, не зная, как объяснить подругам, что она беременна, а муж «сделал ручкой», сказав, что эта ноша слишком тяжела. Второй ребенок не должен родиться, ведь у первого – ДЦП. Но Наташа отказалась идти на аборт и вот, спустя три месяца, муж уже живет с другой женщиной, а у нее самой едва хватило денег на бензин, чтобы доехать с больным сыном сюда на мероприятие.

– Ну, давай, колись, что стряслось? – к ней подсела Елена Нечаева, удивительно моложавая, красивая и сильная. Ее дочь – Софья Бабич – также была в инвалидной коляске, но благодаря терпеливой и любящей матери, завоевывала раз за разом различные вокальные награды по всему миру. И жила, жила очень радостной жизнью.

Наташа хотела было разрыдаться от жалости к себе, но Елена энергично оборвала ее:

– И так все понятно. Ушел? Ну, Бог ему судья. Ты давай-ка расскажи лучше, какие у тебя остались ресурсы? Что тебе реально может помочь поставить детей на ноги?

– Да ничего, – хлюпнула носом Наташа.

– Ну, так не бывает! Бог-то никуда не делся, верно? Даже в твоей тяжелой ситуации. А Бог помогает руками людей, помнишь такую поговорку? Так что, на, возьми микрофон, мы сейчас с тобой обо всем забудем, споем дуэтом, напьемся чаю, а дома ты хорошенько все обдумаешь. И – да, почитай рассказ про ресурсы. Это я от нее вдохновилась. Выход есть всегда, Наташк. Ну не убивать же чудо…

И Наташа пела и смеялась, а с сыном занимались волонтеры из благотворительного фонда. Им завернули пирожных, и Наташа впервые не вздрогнула от тишины пустой квартиры.

Ресурсы, ресурсы… Ночью, уложив сына, и счастливо вздохнув от его «Мам, я тебя люблю и вместе мы со всем справимся», Наташа села записывать все, что у нее есть на сегодняшний момент.

Так вот же он, первый. Точнее, второй. Есть Господь, который точно рядом и любит ее, есть 11-летний сын, пусть и в инвалидной коляске, но с сохранным разумом и огромным сердцем. Он, наверняка, и приглядит за малышкой, и вообще поможет. Он ее вдохновитель!

Но больше писать было нечего… Список ресурсов выглядел скудненько, и Наташа не спала всю ночь.

Утром встала с трудом, но пропустить Литургию, особенно, в таком положении она не могла.

– Господи, Господи! – только и взывала она всю службу в своем любимом храме на улице Голосова в Тольятти. Настоятель прихода в честь Пресвятой Троицы когда-то мечтал построить на своей территории центр реабилитации для детей-инвалидов. И теперь после службы подошел к девушке, собрал все продукты, которые прихожане приносят «на канон», помянуть усопших родственников.

– Это тебе и сыну, Наталья, – тихо сказал батюшка, – приносить тебе домой продукты будет бабушка Вера, когда родишь. Живет она рядом с тобой, нужно будет – за детьми присмотрит. Скажи, чем мы еще можем тебе помочь?

Наташа стояла растерянная, вглядываясь в лицо доброго батюшки.

– Ты не молчи, Наталья. Люди чужую беду обходят, потому что не знают, чем конкретно можно помочь. Ты давай пока подумай, а потом приходи чайку попить.

Так и поняла Наташа, что добрых людей больше, чем плохих. Им просто нужно показать конкретные способы помочь чужой беде. А еще Наташе пришлось ломать свою гордость, когда стала обращаться к друзьям, прося посидеть с сыном хоть несколько часов в неделю. На удивление, друзья с радостью откликались, несли Наташе вещи и продукты. И на место высокомерной гордости в сердце пришло смирение и благодарность Богу за все.

Так она внесла в список ресурсов Бога, сына, родной приход, верных друзей.

Но все равно будущее тревожило, как бы старательно не молилась Наталья. Ведь дата родов приближалась, а кроме помощников у нее не было ни дохода, ни какой-либо опоры в будущем.

На следующий день ей пришла огромная посылка. Новые, шикарные вещи на девочку, коляска и детское постельное белье. Вконтакте ее ждало письмо от женщины по имени Ольга:

«Уважаемая Наталья, надеюсь, вам пригодятся вещи, общие друзья рассказали мне о вашей беде. Хотя, какая это беда, это же временные трудности. Я работаю в большой московской компании, и моя зарплата позволяет высылать Вам ежемесячно десять тысяч рублей на Сберкарту. Думаю, это поможет Вам продержаться на плаву с Вашими чудесными детьми. Очень прошу Вас как верующего человека молиться обо мне, грешной, а также о моей усопшей мамочке, рабе Божией Фотинии. С благодарностью к Вам за сохраненное чудо жизни, Ольга».

Руки Натальи тряслись. Пока она дочитывала письмо, слезы удивления и радости щипали глаза. В дверь позвонили. Пришел кто-то из друзей погулять с сыном во дворе. Они сами составили расписание и исправно несли детскую вахту.

В этот раз бывший одноклассник Вовка втолкнул в просторную прихожую смущенного мужчину.

– Наташ, ну никто его не понимает – француз, да еще с сильным дефектом речи. Кошмар, но он талантливый до невозможности. Приехал сюда в служебную командировку на месяц. А тебе же до родов целых три месяца? Так давай помоги нам с переводом некоторых бумаг. А то я ему все уши прожужжал про то, какая ты талантливая была у нас на инязе и на скольких языках говоришь. Так что, заходи, брат Антонио, к нашей чудесной Наташке и не благодари, что русский быт узнаешь изнутри, да еще и сможешь покартавить на родном французском с красивой разведенной женщиной. Пусть и немного беременной.

Вечером, когда они обсудили с Антонио и Вовкой детали, Наташа налила всем чая и включила на кухне выступление Сони Бабич, девочки на инвалидной коляске, которая пела так, что замирали сердца.

– Что невозможно людям, возможно Богу. Правда, Антонио, – проговорила она на чистейшем французском, даже не подозревая, что на долгие годы декрета обеспечила себе прибыльную подработку по переводу технических бумаг и писем.

Прошла в комнату и зачеркнула в списке ресурсов все, кроме главного слова – «Бог». Ведь Господь заботится обо всех.

И если уж дал ребенка – то и на ребенка даст.

Елена Янковская 
15 сентября 2020   Просмотров: 1 060