ВСТРЕЧА. Рассказ

Под мерный стук колес было очень приятно мечтать. Например, о том, как наступят летние каникулы и, возможно, родители подарят путевку на море. Не важно, на какое. Лишь бы, наконец-то, попасть на курорт! Уже все однокурсники Тимофея побывали кто в Египте, кто в Турции, ну а те, кому совсем уж повезло — посмотрели даже Арабские Эмираты.

Парень грустно вздохнул, догадываясь, что и на этот раз придется ему вместо яркого лежака и коктейля в запотевшем бокале любоваться старым покрывалом, расстеленным у грядок, да домашним квасом в ненавистных Свистелках. Тимофей украдкой взглянул на своего попутчика. Интересно, куда едет этот мужчина? Наверное, в Питер, куда ж еще? Не в белорусскую глубинку — это точно! Слишком уж он интеллигентно одет и держится как-то горделиво. Присмотревшись, Тимофей с удивлением отметил, что лицо у попутчика достаточное молодое, хотя волосы полностью седые. Наверное, недоумение отразилось на лице парня, потому что мужчина дружелюбно улыбнулся:
 
— Меня Антоном зовут. Будем знакомы?
 
Тимофей протянул руку и назвал свое имя. А что? Непринужденный разговор — лучшее средство убить время. Так что он был рад неожиданному знакомству, которое обещало скрасить почти три часа пути.

— А Вы куда едете? — поинтересовался парень.
— В Оршу. У меня там очень важное дело.
— И я в Оршу, — придав голосу трагичности, сказал Тимофей. — У меня бабушка заболела, еду ее навестить и помочь по хозяйству. Она живет в деревне Свистелки. Это в полукилометре от города.
 
Парень посмотрел на Антона и неожиданно спросил:
— А у Вас какое там дело?
 
Нельзя так, конечно. Вопрос прозвучал слишком бесцеремонно. Но Тимофею вдруг очень захотелось узнать как можно больше о своем попутчике. Он был каким-то странным. Можно даже сказать, загадочным.

— Что ж. Расскажу, раз тебе интересно, — невозмутимо ответил Антон. — Я каждый год навещаю друга в Минске, а потом еду в Свято-Богоявленский Кутеинский мужской монастырь на праздник Крещения. Такая вот, брат, традиция…
 
Тимофей недоверчиво поглядел на Антона. Неужели верующий? Совсем не похож… Вроде, солидный такой. Парень не смог побороть любопытство:
 
— А зачем из другой страны именно в этот монастырь ехать?
 
Антон посмотрел на собеседника с усмешкой:
 
— Тебе все-все-все рассказывать? Прямо с самого начала?
 
Шутит? Так сразу и не поймешь… Но Тимофей решил на всякий случай утвердительно кивнуть.
 
— Ладно, — с легкостью отозвался Антон, — слушай тогда… Призвали меня в армию. Уходил — была невеста, вернулся — она уже чужая жена. Тяжело на сердце было, но ничего не поделаешь. Пытался наладить жизнь. Но как-то все не клеилось. Работа была, но не интересная. Девушки встречались, да сердце не откликалось. И как-то мне стало, Тимофей, скучно. Настолько скучно, что пришло понимание: не хочу жить. Не хочу, и все тут. Не вижу в этом смысла. Это нынче депрессией называют. А на самом деле в большинстве случаев такое состояние мирского человека абсолютно нормально. Если ты живешь без Бога, то и смысла в таком существовании, действительно, нет. Сердце не обманешь… Никакие развлечения не принесут радости, если внутри у тебя зияет дыра.
 
Антон поглядел в окно и таким же бесстрастным голосом продолжил:
— Решил я в контрактники пойти. Честно признаюсь, героизма в таком поступке не было никакого. Я просто искал, как оправдать свое никчемное существование… Так я попал на «вторую Чеченскую».
Тимофею стало не по себе. Не хотел он слушать дальше. Внутри что-то сопротивлялось. Но Антон не мог этого знать:
 
— В моей роте было четыре белоруса. А так в основном — ребята с Урала. Знаешь, до Чечни я как-то неправильно представлял себе, что такое дружба. Но когда над тобой свистят пули, все становится на свои места. Начинаешь очень четко понимать, что значит любить, дружить, быть преданным. А еще, брат, мне так домой захотелось… К моим старикам! И я, совершенно не верующий человек, вдруг стал молиться: «Господи, помоги домой живым вернуться, мне же так много надо сделать для родителей!» Представляешь, я даже крещен не был. Но молюсь со слезами и отчетливо ощущаю: меня Кто-то слышит!
 
Антон перевел дыхание и посмотрел прямо в глаза Тимофею:

— Один парнишка из Минска, Саней его зовут, достал меня из-под горящей машины, а потом тащил на себе более десяти километров до нашего блокпоста… Собственно, тебе подробности не стоит знать. Главное — домой я, действительно, вернулся. Живым. Очень мне хотелось как-то Бога отблагодарить, но я не знал, как. Думал, все эти походы в храм — лицемерие. Главное — чтобы Господь в душе был. Молился я своими словами, никаких книг не признавал, да и креститься не хотел. Зачем? Бог и так знает, что я в Него верю. И вот, по прошествии нескольких месяцев, я решил навестить Саньку. Продумал маршрут, купил обратный билет на скорый поезд до Санкт-Петербурга, и отправился в путь. Погостил у друга пару дней, да пора было домой возвращаться. Сижу уже в вагоне, а в душе непонятная тревога. Час еду, другой, а мне совсем плохо становится. Даже не могу сейчас тебе объяснить, что именно со мной происходило. Какое-то ощущение, что упускаю что-то очень важное. Возможно даже, самое главное в своей жизни… А потом я знаешь что сделал?
— Что? — завороженно спросил Тимофей.
 
— Я просто вышел. Была остановка в Орше. Не понимая, куда я иду и зачем, просто брел по городу со спортивной сумкой на плече. Шел и думал: «Наверное, я сумасшедший. Что я делаю?!» А потом увидел купола храма. Так сердце в груди сжалось, ты не представляешь! Я бегом туда. Захожу. Служба идет. Постоял немного, потом понял — праздник. Не помню, кто рядом со мной стоял. Брат какой-то. Я у него спросил, что за торжественность. А он отвечает: «Крещение Господне!» Мне так страшно стало. Думаю: «Как Крещение?! Зачем Христу креститься, Он же Бог!» Я тогда не знал ничего о православной вере. Сам себе придумал удобную религию и этим довольствовался. В общем, вопросы у меня возникли. Позже к священнику решился подойти. Долго мы с ним разговаривали… В итоге я пробыл в Орше две недели и уехал домой крещеным. Теперь я раб Божий Антоний. Так-то, брат… Это самое большое чудо в моей жизни. Ты подумай только: меня, считай, за руку привели в незнакомый город, в незнакомый храм, именно в этот праздник! Да не просто в храм, а в Богоявленский монастырь! Теперь я каждый год сюда приезжаю. Здесь место моего рождения…
 
Тимофей и сам не знал, отчего в его голове родился этот вопрос:
— Теперь Вам не скучно жить?
 
Антон отчеканил:
— Нет. Потому что я знаю, для чего появился на этот свет.
 
Прощались они на вокзале, как старые знакомые. Антон пружинистой легкой походкой шел к монастырю, а Тимофей задумчиво двигался к автобусной остановке.
 
Меньше чем через час бабушка взволнованно поглядит на внука:
— Что это ты невеселый такой? Уж не заболел ли?

Тимофей обнимет ее, заверит, что у него все хорошо, а потом смущенно спросит:
— Ба, а меня точно крестили?
 

Наталия Климова
21 января 2021   Просмотров: 720