Благоговение во всем (старец Паисий Святогорец)

altИ вот еще в чем будьте внимательны: у вас на диване было постелено что-то с крестами, но садиться на кресты и наступать на них нельзя. Евреи делают обувь с крестами, изображенными часто не только на подошве снаружи, но и изнутри - под каблуками и подошвами. И денежки плати и кресты попирай! Они же раньше делали погремушки, на которых с одной стороны был Христос и Божия Матерь, а с другой - петрушка. Они словно говорили этим: "А какая разница: что петрушка, что Христос!". А несчастные люди видели Христа и Богородицу и покупали эти погремушки своим детям. Младенцы бросали погремушки на пол, наступали на них, пачкали их... А сейчас, мне рассказывали, где-то возле Китая католические миссионеры надевают на себя такие медальоны, на которых изнутри изображен Христос, а снаружи Будда. Либо изобразите одного лишь Христа изнутри, либо исповедайте Его явно! Иначе ведь не придет Благодать Божия! И здесь, в Греции, нашлись такие, что, не подумав, изобразили Пресвятую Богородицу - к несчастью! - на почтовых марках, которые бросают и топчут.

- Геронда, может ли человек в чем-то иметь благоговение, а в чем-то нет?

- Нет. Если благоговение настоящее, то человек имеет его во всем. Однажды в монастыре Ставроникита гостил один священник. На шестопсалмии [1] он опустил сиденье стасидии и сидел. "Отче, - говорю ему, - шестопсалмие читают". - "А я, - отвечает он, - так его лучше воспринимаю!" Подумай-ка, а! По прошествии многих лет он приехал опять и нашел меня. В разговоре он упомянул о том, что наклеивал бумажные иконки на деревянные дощечки и раздавал их в благословение. "А как ты их клеишь?" - спрашиваю. "Намазываю, - говорит он, - на дерево клей, сажаю на него иконку, а когда наделаю их побольше, кладу одну иконку на другую, а сверху сажусь сам, чтобы клей хорошо схватился. Возьму и книжку какую, почитаю маленько". У меня, когда я это услышал, волосы на голове встали дыбом! "Ты что же, - говорю, - делаешь! Садишься на иконы, чтобы они приклеились?!" - "А что, - спрашивает он, - нельзя?" Видишь, до чего потихоньку доходят? Плохо то, что неблагоговение не стоит на месте, развивается к худшему. Человек развивается или в добром, или в злом. И этот священник, смотри: с чего начал и до чего дошел! Сперва: "Так я лучше воспринимаю шестопсалмие", а потом дошел и до того, что говорил: "Так и иконы приклеются, и я почитаю". Тогда в Ставрониките ему показалось странным, что я сказал ему о шестопсалмии. А ведь были там и другие старые монахи, которые стояли. Маленько опирались о стасидию и нисколько не шевелились. Одно дело - когда ты устал, болен, ноги дрожат, и поэтому ты садишься; ну не казнит тебя за это Христос. Но другое дело - считать, что так, как ты делаешь, - лучше и говорить: "Сидя я лучше воспринимаю". Какое этому оправдание? Духовная жизнь - это не приятное времяпровождение. Если тебе больно - сядь, Христос не тиран. И авва Исаак говорит. "Если не можешь стоя - сядь" [2]. Но не говорит же он: "Если можешь - сядь!"

- Геронда, а почему мы не садимся на шестопсалмии?

- Потому что оно символизирует Страшный Суд. Поэтому хорошо, если во время чтения шестопсалмия ум идет на час Страшного Суда. Шестопсалмие занимает шесть-семь минут. После первой статьи мы даже не крестимся, потому что Христос придет сейчас не для того, чтобы распяться, но явится [миру] как Судия.
_____________________________________________________
1) Шестопсалмие - шесть избранных псалмов (3, 37, 62, 87, 102, 142) из Псалтири, читаемых в начале утрени. После первых трех псалмов, составляющих первую статью шестопсалмия, когда произносятся слова "Слава, и ныне. Аллилуйя (3)", не совершаются крестное знамение и поясные поклоны, как предусматривает это Церковный устав в других подобных случаях.

2) "Если же, когда пребываешь во бдении, продолжительное стояние одолевает тебя своею долговременностию, и изнеможешь от безсилия, и скажет тебе помысл, вернее же сказать, злохитренный проговорит в помысле, как в змии: "Окончи, потому что не можешь стоять", то отвечай ему: "Нет; но посижу одну кафизму, и это лучше сна. И если язык мой молчит и не выговаривает псалма, ум же поучается с Богом в молитве и в собеседовании с ним, то бодрствование полезне всякаго сна" ". (Авва Исаак Сириянин. Творения. Сергиев Посад, 1911. Слово 56. С 281.)
24 августа 2014   Просмотров: 9 760