ЧУДО НА МОГИЛКЕ... «Да это он сам и был». Свидетельство о чудесном происшествии на могилке митрополита Иоанна (Снычева)

2 ноября исполнилось 22 года со дня блаженной кончины митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева). Как всегда в этот день, на Никольском кладбище Лавры у могилки Владыки было многолюдно, служились панихиды, горели свечи, люди приносили цветы.
 
С раннего утра и до позднего вечера сюда приходили те, кому дорога память о всенародно любимом архипастыре Земли Русской – Святителе Иоанне.

 

Как и многие, мы веруем, что Владыка будет прославлен в сонме русских святых. А пока в своих молитвах мы возносим ему хвалу и – в который раз! – просим: «Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего митрополита Иоанна и святыми его молитвами спаси и помилуй страну нашу Российскую и люди ея».

 

В память о Владыке Иоанне мы впервые публикуем приведенное ниже свидетельство, которое было получено нами еще в 2010 году от Людмилы Валентиновны Гришановой из г. Мурома. Она приезжала в Санкт-Петербург, и мы встречались с ней в издательстве «Царское дело».

 

 

Сергей Астахов, директор издательства «Царское дело»

 

Свидетельство Людмилы Валентиновны Гришановой

 

Шесть или семь лет тому назад, числа 15-16 июля, я вместе со своей тетей Татьяной и другом моего сына Виктором после вечерней службы в Троицком соборе Александро-Невской Лавры захотели посетить могилку Владыки Иоанна на Никольском кладбище. Время было позднее, около семи вечера, а кладбище в 18 часов закрывается, и мы думали, что не сможем попасть к Владыке. Но один мужчина, которого мы встретили в Лавре, посоветовал нам дать смотрителю кладбища 10 рублей и попросить его за эту небольшую сумму пропустить нас.

 

У всех у нас были с собой только крупные деньги, но необъяснимым образом в кошельке моей тети оказалась единственная десятирублевая купюра, которой, по словам тети, у неё не должно было быть, так как она хорошо это помнила. Мы все были очень удивлены этой неожиданной находке и восприняли это событие как маленькое чудо.

 

Смотритель кладбища взяла 10 рублей, спокойно пропустила нас, и мы прошли к могиле Владыки Иоанна. Моя тетя упала на могильный холмик и стала плакать о чем-то своём, наболевшем, а мы молча стояли рядом. Вдруг за спиной мы услышали голос: «Матушки, а вы не хотели бы пропеть акафист Пресвятой Богородице?» Мы обернулись и увидели молодого человека лет тридцати в стареньком подрясничке. Лицо его было удивительно похоже на лицо молодого Владыки Иоанна, которого я видела на фотографии. Голос незнакомца звучал мягко и как-то по-особенному тепло.

 

Мы втроем сразу же ответили согласием. Встав рядом с нами вокруг могилки Владыки, незнакомец раскрыл свою книжечку с акафистом Пресвятой Богородице «Всех скорбящих радосте» и начал читать первый кондак, а затем мы все вместе пропели «Радуйся...» первого икоса. Потом он передал книжечку Татьяне, а затем мне, и так мы поочередно читали и пели акафист Божией Матери, прочитывая, как обычно это делается, каждый по одному кондаку и икосу. Только Виктор стоял в стороне, и текст акафиста незнакомец ему не давал.

 

После чтения акафиста незнакомец сказал нам: «Пишите записки». Мы с Татьяной стали писать записочки о здравии и о упокоении всех наших родных и близких. Как обычно, я написала большое количество поминаемых, имена которых едва уместились на тетрадном листе. Незнакомец взял записочки и по правому краю листа мелким ровным почерком написал: «Сорокоусты». Я очень удивилась и спросила: «Сколько же денег надо оплатить за такое поминание?» – но он, слегка улыбнувшись, ответил: «Ничего не надо».

 

Затем незнакомец сказал: «Возьмите цветочки с могилки и землю. И если у Вас что-нибудь заболит, то смешайте земельку со святой водичкой, выпейте – и получите исцеление». Потом он достал откуда-то иконочки и подарил: мне – образ святой Евфросинии Полоцкой, а Татьяне – образ Божией Матери. Затем сказал: «Теперь давайте я Вас помажу». Он взял лампадку, которая стояла за могилкой Владыки Иоанна, там, где стоят зажженные свечи, и по очереди помазал лампадным маслом всех троих. Помазывал он так, как это делают при соборовании: лицо, грудь, руки. В это время мы как-то особенно поняли, что наш незнакомец здесь явно хозяин. Закончив помазание, он сказал: «Вот теперь всё».

 

Мы ощущали необыкновенное чувство радости, которое появилось сразу же при встрече с этим человеком, когда он предложил пропеть акафист. Это чувство не только не покидало нас всё время, пока мы были с ним рядом, но усиливалось и переполняло нас.

Вместе с незнакомцем мы пошли по аллее к воротам кладбища. Подходя к выходу, незнакомец показал нам рукой: «Ну, вам сюда», – и мы послушно пошли вперед. Чувство огромной радости, не покидавшее нас все это время, даже не позволило нам понять, куда исчез наш загадочный незнакомец. Ворота были открыты, а смотрительницы уже не было. Мы вышли с кладбища и пошли своей дорогой.

 

 

Вернувшись в Муром, я рассказала об этом чудесном происшествии на могилке Владыки Иоанна своему духовному отцу иеромонаху Иоанну. Батюшка, выслушав мой рассказ, сказал: «Да это он сам и был».

 

И еще: незнакомец сказал, что в Петербурге состоится крестный ход в честь прославления Царской Семьи от Спаса-на-Крови к Казанскому собору, посоветовал сходить на крестный ход и назвал нам точную дату – 17 июля. Я была на этом крестном ходе.

 

Л.В.Гришанова, г. Муром, Владимирская обл.

Свидетельство записано С.И. Астаховым и подписано Л.В. Гришановой.


Могила митрополита Иоанна. Снимок октября 2005 года

6 ноября 2017 Просмотров: 18 769