ПО СТОПАМ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА... Новая инициатива Минздрава попахивает евгеникой

Не успели граждане переварить инициативу Правительства по установлению «нормативов смертности» по регионам (якобы в целях борьбы с ростом смертности по стране), как на горизонте появился проект нормативно-правового акта от Минздрава  «Об утверждении Порядка организации медицинской реабилитации детскому населению». 

Из содержания документа прямо следует, что у врачей теперь появится широкий спектр возможностей для полного отказа ребенку с задержкой в развитии и/или тяжелым заболеванием в бесплатной реабилитации. При этом мнение родителей детей с инвалидностью, по «доброй» традиции», никак не повлияет на решение госмашины.  

В чем главный подвох новой инструкции от Минздрава? Во-первых, в ней первым делом прописывается категория детей-инвалидов, граждан РФ, которой будет отказано в реабилитационной помощи. Речь о детях «с отсутствием реабилитационного потенциала, имеющих давность начала заболевания более 1 года». Подобное обоснование просто не имеет аналогов в мировой практике лечения инвалидности. 

Ранее российские медики как раз работали над концепцией ранней помощи, которую данный проект полностью перечеркивает. Фактически дети-спинальники, дети, пострадавшие от травм, дети с неврологическими, ментальными, онкологическими, кардиологическими, легочными, генетическими и иными редкими заболеваниями, нуждающиеся в немедленной реабилитационной помощи, от качества и оперативности которой напрямую зависит благоприятный исход или менее тяжелое течение заболевания, возможность их социализации, теперь могут получить отказ в лечении за «отсутствием потенциала» к выздоровлению.  

У многих родителей только на постановку диагноза ребенку уходят годы, а согласно новому документу им придется сначала ждать его подтверждения, затем дожидаться установления инвалидности, и только после этого начнется процесс «установления реабилитационного потенциала и маршрута реабилитации». 

Такое затягивание времени может привести к еще более глубокой инвалидизации детей, к многолетней изоляции от общества как детей, так и их родителей. Родители особенных детей, естественно, возмущены таким подходом чиновников – вот что они пишут в петиции, требующей проведение общественный слушаний инициативы Минздрава (на момент написания материала собрала более 105 тыс. подписей):

«Мы категорически против установления категории детей, которых признают лишенными реабилитационного потенциала. Кто-то из наших детей должен научиться правильно и самостоятельно дышать и глотать, кто-то – научиться ходить, кто-то – научиться находиться в обществе, кто-то – справиться со сложностями восприятия информации, но никто из них не может быть лишен помощи в достижении этих целей. 

Это конституционное право каждого гражданина Российской Федерации. Проект полностью перечеркивает ценность каждой жизни, и предлагает часть наших детей просто оставить лежать дома без реабилитации физической, социальной, когнитивной, без индивидуальных технических средств реабилитации, без кохлеарных аппаратов. Без всего».   

Во-вторых, проект документа вводит новых специалистов (особую категорию врачей), которые будут вершить судьбы детей, т.е. выбраковывать бесперспективных, без всякого нашего права голоса и без установленного порядка апелляции. Сейчас такой специальности – «врач по медицинской реабилитации» нет в природе, эксперты Минздрава заявляют, что их начнут переучивать из врачей других специальностей в сентябре 2019 года (их будет очень мало): они будут учиться год, затем еще 3 года в ординатуре.

Кто же будет заниматься особенными детьми с момента вступления нового порядка в силу до момента, когда эти переученные врачи смогут приступить к «оценке реабилитационного потенциала» и созданию «маршрутов реабилитации»? Порядок позволяет это делать нашим профильным лечащим врачам, у которых по регламенту не более 12 минут на каждого пациента, и которые, как считают многие родители, вообще не представляют, что делать с серьезными проблемами их детей. Естественно, в их головах внезапно не появятся новые знания, да еще такие сложные, несвойственные их специализации?

Да и год обучения по новой специальности – это ничтожно мало. Мировой опыт говорит о том, что врач-реабилитолог – это полная медицинская специальность, требующая шестилетнего профобразования и ординатуры, причем из этих шести лет как минимум два отводится на обучение шкале оценки состояния и прогноза пациента (и никогда эта шкала не может быть основанием для выбраковки бесперспективных).

«Где те обученные физические терапевты, эрготерапевты, специалисты по работе с детьми с ментальными и сенсорными заболеваниями, где специалисты, обученные работе в ОРИТ (как прописано в новом порядке) – кто будет практически исполнять прописанные «перспективным» детям маршруты реабилитации? Сейчас таких специалистов практически нет, а те, что есть, либо учились за рубежом, либо «самообученные», либо наскоро переквалифицированные из других специальностей, что резко снижает их эффективность, и, в конечном итоге, снижает «реабилитационный потенциал» наших детей.

Кого будут «назначать» эрготерапевтами? Кажется, что такие назначения будут проходить «для галочки», как сейчас назначают медсестер «сестрами реабилитации» для отчетности, однако они никогда не проходили обучения этой специальности. Проект устанавливает психологическую помощь детям, но чаще всего она нужна в первую очередь родителям, которые потрясены не только болезнью ребенка, но и поведением врачей, которые даже головы не поднимают, когда сообщают страшный диагноз и «сделать ничего нельзя» (потом оказывается, что можно) и такими вот проектами, «выбраковывающими» наших детей», – справедливо отмечают родители.

В-третьих, проект документа предполагает, что признанные «перспективными» дети должны проходить реабилитацию практически всегда в условиях стационара и исключительно курсами от 12 до 21 дня. Частота таких курсов устанавливается в количестве 1-4 раза в год. Других вариантов Минздрав не предусматривает. А что делать тем детям, для кого курсовая реабилитация является неэффективной? Очень часто дети с серьезными проблемами «откатываются назад» между курсами реабилитации, и, следовательно, их «реабилитационный потенциал» будет ухудшаться с каждым годом, и уже через год их легко могут признать «нереабилитируемыми».

«Что делать тем из нас, кто не может уезжать из дома в федеральные реабилитационные центры и санатории четырежды в год на срок до 84 дней в год? У многих из нас есть еще дети, и мы не можем постоянно лежать с ребенком в стационарах, да еще и в других городах. Многих из наших детей по разным причинам вообще сложно перевозить. Проект вообще не устанавливает возможности сопровождения ребенка в такое учреждение и возможность с ним там находиться, что также нарушает права семей. Те же, кого сложно перевозить, кто не сможет поехать, сразу попадут в категорию «бесперспективных». 

Лишь один раз в проекте упоминается амбулаторная помощь, и она вообще не упоминается в перечне организаций, которые могут оказывать реабилитационную помощь. Мы настаиваем на создании развернутой системы амбулаторной реабилитации на базе районных поликлиник и городских больниц. Мы настаиваем на постоянной доступной амбулаторной реабилитации вместо постройки дорогих, неудобных и мало кому нужных федеральных центров, напичканных дорогой техникой, но полностью лишенных обученных специалистов. Мы уже видели эти центры, и они ни в коей мере не отвечают нашим потребностям. Нам нужны специалисты в нашем городе, готовые принять нас дважды в неделю каждую неделю, а не поездки за сотни и тысячи километров в стационар на 12 дней», – пишут родители, которых неминуемо коснется сия «инновация».

Наконец, в-четвертых, проект документа предполагает «абсолютные противопоказания к реабилитации», которые также не имеют никакого отношения к мировой реабилитационной практике. Среди таковых показаний: и отсутствие свободной речи, и эпилепсия, и неконтролируемое поведение, и легочные заболевания, и кардиозаболевания, и многое из того, что в других странах является скорее показанием к экстренной реабилитации. Перечень этих противопоказаний оставлен на усмотрение лечебных учреждений, следовательно, он не изменится и вычеркнет еще тысячи детей из списка тех, кому окажут помощь.

Таким образом, данный документ путинских чиновников-«эффективных менеджеров» от здравоохранения является еще одним ярким пример последствий ухода государства с «рынка услуг», коими у нас теперь официально называют конституционные обязанности социального государства РФ. 

Государство не просто сращивается с бизнесом, с лоббистами крупных корпораций, но и фактически отдает им власть в образовании, здравоохранении, а само при этом повсеместно сокращает (оптимизирует) бюджетное финансирование социальной сферы. Под видом индивидуального, персонифицированного подхода к каждому гражданину чиновники теперь принимают решения: достоин ли он лечения, пособий и дотаций, дополнительных кружков и т.д. 

В части инвалидов налицо изменение самого подхода к значимости жизни каждого человека, и это очень пугает. Налицо создание кастового общества, в котором на ранних этапах выявляются неспособные или «бесперспективные» люди, которые бросаются государством на произвол судьбы. 

Комплексное профессиональное лечение становится уделом избранной элиты, обслуживающейся в структуре больниц и клиник Правительства и Администрации Президента, либо за границей. Кстати, уже сегодня пенсионеры и безработные обозначаются в медкнижках учреждений Минздрава как «неорганизованный контингент». Другой вариант этой категории – «неоптимизированный контингент». А оптимизация это, напомним, на сленге наших компрадоров синоним «сокращения» или «ликвидации»…

Обратите внимание на странный перекос в госмедицине – на фоне закрытия («оптимизации») медучреждений, роддомов по всей стране, на фоне дефицита специализированных врачебных кадров миллиарды планируется выделить на вакцинацию и ее пропаганду в СМИ, а также на борьбу с инакомыслящими. 

На фоне намерений существенно сократить объемы помощи детям-инвалидам (равно как и сокращения самой целевой группы, которая может рассчитывать на такую помощь) в 2019 г. принят закон о расширении сферы паллиативной помощи населению, которую будут оказывать всем признанным неизлечимо больными и на дому, и в дневном стационаре, не говоря уже об открытии новых центров. То есть организуется забота о "спокойном, тихом умирании" и «дожитии» россиян.

Все это очень напоминает социал-дарвинистские принципы отношения к людям (как и ницшеанский призыв «Падающего – подтолкни!»), которые практиковались в Третьем Рейхе и сегодня активно возвращаются к жизни путинскими либерал-глобалистами во власти. При этом просто диву даешься, как много значат для нашей власти судьбы «лидеров мнений» из числа ультралибералов-русофобов. 

Так, министр здравоохранения Скворцова чуть ли не ежечасно отчитывается в информполе о состоянии здоровья впавшего в кому мыслителя Дмитрия Быкова-Зильбертруда, назвавшего Гитлера –  освободителем русского народа и готовившегося издать книгу о генерале Власове в серии «Жизнь замечательных людей». Его оперативно перевозят в Москву, сейчас за его жизнь сражаются лучшие профессора-нейрохирурги в НИИ им. Бурденко. Очень хотелось бы, чтобы 12 миллионов детей-инвалидов России получали бы такое же внимание и поддержку госпожи Скворцовой сотоварищи. 

Но, не надейтесь! При Путине и его кагале никогда такого не будет! Эту власть не вылечить - только ампутация... Имеющий разум, да разумеет!
21 апреля 2019   Просмотров: 2 528