СО СВЯТЫМИ УПОКОЙ... О старейшем обитателе Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле

Афонский иеросхимонах Онуфрiй (Стебелев-Веласкес):
"Да, это праведник Божий - блаженный Лёвушка. У Батюшки Рафаила его фото давно стоит в красном углу."


На 102 году жизни скончался Лев Иванович Павлинец (Лёвушка), многолетний трудник Свято-Троицкой мужской обители в Джорданнвилле. Во вторник рано утром, 21 мая, скончался Лев Иванович Павлинец, многолетний трудник Свято-Троицкой мужской обители, лично знавший многих подвижников благочестия и деятелей Русского рассеяния.
 
22 мая, в праздник Преполовения Пятидесятницы, перенесения мощей святителя Николая и в день кончины почивающего под соборным храмом Свято-Троицкого монастыря митрополита Анастасия (Грибановского), была совершена в нем Божественная литургия архиерейским чином и малое освящение воды. После братской трапезы состоялся чин отпевания усопшего.

Павлинец Лев Иванович (Левушка) (род. 1918)

21 мая 2019 года перешел в вечность Лев Иванович Павлинец. Родился 18 января 1918г.  в Москве  в дворянской семье  адвоката и общественного деятеля. Знал все первое поколение русских архиереев-беженцев. 

Прислуживал им в русской Свято-Троицкой церкви Белграда во время их приездов на соборы РПЦЗ. Жил в монастыре в Мильково, с которым связан монашеский путь трех Антониев, впоследствии архиепископов РПЦЗ, свят. Иоанна Шанхайского и старца Фаддея Витовницкого. 

В середине 1930-х Лев Иванович перебрался в Ладомирову и после войны в США (в Ново-Дивеево он вырыл первую могилу). Затем в Джорданвилле он на протяжении десятилетий работал на скотном дворе. 

К сожалению, записать с ним интервью или то, как он изображал ушедших архиереев РПЦЗ, никак не удавалось из-за нежелания Льва Ивановича позировать на камеру. 

Переход его был таким, как мы молимся, "безболезненным, непостыдным, мирным".



О старейшем обитателе Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле
Источник: Газета Эском – Вера, 26 ноября 2008 г. 

Лёвушка – девяностолетнее дитя, старейший обитатель Джорданвилля. Вдруг увидел его на фотографии с похорон митрополита Лавра. В сереньком пальтишке, с палочкой, блаженный стоит возле гроба доброго своего покровителя. А люди смотрят на него, кто сочувствуя, кто опасаясь, что Лёвушка не удержится в предписанных рамках. 

Если так, то напрасно: в присутствии владыки он всегда был естественен и спокоен. Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле – это центр Русской Церкви Заграницей. Лёвушка был свидетелем его рождения. 

Рос он в Сербии и до девяти лет не отличался от других детей, пока не заболел менингитом. Всё, что с ним было до этого, он помнит прекрасно – до фамилий торговцев, державших лавки близ его дома. Помнит, как ходил с мамой покупать бублики, а мимо скакали лошадки, запряжённые в конки. 

Тогда же он впервые увидел будущего архиепископа св. Иоанна Шанхайского. Лёвушка умел его изображать, копируя улыбку, жесты, немного гнусавя. Кто лично знал владыку, удивлялись сходству. Довоенные проповеди митрополита Антония блаженный также показывал, на глазах преображаясь в величественного архиерея. Ещё Лёвушка помнит все стихи, что выучил когда-то, в том числе самое любимое, из Вертинского: 

Ваши пальцы пахнут ладаном,
А в ресницах спит печаль.
Ничего уже не надо нам,
Никого теперь не жаль.
И когда весенней вестницей
Вы пойдёте в дальний край,
Сам Господь по белой лестнице
Поведёт вас в светлый рай.
Тихо шепчет дьякон седенький,
За поклоном бьёт поклон.
И метёт бородкой реденькой
Вековую пыль с икон.

Стихотворение это Лёвушка читал неустанно, в том числе дамам, за которыми ухаживал и которых звал замуж. Некоторые из них признавались потом, что блаженный угадывал, что у них на душе, помогая рассеять думы о женихах. Во всяком случае, отказавшись принять Лёвушкины руку и сердце, девицы могли потом сосредоточиться на монастырской службе. 

Некоторые сердились, но вообще среди гостей Джорданвилля у Лёвушки было великое множество друзей. Это обнаруживалось, когда на именины ему отовсюду присылали сладости и прочие подарки. Подарки блаженный любил, как свойственно всем девятилетним мальчикам. Ведь с тех пор он больше уже не взрослел и вообще о последующих восьми десятилетиях жизни в памяти у него отложилось немногое. 

В 30-е годы, перед войной, Лёвушку как посылку отправили в Америку. Повесили на шею табличку с адресом получателя и посадили на пароход. Он прекрасно добрался до места. Мама его впоследствии тоже покинула Сербию, став монахиней в Ново-Дивеевской обители близ Нью-Йорка. А Лёвушка стал достопримечательностью Джорданвилля, предметом вечных шуток, уважения, любви и гнева. Помню его в ковбойской шляпе, кажется, её напялили на него семинаристы. 

Да и сам по себе блаженный был оригиналом, то есть ходил в башмаках разного цвета, ярком галстуке, а один раз отправился на службу в пальто, надетом на голое тело. Его перехватили, велели одеться. Он на службы ходил исправно, исповедовался и причащался, но некоторые монахи Лёвушку недолюбливали. В западной культуре нет таких понятий, как «блаженный», «юродивый», поэтому Лёвушка стал для «западников» вызовом, вторжением хаоса в упорядоченную, правильную жизнь. Когда в монастырь приезжали важные гости, «слишком правильные монахи» блаженного старались прятать, нередко обижали, но были у него и защитники, начиная с владыки Лавра. 

Иногда Лёвушка меня просто поражал. Помню, написал я статью о цесаревиче Алексее: «Последняя надежда России». Выхожу на улицу, а блаженный начинает петь: «Боже Царя храни». В другой раз поговорил с будущей женой по телефону, а Лёвушка в тот же день спрашивает: «Собираешься ехать?» «Как ты благословишь, Лёвушка», – отвечаю я, а в ответ одобрительное пение. Это многие замечали, иногда обращаясь к блаженному за советами. 

Он предсказывал болезни, давал семинаристам знать, что с их девушками неладно, или, наоборот, укреплял отношения с будущими матушками. Вся наша редакция газеты «Православная Русь», издающейся в Джорданвилле, относилась к Лёвушке с любовью. Не раз было замечено, что, когда иссякнет вдохновение, всё валится из рук, блаженный тут как тут. Подбодрит, пошутит, и дела вдруг начинают идти на лад. Отец Всеволод его привечал, отец Вениамин старался помочь. «Ну что, скелет, пошли», – говаривал ему блаженный весело, предлагая вместе прогуляться. Отец Вениамин, и правда, худющий. 

Мы тоже сдружились. Лёвушка часто просил меня проводить его в келью, она стояла на отшибе, и путь туда по вечерам и ночам не освещался. Десятки раз мы проделали этот путь. В келье у него, разумеется, царил жуткий беспорядок, вперемешку валялась какая-то одежда. Но иконы стояли аккуратно в углу столика. Это было маленькое пространство, где царил порядок. Ещё мы ходили вместе на кладбище, где у блаженного была любимая могилка. Там лежал ребёнок, который погиб от обрушения плиты. Лёвушка возжигал свечи, пел молитвы из панихиды, которую знал наизусть. Быть может, находил что-то общее в своей истории и судьбе этого младенца. 
28 мая 2019   Просмотров: 1 698