ЦИФРОВОЙ ВЗРЫВ... Путинский нейронет подключит к компьютеру мозги россиян и отключит от Бога их души

Эта т.н. Национальная технологическая инициатива (программа, запущенная путинскими глобалистами из АСИ и «Российской венчурной компании» в исполнение Послания Путина Федеральному собранию 4 декабря 2014 г.), предполагает прямое вмешательство в работу мозга (и организма в целом) человека путем подключения/вживления в тело нейроинтерфейсов («человек-компьютер», «человек-человек», «человек-животное»).

К 2035 году путинская секта цифровых евангелистов намерена вывести на рынок десяток компаний-лидеров нейротехнологий, совершив, тем самым, «биотехнологическую революцию» в России и в мировых масштабах. Несомненно, что под предлогом прогресса они займутся установлением тотального контроля над сознанием «биообъектов» и созданием новой версии постницшеанского человекобога и его верных слуг.

Для начала приведем наиболее яркие выдержки из интервью завкафедрой философского факультета МГУ, преподавателя Университета 2035 (очередной форсайт-проект НТИ) Елены Брызгалиной, в котором она максимально доступно рассказывает о грядущем «совершенствовании телесного субстрата человека нейротехнологиями»:

«Интерес образования к нейротехнологиям обусловлен множеством причин. Привлекательность нейротехнологий для образования, помимо социально-экономических причин, связана с тем, что они предлагают ответ на запросы ключевых трендов развития образования – индивидуализации процесса образования и персонификации образовательных технологий. Обращение к нейротехнологиям при осмыслении настоящего и будущего образования и его практической трансформации в нейрореальности требует учета нескольких плоскостей взаимодействия нейротехнологий и образования.

Во-первых, взаимодействие нейротехнологий и образования связано с использованием современных результатов описания мозга, полученных в рамках нейронаук средствами нейротехнологий, при концептуальном описании образования. Детализация представлений о мозге при их применении происходит при считывании активности мозга без воздействия на него. Нейротехнологии в данном случае собирают информацию об актуальном эмоциональном и физиологическом состоянии учащихся, в частности, о когнитивном утомлении.

Во-вторых, плоскость взаимодействия нейротехнологий и образования определяется тем, что нейротехнологии представляют собой дифференцированные средства воздействия на мозг для развития познавательных функций. Например, они позволяют воздействовать на нейропластичность, на активность функционально-значимых при обучении зон, на эмоциональное состояние. В этом контексте нейротехнологии не только влияют на понимание процесса и результатов образования, они могут быть использованы непосредственно в образовательном процессе для достижения ожидаемых образовательных результатов.

Роберт Бланк в книге 2013 года «Вмешательство в мозг: политика, право и этика» выделяет несколько направлений нейротехнологических интервенций в мозг:

А) Технологии инвазивного вмешательства (электросудорожная терапия (ECT), транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС), электрическая стимуляция мозга (ESB), мозговые импланты, глубокая стимуляция мозга, транскринальная электростимуляция мозга (tES), электростимуляция блуждающего нерва, электромиостимуляция импульсным током (TENS), микрополяризация постоянным током (tDCS), магнитотерапия, психохирургия.

Б) Технологии виртуальной реальности (нейровизуализация (КТ, МРТ, ПЭТ, ФМРТ), нейронная трансплантация, нейрогенетика).

В) Технологии, основанные на фармацевтицевтике и применении биологических препаратов (антипсихотики, антидепрессанты, транквилизаторы, гормональная терапия, ноотропы).

В перечне типов технологий, и тем более их наполнении, происходят весьма быстрые изменения. Практические нейротехнологии, в свою очередь, позволяют еще больше наращивать теоретическое знание о мозге, что дает основания для рассмотрения нейротехнологий как сложного проявления технонауки.

При выходе нейротехнологий за пределы лабораторий разработчиков в сферу образования для их практического использования в работе с детьми, особенно с имеющими особенности развития, требуется проведение серьезных экспериментов, соответствующих не только критериям научной доказательности (независимость, статистическая достоверность), но и этико-правовым нормам. Такие нормы, специализированно отражающие сферу нейротехнологий, особенно инвазивных, еще должны быть созданы и практически запущены. При этом нормативное регулирование должно создавать одновременно и условия для внедрения перспективных технологий и продуктов, и барьеры для рискованных практик, защищать автономию и достоинство человека – субъекта образования.

При этом обратим внимание на то, что нейротехнологии часто не носят терапевтического характера, то есть для их применений нет клинических показаний, связанных с состоянием здоровья. Основанием для их использования становится желание индивидов и институций облегчить процесс обучения и ускорить достижение образовательного результата, нейрооптимистичное отношение к технологическим новинкам. Вмешательство в организм человека происходит без наличия объективно зафиксированных отклонений, лишь на основании личного желания улучшить показатели, причем быстро и без существенных усилий.

Использование нейротехнологий очень остро ставит проблемы этического оправдания вмешательства в человеческую телесность, проблему социальной справедливости и определения границ вмешательства. Уже очевидно, что нейротехнологии смещают акценты от духовного, интеллектуального и физического развития в образовании к телесному технологическому улучшению. Сейчас происходит фиксация достижений человека в развитии собственных компетенций и адаптации к техносфере. 

И в будущем нейротехнологии могут стать инструментом симбиоза человека и техносферы, достигаемого в процессе образования. В предельных основаниях рассмотрение нейротехнологий в образовании возвращает к вопросу о природе человека: является ли изменение субстрата когнитивных процессов и поведения под воздействием нейротехнологий соответствующим смыслу человеческого бытия?

Можно предположить, что нарастающее внедрение нейротехнологий в образование приведёт к ценностному расколу общества на тех, кто готов к технологическому вмешательству в природу человека и будет рассматривать нейротехнологии как полезные средства для улучшения образования, и тех, чья ценностная иерархия не позволяет сделать выбор в пользу кардинальной технологизации природы человека», – заключает Брызгалина.

Очевидно, что на первом этапе противников вживления в тело «технологических улучшителей» в традиционно консервативном российском обществе будет значительно больше, чем сторонников. Также понятно, что проведением длительных этико-правовых и научных экспериментов форсайтщики по «доброй» традиции заморачиваться не будут. Переход на персональные траектории развития уже оформлен соответствующим поручением российского антихриста - Путина. В середине августа с.г. ряд попавших под влияние АСИ, НТИ и РВК сотоварищи университетов уже объявили, что собирать информацию об успеваемости, общественной жизни и поведении их студентов, а также выставлять им оценки вскоре будет нейросеть (она же – искусственный интеллект).

Между прочим, у идеологов «Нейронета» тщательно расписаны далеко идущие планы (разумеется, планы не их собственные, а грубо переведенные прожекты их кураторов из Кремниевой долины, Стэнфордского университета и т.д.): они приближают появление нового формата интернета (Web 4.0), в котором обмен данными будет осуществляться посредством нейрокомпьютерных интерфейсов, а сами компьютеры станут нейроморфными (похожими на мозг) с помощью гибридных цифроаналоговых архитектур. Также ими прогнозируется появление социальных нейросетей и полноценного гибридного человекомашинного интеллекта.

А, к примеру, сегмент нейроразвлечений от НТИ включает в себя биометрию (рынок носимых электронных устройств, считывающих физиологические параметры пользователя – т.е. постепенное приобщение к сращиванию гаджетов с телом), раннюю профориентацию (известная «фишка» реформаторов российского образования по лекалам НКО «Вордскиллс Интернешнл» ) и (внимание!) рынок мониторинга и трекинга потенциально опасных психоэмоциональных состояний в реальном времени. Иными словами – постоянный жесткий контроль за поведением людей.

«Продуктом 2035 года станет нейроассистирующая адаптационная система для массового потребления, которая является результатом слияния всех малых проектов ближнего горизонта. Такой подход переориентирует потребительский спрос рынка и замкнет пользователей на единый универсальный продукт, полноценно выполняющий все функции и обладающий всеми возможностями, указанными в подробном описании подсегментов, но в более эргономичной форме», – пишут цифровизаторы из НТИ.

То есть реальная жизнь, объективная реальность должна в недалеком будущем отойти на второй план – ее заменит виртуальная нейросеть. Это, конечно, не реальный, но очень желанный мир, нахождение в котором будет приятно стимулировать ритмы мозга человека, погружать его в медитативное состояние, аналогичное принятию наркотической сомы из книги фантаста Олдоса Хаксли.

И это вовсе не какие-то домыслы – усиленные медитации в режиме реального времени уже сейчас предлагают, к примеру, частные разработчики нейроинтерфейса Brainbit, во всех красках описанного на их сайте. Несколько выдержек из описания:

«На ленте BrainBit расположены 4 сухих ЭЭГ электрода, референтный и общий электроды, а также миниатюрный электронный модуль. Это позволяет регистрировать профессиональную электроэнцефалограмму с наилучшим качеством среди доступных на рынке нейроинтерфейсов. Устройство усиливает и оцифровывает полученный сигнал и передает его по протоколу Bluetooth на компьютер, смартфон или планшет. В отличие от аналогов, положение электродов на ленте BrainBit соответствует международной схеме размещения электродов 10-20. Электроды обеспечивают прямой контакт в областях височной доли T3 и T4, а также в затылочной области O1 и O2.

Согласно передовым международным исследованиям, эти зоны являются оптимальными для регистрации уровня четырех основных типов мозговых волн. BrainBit регистрирует электрическую активность в виде «сырых данных» ЭЭГ, которые представлены в виде уровней четырех основных ритмов мозга. Приложение отображает несколько категорий состояния мозга пользователя такие как: стресс/расслабление, внимание/отвлечение, счастье/печаль и сон/пробуждение. Все полученные данные о мозговой активности могут отправляться в облако для анализа и обработки методами машинного обучения».

Создатели нейроинтерфейса заявляют, что «их многолетний (более 25 лет) опыт и профессионализм дают возможность создавать технологии нового уровня и расширяют границы для разработчиков и исследователей в самых разных областях человеческих знаний». Что и говорить, разработчики и исследователи действительно получают в свои руки бесценное сокровище – алгоритм управления сознанием своего клиента, который как потребитель рынка нейроинтерфейсов еще и сам за это заплатит.

Работает система просто: информация, считанная с мозга «жертвы», передается в облачное хранилище, где высчитываются оптимальные алгоритмы обратного воздействия на мозг (причем они могут меняться в режиме реального времени). «Жертва» даже не будет догадываться, по какому алгоритму воздействуют на ее психоэмоциональное состояние, и продолжит пребывать в состоянии глубокой искусственной «медитации». Таким образом, конечный эффект от использования инновации может быть вовсе не тот, которого ожидает клиент, а такой, который потребуется покупателю данной технологии. Здесь на первый план выходит пресловутая биоэтика, на которую путинские «прогрессисты» плевать хотели.

Для давно следящих за темой ничего особо шокирующего в этом нет – мы хорошо помним приказ Минпромэнерго РФ №311 от 7 августа 2007 года «Об утверждении Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года» и приложенный к нему текст Стратегии. А ведь тогда вещавших о грядущем вживлении населению чипов и других инородных средств контроля считали полными шизофрениками…

«Внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения. Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet.

Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства.

Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми. Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения…»

Ну что, уважаемые биообъекты, теперь поняли, для чего вас подсаживают на «единый универсальный продукт» под названием «Нейронет» (Интернет 4.0)? Если все еще нет, позвольте напомнить выступление директора Курчатовского института Михаила Ковальчука в Совете Федерации в 2015 году:

«Давайте грубо взглянем на мир. Он устроен очень просто. Некая элита всегда пыталась поставить весь остальной мир себе на службу. Каждый раз новый строй заканчивался сменой формации. Почему? Потому что люди, которых элита пыталась превратить в обслугу, этого не хотели по двум причинам. Во-первых, они были такими же людьми как те, кто их хотел превратить в обслугу. 

Во-вторых, по мере развития у них росло самосознание и они сами хотели стать элитой.

А сегодня возникла реальная технологическая возможность вмешательства в процесс эволюции человека. И цель этого вмешательства – создать принципиально новый вид homo sapiens – «человека служебного». Сегодня биологически это становится возможно сделать. Свойство популяции служебных людей очень простое – ограниченное самосознание – и когнитивно это уже регулируется элементарно. 

Второе – управление размножением. И третье – дешевый корм. Фактически сегодня реально возникла технологическая возможность выведения служебного подвида людей. И этому помешать уже не может никто – это развитие науки. Мы с вами должны понимать, какое место в этой цивилизации мы можем занять», – сообщил сенаторам Ковальчук.

Пока у нас остаются сознательные граждане, не желающие подключать себя и своих детей к нейроинтерфейсам и становиться «служебными людьми», пока в нашем народе еще сильно духовное и интеллектуальное начало, пока мы не считаем себя «телесным субстратом», – у путинских цифровых евангелистов не должно появиться окна возможностей для внедрения технологий, изменяющих человеческую природу, в образовании и вообще где бы то ни было.
23 сентября 2019   Просмотров: 1 662