КАЗАХСТАН. ПРИКАЗАНО УТОПИТЬ В КРОВИ... Огонь без предупреждения. Неизвестные снайперы. Наглое враньё. (ВИДЕО)

Прим.Ред. - Дорогие братья и сестры! Мировое жидовство через путиных и лукашенков сталкивает наши братские народы, мирно жившие в одной семье десятки и сотни лет, в кровавые схватки. Дети дьявола радуются, что мы убиваем друг друга и всё дальше отстраняемся друг от друга, ведь дом, разделившийся сам в себе, не устоит. Господи, помилуй и помоги нам! Царь грядет!



Президент Токаев (ниже на фото с Путиным) отдал приказ открывать огонь на поражение без предупреждения. Собственно, весь спектакль с "неизвестными террористами" и был создан для того, чтобы полностью отбросить любые правила и нормы. Теперь военные и полиция могут открывать огонь по любому скоплению граждан, прикрываясь подозрением в том, что это могут быть террористы. Убивайте всех, господь на том свете рассортирует.

Однажды уже прозвучало: "Солдаты, я освобождаю вас от химеры совести!" Токаев в данном случае сказал то же самое.

Приказ стрелять по всем без предупреждения превращает фейковую контртеррористическую операцию в карательную зачистку.

Гитлер хотя бы призывал убивать без жалости чужих (что его не оправдывает). Токаев призывает убивать своих. Без разбора. Нормальный такой выкормыш глобальных фашистов. Без примеси.

"На Алмаату напали 20 тысяч бандитов", - заявил Токаев. Интересно, когда он успел их посчитать. И где были хваленые чекисты, не заметившие 20 тысяч террористов? Скорее всего, 20 тысяч - это как раз то количество, которое власть выпустила из тюрем и лагерей и бросила на город. Отсюда и такие точные цифры. 


В Казахстане введен наивысший уровень террористической опасности. Однако до сих пор неясно, кто эти террористы. То, что в событиях принимает участие какая-то третья сила, сомнений всё меньше, однако она никак не похожа на террористов. Во всяком случае классических, с идеями, лозунгами и целями. Эта сила больше похожа на чистую энтропию, сеющую хаос на своем пути и не имеющая никакой другой цели.

Пишут о том, что грабежи и мародерство, а также убийства (в том числе и военных) совпали с массовым и недокументированным выпуском уголовников из лагерей и тюрем. Собственно, именно они и стали тем фактором, который запустил насилие в Алма-Ате (при том, что на остальной территории страны протесты носят хоть и жесткий, но вполне мирный характер). Понятно, что выпустить заключенных может кто-то из правящей знати, а никак не госдеп или эмиссары ИГИЛ. Информационный коллапс в Алма-Ате с закрытым интернетом и заглушенной телефонной связью вполне надежно закрывает город от любого внешнего наблюдения, поэтому никакой информации из охваченного насилием города нет.

Это классическая техника «неизвестных снайперов», только теперь этими «снайперами» стали уголовники, которые убивают и грабят как мирных жителей, так и военных. Что и позволило перезапустить события — точно так же, как расстрел приснопамятной «Небесной сотни» в Киеве.

Итогом стала бойня в городе. Информационные агенства пишут об огромном количестве убитых в Алмаате. Есть повод для переноса насилия и террора в отношении протестующих по всей остальной территории страны. Есть основание для интервенции иностранных военных. Нет одного — нет внешнего врага. Враг, который убивает граждан Казахстана сейчас, сидит в кабинетах и хладнокровно отдает распоряжения об убийствах людей для сохранения (или захвата) власти.

Ничего нового. Ельцин в 93 году точно так же запустил в Москву бандитов, а Шойгу раздал им тысячи автоматов (о чем он вполне откровенно рассказывал позже). Именно эти уголовники устроили в октябре 93 года в Москве бойню, после чего их без особой помпы перестреляли. Но это дало обоснование Ельцину вывести к Белому дому танки и расстрелять его. Нынешние казахские упыри просто повторили опыт старших товарищей.

Лифт и ступор

Несостоятельность официальной причины ввода иностранных войск — проведение контртеррористической операции — видна, что называется, невооруженным взглядом. Собственно, и режим чрезвычайного положения вначале в двух регионах, а затем и по всей стране, ничем не отличается.

Суть в чем. При любом самом незначительном ЧП есть классическая бюрократическая процедура — создание штаба. Прорвало трубу на проспекте или террористы взяли в заложники аэропорт — создается штаб, которому подчиняются все службы, если штаб примет решение их задействовать. Штаб определяет и ставит задачи, ему передаются полномочия.

Ничего этого в помине не было и нет. Режим ЧП введен — штаб не создан. А если и создан, то он какой-то секретный, о котором никто не знает. Контртеррористическая операция озвучена — а кто именно ее проводит, неясно. Имя, сестра, имя!

Здесь, по всей видимости, объяснение на поверхности — распад. Вертикаль развалилась, а потому даже на выполнение стандартных процедур у нее попросту нет компетенций. Есть отдельные люди, которые что-то отдельно решают, но структурно ситуация выглядит как полный развал.

Объяснение этому, по-видимому, найти можно. Был ли заговор, не было его — неважно. Важно, что ситуативно сейчас лихорадочно зачищаются все структуры от представителей назарбаевской «Семьи». Даже по крайне скудным сообщениям видно, что зачистка идет вовсю. Логику Токаева в данном случае понять можно, но в реальном управленческом пространстве это ведет к полному параличу и без того раздерганного и деморализованного аппарата управления. И длиться это будет не день-два, а подольше. И как раз в то время, когда требуется собранность, оперативность и максимальная эффективность.

Так что, похоже, Казахстан рухнул в аппаратном смысле на достаточно длительный период, в ходе которого будут происходить самые разные стихийные события, связанные с переделом власти, собственности, расправами над давними врагами и прочими понятными вещами.

Однако при этом неизбежно возникает любопытный феномен. Фактически заработал социальный лифт, наглухо заблокированный в обычное время. И сейчас в него начнут набиваться самые разные пассажиры, расталкивая локтями и забивая лишних ногами, а то и битами. В диктатурах лифты открываются очень редко, а потому упускать такой шанс не будет никто.

«Миротворцы» в таком случае — это одновременно и охрана, и конвой. Внешние игроки просто обязаны будут участвовать в сортировке пассажиров этого лифта и выбрасывать из него тех, кого сочтут неугодными. Заодно контролируя лояльность высшей казахстанской знати, которая теперь вдруг по факту попала в полную зависимость от Кремля.

Прикрывается всё это той самой объявленной «контртеррористической операцией», которую на самом деле никто особо проводить и не будет. Поэтому, в общем, и штаб-то никакой не нужен. Нет для него работы. Но управленческий ступор настолько силен, что даже чисто имитационно создать что-то с таким названием они не в состоянии.

Убогое вранье

Никаких 20 тысяч террористов в Казахстане, конечно, нет. Это крайне примитивная ложь, которой Токаев просто прикрывает провал своего режима. Фактически антитеррористическую операцию проводят против казахстанского народа, ставшего внезапно организацией, запрещенной в Казахстане.

Да, мародеры, бандитизм, уголовщина. Погромы. Дополненные выпущенными из тюрем уголовниками. Социальный бунт выглядит всегда так. В любой стране и в любое время человеческое очень быстро слетает, уступая место низменному. Низменное можно удержать в рамках через внешний фактор. В обычное время таким фактором выступает власть, в необычное — самоорганизованные структуры. Ни того, ни другого сейчас в Казахстане либо нет, либо они сами предельно хаотизированы.

Террористы ведут себя принципиально иначе. Они действуют четко, целенаправлено, скоординировано. Даже 500 боевиков хватило бы для захвата половины Алма-Аты. 800 боевиков ИГИЛ заняли 2-миллионный Мосул (фактически по населению это та же Алма-Ата), причем Мосул был под охраной полиции, вблизи города находились казармы целой армейской дивизии, но 800 боевиков смели это всё за сутки, и через день с севера к Багдаду катилась волна объятых ужасом сотен тысяч людей. И армия — впереди всех. 

В итоге боевикам достались склады, казармы и базы трех дивизий иракской армии в провинции в течение недели. Только бронеавтомобилей Хамви в тот момент ИГИЛ захватил 2300 штук, более 3 миллионов автоматов, даже самолеты. Через три недели ИГИЛ был возле самого Багдада, и ситуацию исправили только 50 тысяч переброшенных в Ирак боевиков КСИР и Басидж, которые и остановили катящуюся волну.

Террористы, заходя в город, уже имеют списки всех чиновников и высокопоставленных силовиков, С адресами и фотографиями. И через 2 часа после захвата города все они люстрируются самым простым методом. В Тикрите, Фаллудже, Рамади деятелей режима свозили со всего города на набережные, где ужа работали расстрельные команды. Тигр на километра два был красным от крови.

Да что ИГИЛ. У нас самих было нападение на Нальчик силами всего 200 боевиков. Они что — бросились по торговым центрам и банкам? Нет, они действовали строго по плану — отделы внутренних дел, ФСБ, органы власти.

Вот это террористы. А те, кто выносит телевизоры из торговых центров — это просто мародеры. Даже если они с дробовиками из разграбленного перед этим оружейного магазина.

Если бы на Казахстан напали бы сейчас 20 тысяч террористов, Токаев бы не успел даже послание к нации озвучить, как его бы вытаскивали из кабинета.

Но заявить о том, что в стране протесты перерастают в погромы, Токаев не может. Во-первых, тем самым он расписывается в своей полной несостоятельности, а во-вторых, нет повода для приглашения иностранных оккупантов. Какое внешнее нападение, если это вы сами довели людей до оскотинивания? Поэтому и лгут напропалую.

Да, конечно, найдут десяток иностранцев, выбьют им зубы, и они что угодно признают — хоть терроризм, хоть шпионаж в пользу парагвайской разведки. В крупном городе всегда есть иностранцы. А умелыми ударами в лицо их можно так загримировать, что хоть сразу на съемочную площадку фильма ужасов. Но ложь от этого правдой все равно не станет.

7 января 2022   Просмотров: 8 707