ПРАВОСЛАВНЫМ НУЖНО ЗНАТЬ... Болезнь, врачевание и врачеватель. Согласно святому Иоанну Лествичнику

Болезнь, врачевание и врачеватель.
Согласно святому Иоанну Лествичнику.
 
Сегодня очень часто говорят о терапии, лечении людей, поскольку убеждаются в том, что человек, который проводит индивидуалистический образ жизни, отрываясь от общества и будучи вынужден жить в традиции, которая утратила свой социальный характер, где хотя и существует общество сохраняющее личность человека, но оно является больным. И, вполне естественно, когда мы говорим о недуге, болезни, то мы ее понимаем не с точки зрения неврологии и психологии, но как гибель жизни в подлинном смысле этого слова. Именно это то главным образом, преимущественно, и по сути является болезнью.

Православная Церковь лечит пораженную болезнью человеческую личность, а это, несомненно, является и делом Православного богословия. В святоотеческих текстах мы встречаемся с той истиной, что Православное богословие является терапевтической наукой и воспитанием. 

С одной стороны это потому, что богословами являются только те, которые приобрели личное знание Бога, в откровении. А это означает, что прежде в нем были исцелены божественной благодатью все душевные силы, а во-вторых потому, что те, которые нашли подлинный смысл жизни, истинную цель своего существования, такие в дальнейшем другим людям оказывали помощь следовать по этому пути, пути обожения.

Пытаясь изучить проблемы человека, мы сможем убедиться в том, что по своей сути они являются богословскими, поскольку человек создан по образу Божию и по подобию Божию. Это означает, что человек создан Богом для того, чтобы сохранять, блюсти связь, связь с Богом, связь с другими людьми и связь со всем творением. Эта связь успешно осуществлялась первозданными людьми непосредственно потому, что они имели Божественную благодать. 

Однако же, когда заболел внутренний мир человека, когда он утратил свою ориентированность к Богу, когда он утратил Божественную благодать, то тогда прекратила свое существование и эта живая и оживотряющая связь. В результате чего потрясение претерпели все связи с Богом, с другими людьми, творением и с самим собой. Все внутренние и внешние силы были расстроены. 

Бог перестал быть для человека центром, им стал он сам, но, однако же, он, оторванный от остальных связей, самоизолировался, в результате чего он вознедуговал по сути и в действительности. Поэтому то здоровье, которое было бы следствием, воспринималось как реальная связь, а недуг, болезнь как разрыв этой связи, когда человек, вместо диалога с Богом по сути, диалога с другими людьми, своими ближними и творением, впал в некий трагический монолог.

Для того, чтобы привести какой-то пример, нам следует сначала сказать, что до падения человека его центром был Бог. Его душа питалась Божественной благодатью, а тело получало ее от облагодатствованной души, а эта та действительность, которая отражалась и на твари. В этом смысле человек являлся царем всего творения. Однако грехом это равновесия нарушилось. Душа, поскольку она пала и лишилась питания божественной благодатью, иссушило тело, и, таким образом, появились душевные страсти (эгоизм, гордость, ненависть и т.д.). Тело, поскольку оно перестало питаться от души, впитало в себя вещественную тварность, из-за чего возникли телесные страсти (гортанобесие, жажда, плотские удовольствия и т.д.) 

В этой перспективе начинает страдать и тварь, и  она испытывает некое насилие, поскольку  вместо того, чтобы воспринять Божественную благодать через чистое созерцание, которое совершается через ум человека, приемлется от человека насилие, поскольку он желает удовлетворить свои страсти. А отсюда возникают и экологические проблемы. У человека после грехопадения наблюдаются совершенно иные отношения с Богом, с человеком, с другими людьми и ближними  и тварью. 

Это и называется недугом, болезненностью. Итак, терапия, как на нее смотрит Православная Традиция, это обновление  и верное направление отношений в человеке, реконструкция бытия человека, дабы его центром был Бог, чтобы его душа питалась от Бога, а в дальнейшем, чтобы низвести и перенести божественную благодать на тело, а от него дабы благодать излилась бы на все неразумное, бессловесное творение.

Следовательно, проблемы человека это не просто проблемы психологические, социальные и экологические. Но это проблемы непосредственно связанные с его отношениями, связями, всеобщей ответственностью, то есть это проблемы, имеющие онтологический характер. В этих рамках мы и говорим и о болезненности, недуге человека,  и в свете этого мы говорим, что Православная Церковь не отвергает медицинскую науку, которую в многочисленных случаях она приемлет и использует, но она онтологически смотрит на проблемы человека и старается преподать человеку верный на них взгляд и изначальное онтологическое направление. 

Исходя из этого, мы можем говорить о духовной психотерапии, о сущностном психосинтезе, а не о психоанализе. В этой перспективе и всякий, кто вроде бы и здоров с точки зрения психиатрии, с точки зрения богословской может быть больным.

В этих рамках вели свою работу и святые Церкви, среди которых находится и прп. Иоанн Синаит, автор широко известной книги, которая называется Лествица, которая получила такое наименование потому, что она указывает на лестницу восхождения человека к Богу. Это восхождение, на самом деле, является фактически осмыслением отношений человека с Богом, с ближними, с творением, и, вполне естественно, с самим собой. Те, которые последуют  этой Лествице должны, по сути, встать в эти рамки.
 
Личность прп. Иоанна Лествичника

Прп. Иоанн Лествичник жил в районе горы Синай в 6 столетии. В возрасте 16 лет он стал монахом и, безусловно, стал вести строгий аскетическо-исихастский образ жизни. В конце своей земной жизни он стал игуменом священной обители святой Екатерины, но в конечном итоге он возвратился в пустыню, которую он так сильно возлюбил.

Жизнеописатель прп. Иоанна нам дает небольшую информацию о его жизни, но он преимущественно нам описывает то, как он стал вторым Моисеем, который руководил новых Израильтян на пути от земного рабства к земле Обетованной. При вкушении небольшого количества пищи он победил рог спесивого мнения и тщеславия, которые являются весьма тонкими страстями и едва различимыми для  людей, парализованных многими мирскими попечениями. 

Благодаря безмолвию-исихии, умной и телесной, он потушил пламень пещи плотских вожделений. Благодатью Божией и своим собственным подвигом он освободился от работы идолам. Его душа воскресла от смерти, которая ей угрожала. Благодаря умертвию стремлений и благодаря ощущению невещественного и небесного, он порвал узы печали. Он даже излечился от тщеславия и гордости.

Оказывается, что святой Иоанн Синаит вел великую личную битву, нес огромный подвиг ради достижения духовной свободы, для разрешения от уз тирании чувств и чувственного, дабы все его силы могли служить сообразно природе и превыше природы. Ум его был освобожден  не только от господства страстей, но и от смерти смертной.

Умная молитва, в действительности же, очищает ум человека от различных внешних воздействий, и тогда человек становится прозорливым и предвидящим, и  он может понять те проблемы, которые есть у других людей и в мире. Тогда чистый ум находится в другом измерении и ясно видит все вещи. Как различные медицинские приборы могут диагностировать имеющиеся в теле болезни, точно также и чистый ум святого может видеть имеющееся внутреннее состояние души. 

Он обладает способностью вникать и проникать в душу, но и обладает мягкостью. Хотя по благодати Божией он и видит всю глубину человеческой души и проникает в нее, однако же он объемлет человека в объятия любви и мягкого отношения к нему. Он некоторым образом может в каком то смысле применить слово Ветхого Завета:«Земля же была невидима и пуста (не устроена) и тьма была над  бездной и Дух Божий носился над водой» (Быт. 1, 2). Бездна это сердце болезненного человека, однако же, над человеком носится Бог, с милосердием и любовью, для того, чтобы создать новое творение.

Огромным препятствием для терапии человека является смешение ума с идолами страстей и внешними образами. В этом состоянии человек взирает на вещи через некую разбитую призму, и, конечно же, он не умеет и не может оказать помощь травмированному и ищущему истину и свободу человеку.

Прп. Иоанн Лествичник достиг такой чистоты ума не благодаря обучению в великих центрах той эпохи, но благодаря научению в исихии-безмолвии в пустыне, там, где, прежде всего, неистовствуют страсти и они стремятся уничтожить человека. Его ум стал боговидным (θεοειδής) и богоподобным (θεοείκελος). Прп. Иоанн стал, прежде всего, таким человеком, которого создал Бог и обновленным во Христе Иисусе по действию Святого Духа. И то, что он написал, он это принес не от человеческих знаний и мудрых идей, но от собственной жизни. А поэтому его слово является сильным, ошеломляющим и терапевтическим, но и актуальным.

Так что Лествица прп. Иоанна является продолжением исихатстких творений-текстов великих Отцов Церкви, первым систематическим анализом душевных болезней и духовного здравия человека. Она проделывает удивительный и весьма успешный психосинтез человеческой личности. И, конечно же, эту важную работу позднее продолжили и другие Отцы  Церкви. Это такие Отцы как прп. Максим Исповедник и свт. Григорий Палама. 

За много веков до появления психоаналитических теорий разных психиатров, психоаналитиков и психологов, Отцы Церкви, а в особенности прп. Иоанн Лествичник, детально раскрыли, чем является душа человека, они ее рассекли на части, чтобы вновь ее воссоединить. Сами исследователи этих Отцов были по сути сами в себе ограничены. Поэтому то, когда кто-то на самом деле осознает и понимает проблему зла в своем собственном бытии, но при этом, не имея желания его сокрыть, тогда он всеми своими силами начинает заниматься злом, которое имеется во всем творении.

Далее мы отрывочно исследуем, но  не аналитически, известное слово прп. Иоанна Лествичника «К пастырю».
 
Священник как врач

В моей ранее написанной книге, в которой я писал о Православной психотерапии (Архим. Иерофей Влахос. Православная Психотерапия), в первой ее главе я говорил о Христианстве, а в особенности о Православной богословии, что оно является наукой о терапии. Еще до обстоятельного разъяснения того, чем являются болезнь, недуг и терапия, прежде чем я анализирую понятия болезнь, недуг и терапия души, ума, разума, страстей и т.д. я, прежде всего, добавил главу о священнике как врачевателе. Некоторые из тех, которые читали эту главу, говорили, что вначале необходимо было бы мне сказать о терапии, а в дальнейшем написать о том, кто является терапевтом-врачом.

Однако же, внесение главы о деле священника как врачевателя-терапевта имело для нее большое значение, поскольку только тот клирик, который обладает необходимыми качествами, знаниями и опытом, а в особенности подлинным здравием, только он может применять учение Святых Отцов о терапии-врачевании людей. Если же клирик не является врачевателем, пусть даже он и любит Православную Традицию, он может оказаться жестоким и бессердечным, при этом используя учение Святых Отцов Церкви. То есть, ради врачевания, спасения,  исихии-безмолвия, он может привести человека к духовному тупику. 

Иными словами, когда библейские и святоотеческие тексты используются каким-то клириком неудовлетворительно и нетерпимым образом, тогда они могут превращаться в идеологические  тексты и даже в моралистические увещевания, что в своей перспективе принесет человеку, его душе страшные последствия. Такое неверное использование текстов  не преобразит страстного человека и не приведет его к обретению изначальных верных связей и отношений.

По словам прп. Иоанна Лествичника, священник, который берет на себя труд для врачевания человека, сам должен обладать соответствующими качествами, дабы верно осуществить этот труд,  и он должен прежде сам обладать в пределах личной жизни опытом богообщения.

Прп Иоанн, раскрывая труд доброго священника, в самом начале дает ему многие определения, приемля некоторые образы из его времени. Клирик, который руководит другими людьми, является «Пастырем», «Кормчим», «Врачом», «Наставником» (2, 3, 4, 5). Все эти четыре признака самым тесным образом связаны между собой, потому что они имеют связь с различными видами деятельности, которой должен заниматься священник. 

Следовательно, между этими четырьмя признаками существует взаимосвязь. Предполагается, что пастырь имеет словесное стадо, которое он должен правильно пасти. Кормчий, предполагается, что у него есть корабль, матросы и волны. У врача есть больные. У Наставника-Учителя есть не наученные ученики, которых необходимо обучить. Так, Пастырь одновременно является и кормчим, врачом и наставником-учителем. Кормчий является  пастырем, врачом и учителем. Врач является пастырем, кормчим и учителем. Наставник-учитель является всеми предшествующими.

Однако, прп. Иоанн Синаит, используя эти образы, представляет и соответствующие добродетели, которыми должен отличаться священник. Пастырю следует иметь для врачевания стада «незлобие, тщание и молитву», Кормчим может быть тот, кто  достиг, «кто получил от Бога  за тяжелые труды (подвиги) духовную крепость», Врачом является тот, кто обрел здравие тела и души и в никаком лекарстве для своего здоровья не нуждается. Наставником-учителем является тот, кто восприял «духовную книгу знания». Потому что, согласно прп. Иоанну, таковой он уже не нуждается в том, чтобы он наставлялся из сочинений и наставлений других, как и художнику, чтобы ему делать списки с чужих рисунков.

Из этих образов, а также и признаков, которые оказываются тесно с ними связаны,  следует, что священник-врачеватель должен, по возможности, сам быть врачевателем, то есть по крайней мере должен иметь верное направление, обладать личным опытным знанием: ведением Бога для того, чтобы оказывать людям помощь из личного опыта. Речь не идет о какой-то человеческой силе и действовании-энергии, но о богочеловеческом действовании, помощи, которая исходит от Бога, которая, безусловно, действует через конкретного врачевателя-священника.

Во всяком случае, следует нам подчеркнуть, что из всех этих образов, тех, которые преобладают во всем тексте книги Лествица, но и в той главе, которую мы исследуем, главное место занимает образ врача.Клирик должен врачевать недуги людей, а это происходит не благодаря человеческим знаниям, а по действию Бога и его собственном содействии. Поэтому, говорит прп. Иоанн Синаит: «Добрый кормчий спасает корабль, и добрый пастырь оживотворит и уврачует недужных овец» (гл. 6). Некоторые, однако же не учитывают всю степень ответственности в этом деле и, конечно же, не обладая собственным опытом, «предприняли труд пасти неразумные души».

Во всем тексте  Послания прп. Иоанна Синаита указаны благодатные дары и качества, которые должны украшать священника-врачевателя. Мы представим некоторые из них:

Прежде всего, как он подчеркивает, врачевание не является делом человеческим, но божественным, которое, безусловно, совершается и благодаря добровольному принятию священником этого дела. Он говорит о том, что есть некоторые, которые «получили от Бога силу принимать бремена иных», однако же, они не приемлют это дело с благодарностью ради спасения брата. Во всяком случае, только тот, кто ощутил милость Божию, он и может  «неприметно  благодетельствовать недужным». Потому что врачевание людей совершается не антропоцентричными средствами, но благодатью Божией, а посему врачевание в большинстве случаев совершается неприметно и скрытно. Клирик от Бога становится духовным устроителем человеческих душ.

Благодать Божия в сердце человека, а в особенности священника-врачевателя,  имеет явные признаки, поскольку человек возрождается духовно.  Указанием на это возрождение являются духовные дары, которые, в действительности, являются дарами Всесвятого Духа, то есть такие как смирение, которое хотя и является наивысшим даром, создает проблемы для врачующих, терпеливость, кроме, конечно же, случаев проявления непослушания, небоязнь смерти, поскольку «стыдно пастырю бояться смерти», готовность понести труды и лишения ради врачевания других,  внутренне безмолвие, поскольку тогда он будет иметь возможность увидеть болезни и их врачевать.

Выше всех благодатных даров является дар любви, поскольку «истинный пастырь выказывает любовь, ради любви Великий Пастырь распинается.. Все это является обязательным, несомненно потому, что  научаемые и врачуемые смотрят на пастыря и своего врача «как на первоначальный образ» и все, что им говорится и делается «воспринимается как правило и закон».

В текстах прп. Иоанна Синаита часто говорится о бесстрастии, которым должен отличаться врачеватель. «Блаженна у врачей небрезгливость, в наставниках (у игуменов ) – бесстрастие». Страшно для врачевателя тел, когда он чувствует себя больным при врачевании физических ран, но страшнее то, когда духовный врач стремится исцелить психические раны, будучи сам страстным. Тот же, кто в действительности окончательно очистился от страстей, тот будет судить людей как божественный судия. 

Клирику необходимо быть бесстрастным, потому что «небезбедно и тому, кто еще сам страстен, начальствовать над другими страстными», как и  льву не свойственно пасти овец. Безусловно, поскольку прп. Иоанн Синаит в точности знает, что врачевание не является просто лишь человеческим делом, но является следствием действия Бога и содействия Ему человека, то в своем слове он утверждает, что очень часто Бог чудотворит с помощью неопытных и небесстрастных старцев.

Когда прп. Иоанн Синаит говорит о бесстрастии, то под ним он понимает не умерщвление страстности души, что является догмой стоических философов и иных восточных религий, но преображение сил души. То есть, в состоянии бесстрастия силы души, разумная, желательная и раздражительная, движутся к Богу и в Боге любят все создание. Следовательно, речь не идет о бездействии, но о некоем движении всех психосоматических сил.

Бесстрастие является необходимым для врачевателя, поскольку, таким образом, ему подается возможность судить, врачевать с рассуждением и благоразумием. Поскольку только тогда чувства души становятся открытыми «для различения между добром и злом и среднего». То есть он знает, когда какая-то энергия исходит от Бога, а когда от дьявола, различает между тварным и нетварным, что имеет большие последствия для его болезни. 

Священник также знает, когда необходимо смиряться ради врачевания, а когда не следует, потому что  «пастырь не должен смиряться безрассудно, но не должен и возноситься несмысленно». Безусловно, это зависит от расположения и состояния больного. Некоторые испытывают необходимость в смирении Пастыря, некоторые же, однако, в наказании. Достоинство добродетели рассуждения мы раскроем позднее, когда мы будем исследовать способы врачевания-терапии, которые применяет и использует рассудительный врач.

Прп. Иоанн положение и состояние священника-врачевателя уподобляет положению и состоянию Моисея. Как Моисей видел Бога, взошел на высоту созерцания, беседовал с Богом, а в последствии руководил израильским народом по пути из Египта в Землю Обетованную, встречаясь с многочисленными проблемами и искушениями, тоже самое делает и врач. Сам он должен находиться в духовном состоянии Моисея и своим собственным взором вести народ Божий в землю Обетованную.

Этот образ и наша направленность напоминает нам, что цель православного врачевания это обожение человека, а не приобретение психологического равновесия. Этим делом занимается только такой священник, душа которого соединилась с Богом, а, следовательно, «он не имеет расположения к иноверному учению, но тайнотворит и ведет сообразно вечному Слову, и в нем пребывает просвещение и блаженство». Весь текст Послания прп. Иоанна вращается не на человеческом уровне, а на божественном, в нем не говорится о случаях с психологическими и неврологическими болезнями, но говорится о людях, которые хотят удовлетворить свои внутренние потребности, что является исполнением цели их творения, то есть об обожении. А это действительно и является величайшим голодом и жаждой.
 
Человек как больной
Психическая-духовная болезнь и наличие священника-терапевта, безусловно, предполагают больного пациента. Раньше мы в какой-то мере определили, что такое психическое заболевание, о котором говорится в книге Лествица прп. Иоанна Синаита и, в частности, в  главе «К пастырю». Прп. Иоанн подробно объясняет этот вопрос, и мы должны обратить внимание на характеристики болезни и больного человека.

Как мы уже ранее говорили, психическое заболевание предполагает утрату богообщения, нарушение отношений человека с Богом и другими людьми, а также со всем творением и, конечно же, изменением и болезнью всех психических и физических сил. Речь идет о духовном отчуждении человека. Итак, больной видит свою болезнь в своих отношениях с Богом и другими. Когда он делает Бога своей идеей или воображением, когда он использует других ради своей оценки, когда он оказывает на творение некое насилие, то тем самым он раскрывает свою духовную болезнь.

Конечно, когда мы говорим о человеке, мы имеем в виду всю структуру, все существо человека, состоящее из души и тела, поскольку человек является самым состоящий из двух частей, а не только из души и тела. Это означает, что есть взаимодействие между душой и телом. Болезни души отражаются в теле, а также физические болезни имеют или могут иметь последствия в душе человека. Таким образом, когда человек не может удовлетворить свой экзистенциальный голод, выполнить самую глубокую цель своего существования, тогда все его существование, даже это тело, страдает и травмируется. Жалобы, разочарование, беспокойство, страдание, отчаяние связаны с неудовлетворенностью его духовных запросов.

Во-первых, Святой Иоанн говорит о духовной работе человека. Сам он был создан Богом и, однако же, он впал в рабство. Речь идет о духовной работе на дьявола, для греха и смерти. Таким образом, это подобно случаю с иудеями, которые были подчинены фараоны и нуждались в освобождении. Блестяще ассоциируя состояние травмированного человека к состоянию иудеев находившихся в земле Египетской, прп. Иоанн Лествичник говорит о «мертвенной оболочке» поскольку человек скрывает внутри себя мертвенность по причине страстей. Он говорит о " грязных кирпичах из глины", поскольку человек, созданный для высшего, впал в земные и низменные вещи. 

Он говорит о Чермном и полыхающем море плотским огнем, говорит о «мраке и мгле, и бездне», и о тремрачной темноте неразумия, говорит о мертвом и бесплодном море, но и о приключениях во время странствования в пустыни (р ). Человек на протяжении своей жизни очень часто оказывается  перед лицом трагических состояний, которые удерживают его в плену и ввергают его в  страшное отчаяние. И все это происходит от экзистенциального вакуума, пустоты, вины и проблемы смерти во всех ее значениями.

Во-первых, Святой Иоанн говорит о духовной работе человека. Сам он был создан Богом и, однако же, он впал в рабство. Речь идет о духовной работе на дьявола, для греха и смерти. Таким образом, это подобно случаю с иудеями, которые были подчинены фараоны и нуждались в освобождении. Блестяще ассоциируя состояние травмированного человека к состоянию иудеев находившихся в земле Египетской, прп. Иоанн Лествичник говорит о «мертвенной оболочке» поскольку человек скрывает внутри себя мертвенность по причине страстей. Он говорит о "грязных кирпичах из глины", поскольку человек, созданный для высшего, впал в земные и низменные вещи. 

Он говорит о Чермном и полыхающем море плотским огнем, говорит о «мраке и мгле, и бездне», и о тремрачной темноте неразумия говорит о мертвом и бесплодном море, но и о приключениях во время странствования в пустыни (р ). Человек на протяжении своей жизни очень часто оказывается  перед лицом трагических состояний, которые удерживают его в плену и ввергают его в  страшное отчаяние. И все это происходит от экзистенциального вакуума, пустоты, вины и проблемы смерти во всех ее значениями.

Все эти описания показывают человека, который подвергается пыткам и страданиям, которые полностью травмированы. Святой Иоанн Синайский не говорит о состояниях невроза или психоза, но он говорит о всех тех случаях с человеком, когда они сами чувствуют, что они несчастны в жизни вовсе не потому, что не получили удовлетворение каким-то земным целям, но потому что не обрели удовлетворение самой глубокой цели своего бытия, которой является связь и общение их с Богом, являющейся конечной целью их творения.

Однако святой Иоанн Синайский не ограничивается внешними и общими описаниями, а переходит к другим внутренним диагнозам. Он представляет человека, страдающего в его ментальном мире. Это не эпидермальные, физические, а внутренние болезни, которые происходят в глубине души. Это психическое заболевание, поскольку человек характеризуется как «страждущий душой», дремлющий душой, как пребывающий ночи страстей. В своей душе человек чувствует ужасную толпу помыслов, которые его мучают, а  он хочет ее освободить от них.

Опять же, мы должны сказать, что речь идет не об общем и абстрактном состоянии, а о внутренней нечистоте. Человек осознает эти состояния, но не может только сам обрести свободу. Он нуждается в божественном вмешательстве, в помощи опытного духовного врачевателя. Характерны слова, используемые святым Иоанном Синаитом, которые указывают на это внутренний недуг человека. Он пишет: «Устыдившиеся врачей подвергали раны свои гниению, а многие нередко умирали». 

Люди этой категории стыдятся раскрывать травмы своих душ, и поэтому внутренние раны души доводятся до состояния гниения и даже приводят их к духовной смерти. Вот почему больные с доверием должны раскрывать свои травмы опытному врачу. В пространстве души есть «невидимая скверна» для невооруженного глаза, внутренняя нечистота, сгнившие члены, а душа нуждается во врачевании и очищении.

Это означает, что человек не нуждается во враче для психологической поддержки и эпидермального лечения, он не нуждается в священнике для удовлетворения своих религиозных потребностей, а он нуждается в рассудительном и любовном вмешательстве, в божественной благодати и в проявлении своей собственной свободы, в том, чтобы совершить врачевание его внутреннего мира, во врачевании его собственного погибшего корабля, своей нечистоты. Такой врач, который благодаря своей собственной чистоте сам познал в своей личной жизни «отирает скверну других чистотою, данную ему от Бога, и от нечистых приносит Богу дары».

Духовный врач подходит к психически раненному человеку с осторожностью, сочувствием и мягкостью, изобилием любви, знанием, а главным образом с божественной благодатью. Он не играет со спасением других людей, он не издевается над тем, кто приходит к нему и ищет такого очищения от внутренних страстей.

Действительно, страшно подойти к священнику, чтобы удовлетворить весь этот внутренний голод, очистить язвы своей души, устранить всю эту внутреннюю грязь и, тем не менее, увидеть возрастание внутренних страстей и накопление экзистенциального вакуума и экзистенциальной агонии, чтобы еще больше увидеть духовную смерть, чтобы понять, что ты ей обладаешь. Тогда наносится глубокая травма и происходит мучительная агония.

Способы врачевания
Поскольку мы уже сказали, каким должен быть врач-терапевт и кто такой больной, то далее нам следует исследовать способы терапии, которые использует Бог через опытного и умелого, одаренного врача.

Ранее мы немного упомянули о необходимости иметь одаренного и опытного клирика-врача, который, конечно же, мыслится как такой, что он сам достиг состояния исцеления. Поскольку эти вопросы, то есть о врачевании, враче-терапевте и способах врачевания по необходимости связаны друг с другом, то посему в некоторых случаях мы будем к ним возвращаться.

Для того, чтобы применять и использовать подходящую методику врачевания, для этого, прежде всего, должен быть подлинный, а не ложный духовный врач. Сам врач должен хорошо знать самого себя и обладать безграничной любовью к врачуемому, христианину. Христианин должен проявлять радость даже одному простому присутствию духовного врача. В итоге, само существование врача предполагает наличие духовно недугующего. 

Св. Иоанн Лествичник пишет: «хотя, может быть, и никакой пользы от него не получит». (гл.2, 1). Это, конечно же, означает, что врач должен иметь ясное знание о том, «мысленный грех пастыря», то есть грех врача-терапевта, который совершается в помыслах, намного хуже греховного действия послушника (гл.12, 7). Это знание его соделает более рассудительным и врачом в большей мереи степени, потому что различие будет налагать большую ношу.

Врачевание больных не является чем-то легким. Необходима любовь, духовное мужество, потому что на пути врачевания будут возникать многие проблемы, и будет появляться много зла, потому что, безусловно, врачу приходится иметь дело при столь детальной и тщательной работе с тонким, психически чутким миром человека. Поэтому врач должен прилагать «все твое старание и любовь, горячность, прилежание, и моление к Богу покажи о далеко заблудших и сокрушенных». (гл. 13, 18). 

Здесь больной получает характеристику сокрушенного, а посему он и нуждается в детальном хирургическом вмешательстве. Врач должен обладать способностью выявить болезнь не только как просто внешние травмы и явления, но как причины психической болезненности, которые не проявляются внешне. (κβ΄). 

Ему также следует различать приходящих к нему сообразно их стремлениям, понимать того, что хотят они от врача. Ему необходимо принимать на себя искусство врачевания людей, поскольку он отличает среди обращающихся к нему них «истинных чад» (γνησίων τέκνων, законные от первого брака - в русской версии), «от второбрачия», подкинутых, а «иных от рабынь» (ετέρα χαμαιρρίφη, из публичного дома). Поэтому, на самом деле, все молящиеся больные не ищут одного и того же. А поэтому в этой тщательной хирургической операции, которая проводится в мире души, необходимо иметь рассуждение. 

Всегда, как подчеркивает святой Иоанн Синаит, требуется от духовного врача в этом столь ответственном деле всецелая отдача, то есть требуются «предание души своей за душу ближнего во всем». Впрочем это восприятие иногда связано с грехами прошлого, а иногда с грехами совершенными в будущем. Отсюда, исходя только из такого рода труда, очевидным становится то, что врач должен обладать большой духовной силой. 

«Прежде всего, честный отче, нужно нам иметь духовную силу», потому что ему необходимо держать младенцев своих под властью и вести их по правильному пути, а для этого ему прежде надо многих младенчествующих и не имеющих достаточно сил поднять на свои плечи и понести их (Слово к пастырю гл. 14, 3 sγ’). А посему служение духовного отцовства очень тяжелое, тонкое, определенное, ответственное, жертвенное.

Безусловно, в данном случае нам следует упомянуть о том, что служение духовного врача не совершается антропоцентически и самостоятельно. Требуется взаимодействие божественной благодати со свободой больного. Лечение психических травм человека не совершается в согласии с человеческими советами и методиками учреждений, а Божественным действием, энергией и при содействии духовного врача

Во всем труде св. Иоанна Синаита ведется речь о молитве, о божественном вмешательстве, о том, что духовный врач это Бог, а не человек. Но также говорится и том, что Бог не может действовать, ни оказывать помощь удовлетворительным и должным образом, духовно безгранично, если больной человек не оказывает Богу содействие. В науке православного врачевания, лечения все совершается свободно, никогда не используется насилие и навязывание.

Следствием свободы, которой должен обладать больной, является способ исповеди. То есть важным средством исцеления является тайна исповеди, в которой пациент с его абсолютной свободой раскрывает свои внутренние раны. Здесь очень выразителен святой Иоанн Синайский. Конечно, мы очень хорошо знаем, что есть два типа исповеди, а именно проявление психических травм, чтобы они могли получить исцеление, но также и приобретение расчетов, чтобы человек мог получить духовное руководство.
 
Святой Иоанн предлагает очень важные сведения об исповеди. Прежде всего, исповедь должна приноситься с абсолютной искренностью и свободой пациента, потому что тогда предлагается эффективная помощь. «Безмерное же прощение подается же им и через нашу исповедь». И это связано с тем, как он советует, что необходимо «все прочие согрешения днем и ночью вспоминать подробно »(гл.12, 8 (ξα’'). А святой Иоанн говорит об этом, поскольку, когда больной делает подробнейший, детальный анализ помыслов, то неким образом через воспоминание  услаждается и получает удовольствие, из-за чего в его внутреннем мире происходят столь тонкие пагубные процессы и изменения.

Конечно, он также подчеркивает важность тайны исповеди, поскольку врачу не разрешается раскрывать другим содержание тайны исповеди. Врач не должен раскрывать откровения души, принесенные ему другими. Он ставит это на богословскую и спасительную основу, поскольку, с одной стороны, Бог не раскрывает исповедание, которое он слышал, а с другой стороны, потому что возможное раскрытие ее создает огромные проблемы для спасения исповедников, поскольку в таком случае «их недуг он сделал бы неизлечимыми».

Но затем мы должны немного исследовать, изучать способы, которыми будет пользоваться хороший врач, поскольку есть разница между приходящими с точки зрения их духовного возраста, образа жизни, психических заболеваний и т. д. Все это должен знать опытный духовный врач, потому что иначе будут искажены способ и метод лечения, упразднена свобода человека.

Врач должен знать, «для кого, как и когда» должны применяться различные повеления Священного Писания. Время и образ жизни людей играют важную роль для выбора для них метода лечения. Как и военачальник, пастырь должен четко знать «положение и чин каждого» (λε’), потому что существует разница между духовным возрастом:, и они нуждаются в молоке, а другие в твердой пище, поскольку, в конце концов, это «время призыва». 

У людей много различий друг с другом, потому что «приобретается много несходств и различий». Следовательно, те, кто отвечает за это мученическое служение, за врачевание людей, должны принимать во внимание «и места, и образ жизни (воспитание), и обычаи (привычки)». Поскольку приход к врачу людей различен, то поэтому каждый человек хочет иметь свой собственный способ противодействия болезни.

Важное изречение св. Иоанна Синаита заключается в том, что целитель не должен работать справедливо или заботиться о том, чтобы всегда вершить правосудие, потому что не все люди могут быть одинаковыми. И это показывает, как мудрый и благоразумный старец поступил с двумя братьями, которые, очевидно, поссорились друг с другом. Один был виноват, но более слаб, и этот духовный целитель объявил его невиновным. Другой был невиновен, но, поскольку он был сильным и храбрым, он обличил его, и это «для того, чтобы правдой не учинить раскол». Конечно, он обращался конкретно ко всем, особенно к психически виноватым (гл.13, 11, π’ '). Здесь видно, что лечение людей основывается не на судах и отправлении правосудия, а на медицинской науке, то есть на возможностях, которые есть у каждого человека.
 
Знания, которыми должен обладать врач-терапевт, чтобы вылечивать психические заболевания приходящих, необходимы, потому что они тесно связаны со способами лечения и с лекарствами, которые он будет давать. Это требует не только правильного диагноза и знания индивидуальности каждого человека, но и правильного приема лекарств. Мы увидим некоторые способы исцеления, представленные им святым Иоанном, этим опытным руководителем душ.

Прием духовных лекарств тесно связан с сострадательным сердцем врача-терапевта. То есть духовный врач соучаствует в боли и душевном состоянии брата. Настоятель должен четко знать все «чтобы ко всем иметь сострадание и расположение сообразно достоинству каждого» из приходящих. Только с помощью «сострадательного сердца» проводится эффективное лечение. Боль другого становится его собственной болью, и он страдает сообразно состоянию больного. Это не объектное лечение, а весьма личностное. Духовное вмешательство осуществляется таким образом, чтобы превратить лукавых, злых монахов в простых, а не простых и прямых монахов лечить так, чтобы они стали злыми и опутанными сложными помыслами.
 
Требуется индивидуальный подход и благоразумие.

В замечательном тексте, имея в виду инструменты, которые врачи того времени использовали для лечения физических болезней, он адаптирует их к методам лечения психических травм и болезней. Духовный врач должен использовать «пластырь» для лечения невидимых внутренних страстей и для очищения внутреннего мира с помощью «пития», то есть медицинской жидкости, для очистки духовных очей «глазную примочку», а для хирургических операций, когда он собирается очистить некоторую гниль, он пользуется «лезвием», т.е. бритвой, и «кровопусканием», и «ножом». 

Однако недостаточно работать и использовать соответствующие инструменты во время хирургической операции, но необходимо использовать различные инструменты и лекарства и во время операции и после нее, то есть «прижигание, то есть охлаждение пациента сладостями и мягкими и простыми словами", «прижигания», т.е. правила и епитимии по любви на короткое время, «растирание мазью», т.е. мазь, т.е. слово или утешение для облегчения пациента, «снотворное», то есть для того, чтобы врачу снять тяжесть груза с послушника, так чтобы послушник имел «святую слепоту» и не видел бы своих добродетелей. Конечно, бывают случаи, когда врач должен использовать «нож», чтобы отрезать гнилой член, чтобы тот не повредил невинности других братьев и сестер (l0 – в русском переводе – чтобы он не передавал своей заразы').
 
Кажется очевидным, как описывает это св. Иоанн, что лекарства и инструменты разнообразны. Иногда требуется лечение, иногда удаление зловоний, иногда хирургическое вмешательство, а иногда резекция. Но операция должна проводиться осторожно, не причиняя пациенту боли.

Лекарства, назначаемые психически больным, должны соответствовать их духовному состоянию. Рекомендует: «но должно рассматривать, и избирать приличные врачевства». Тем, кто слишком много согрешил, нужно таковых утешить, чтобы они не впали в отчаяние. Гордым и эгоистам нужен узкий и извилистый путь.

О других врач должен молиться с большим трезвением (Когда овцы сии, от зноя, т. е. от телесного распаления, станут дремать душою, тогда пастырь, взирая на небо, должен еще усерднее бодрствовать над ними'), для других он предложит свое слово или свое учение, для других он будет контролировать и причинять им небольшую боль «дабы не закоснел в своем недуге, или не умер от проклятого молчания ». Другие получают пользу от «напоминания об исходе из этой жизни», другие - от «бесчестия», то есть от унижения недугующего, другие нуждаются в тяжелой епитимии. 

Врач дает каждому то, что принесет ему духовную пользу. Для каждого определяется и способ молитвы. Даже диета, которая соблюдается, она назначается различной. Фактически, используется воспитание  и опыт игумена, он говорит, что предпочел бы изгнать кого-нибудь из монастыря, потому что таким образом он приобретет больше, несмотря на то, что останется в монастыре и во имя милосердия и снисходительности останется в его воле.

Каждый человек нуждается в разной помощи. В одном случае, когда в нем зажигается божественная любовь, то не действует на него страх от слов. С другой стороны, наличие страха перед адскими мучениями созидало в нем терпение при несении любого вида труда, а с другой - надежда на Царство Небесное привела его к презрению всего земного.

Из того, что было сказано ранее, ясно, что способ врачевания - это служение крестоношения, а не легкомысленное, поверхностное дело. Индивидуальность каждого человека, но и его темперамент требуют разного отношения, в основном требуется проницательный, чуткий, опытный духовный врач, который не только поставит правильный диагноз и даст верное лечение, но, прежде всего, будет готов проявить сострадание к немощствующему пациенту, почувствовать его собственной душе, но и на его телесной боли и сопереживание при духовном руководстве. Духовная медицинская наука - это не церебральное служение, а мученическая жизнь, следуя примеру Христа и всех святых, таких как Пророк Моисей, который с болью в сердце руководил жестокосердных людей.
 
Условия для врачевания
До сих пор мы говорили о том, что такое духовное заболевание, кто является подходящим врачом, что такое лекарство и, конечно же, как его обрести. Остается подчеркнуть, что лечение человека заключается не просто в психологической поддержке и индивидуалистическом акте, но, прежде всего, это путь, по которому человек может пойти, чтобы перейти от своей индивидуальности к личным отношениям, от изобилия к самолюбия к боголюбию и человеколюбию, от эгоистичности к бескорыстной любви. Поэтому лечение проходит в определенной духовной атмосфере.

Церковь, которую воспринимают как семью, но также как духовную лечебницу, является подходящим местом для аскетико-врачевательного воспитания. Мы уже подчеркивали, что психические заболевания являются результатом потери человеком связи с Богом, его ближними, самим собой и всем творением. Грехопадение человека тесно связано с потерей отношений. Следовательно, исцеление заключается в приобретении настоящих отношений с Богом, другими людьми, самим собой и творением. Это реализуется внутри Церкви.

Весь текст святого Иоанна Синаита, который мы изучаем, предполагает существование киновии, монастыря. Он говорит об  игумене, который является пастырем и чья работа заключается в врачевании душевных и телесных страстей монахов. В данном месте не следует слишком останавливаться, потому что простое прочтение текста «К пастырю» подтверждает это.

Я просто хотел бы подчеркнуть, что св. Иоанн говорит о внимании при принятии «чад» (pt '), чтобы они хотели присоединиться к пастве с чистым расположением и ревностью ради своего спасения. Соответствующий возраст прихода считается необходимым, чтобы не было сожалений позже, после принятия монашеской схимы (o '). Но, хотя монахи живут в определенной общине, тем не менее, должна быть возможность свободы в зависимости от возраста. 

Предстоятель должен обратить внимание на этот вопрос, потому что, в конце концов, «Все находящиеся под твоим руководством, по различию телесного их возраста, должны иметь различные занятия и различные жилища» (гл. 13, 3'). Также требуется особая осторожность, ведь сожительство подвижников с ленивыми создает множество опасностей.

Поэтому община, киновия, монастырь, воспринимаются как терапевтическое сообщество, к которому человек присоединяется для лечения, чтобы стать личностью, а также обрести подлинное общение с другими. В этом терапевтическом сообществе есть врач-специалист, а также другие духовные братья, которые помогают находящимся в братстве.

Однако в центре внимания сообщества не человек, то есть сообщество не формируется на уровне, ориентированном на человека. В центре - Бог, так как Пастырь-игумен также выполняет свою миссию с силой и действием Бога. Таким образом, община, которую имеет в виду святой Иоанн Синайский, - это монастырь, а центр его - Святой Храм, в котором совершается Божественная Евхаристия, этот в высшей степени социальный акт, поскольку через него мы обретаем единство с Богом и братьями, и даже со всем творением и, конечно же, с помощью всего богослужения, которое совершается в Святом Храме. 

В какой-то момент святой Иоанн упоминает, что один из боголюбивых братий сказал ему, что «хотя Бог и всегда награждает рабов Своих дарами, но наиболее в годовые и Господские праздники» (3, 2'). Кажется, что речь идет не о гуманном лечении, о психологическом равновесии, а о дарах, которые подаются от Бога и фактически во время Господских праздников. Необходимо совершать богослужебное собрание для всех членов Церкви. Фактически, путь человека к его единению с Богом воспринимается через образ Божественной Евхаристии.

Существование общины и совершение Евхаристии и богослужеия неразрывно связаны с другим важным элементом исцеления человека, и это догматическая истина Церкви, догматы и так называемая вера. Святой Иоанн будет рекомендовать пастырю: «Прежде всего оставляй сынам твоим в наследие непорочную веру и святыедогматы, чтобы тебе не только сынов, но и внуков твоих привести к Господу путем православия». Православие состоит из апатичной веры и благочестивых догм. Через эту православную веру человек приводит к Господу не только своих духовных детей, но и внуков. И, конечно же, это величайшее духовное наследие.

Следовательно, эти три фактора являются необходимыми условиями для исцеления человека, а именно Община - Церковь, Евхаристия - поклонение и Православие (бесстрастная вера, благочестивые догматы). Но даже и сам исихаст и пустынник, отшельник, не является несвязанным с общиной, потому что он либо раньше жил в общине, либо все еще вдохновляется им, потому что он живет в духе общины, поскольку, любя Бога и имея общение с Ним, он имеет общение со всем миром и, конечно же, чувствует необходимость ходить в церковь и причащаться Тела и Крови Христа. 

Однако это факт, что когда человеку удается познать глубины своего существа и зла, которое находится внутри него, и на самом деле, когда по благодати Божией и с помощью опытного духовного врача он исцеляется психически, тогда он познает глубину зла, но также и высоту искупления. Достаточно пережить кому-то падение и воскресение в недрах своего существования. Тогда он знает весь мир.
 
Выводы
Врачевание человека - это самая важное дело, которая может совершаться на Земле. Святой Иоанн скажет: «Итак, блаженный отче, не тех ублажай, которые жертвуют Христу имением, а тех, кои приносят Ему словесных овец» (гл.14, 1). Нет более желанного дара Христу, чем «как приношение Ему словесных душ чрез покаяние»(гл.13, 18). И это потому, что весь мир не стоит столько, сколько одна душа, поскольку «весь мир не стоит одной души, потому что мир преходит, а душа нетленна, и пребывает во веки».

Врач со своей чистотой, которая является не его собственным трудом, а даром Божиим, удаляет (обтирает) грязь других, показывает себя «соработником бесплотных и умных сил», поскольку это их собственная работа.

В конце концов, люди сегодня ищут исцеления, как оно описано и представлено святым Иоанном Синайским и каковое приносит Православная Церковь. И когда люди ищут справедливости, мира, равенства между людьми, в глубине души они ищут исцеления, то есть своих правильных отношений с Богом, другими, самим собой и творением. 

Жалобы человека, его сожаления, его постоянные ропот, стоны вызваны тем, что глубоко внутри человек не живет своей полнотой. И, конечно же, для этой работы необходимо присутствие чуткого, терпеливого духовника, который сам психически свободен, чтобы полностью проявлять уважение к свободе другого и вести его к свободе духа, а не к его собственным эгоистическим стремлениям.
2 апреля 2022 Просмотров: 3 400