КРЕСТНЫЙ ПУТЬ. Новомученики и исповедники России. Июнь. Часть-2. Священник Виктор Кузнецов.

Священник  Виктор   Кузнецов
«Мученики нашего времени»
МУЧЕНИКИ. ИЮНЬ.
Часть 2-я.
КРЕСТНЫЙ ПУТЬ

+       +       +
Священник  Василий Варламов
Священник из России пропал в Израиле
23.08.13.

В 2013 году, в Иерусалиме пропал священник нижегородской Строгановской церкви отец Василий Варламов.
Он вышел из своего номера в отеле 17 августа 2013 года, и больше его никто не видел.


Священник Василий Варламов.

Жена священника начала собственные поиски, несколько раз меняла билеты и вернулась на родину только 15 октября. Но опускать руки она не собирается, понимая, что надеяться можно только на себя.

Израильская полиция это что-то, — делится Инна Варламова. — Они заверили меня, что правоохранительные органы у них - самые лучшие в мире. И всё. Ни допроса, ни прочесывания местности. Обзвонили больницы, поспрашивали по улицам, тем и ограничились. Спустя несколько дней мне пришлось прорваться в полицейский участок и чуть ли не силой заставлять их продолжить поиски. С тех пор местные стражи порядка не стесняются регулярно заявлять — работаем, но результатов нет. И Интерпол здесь не помощник — он, как выяснилось, поисками пропавших не занимается…

Тогда кто-то из полицейских обронил мысль, что муж женщины подался в монастырь.

—  Отец Василий человек абсолютно домашний, я и наша дочь Прасковья для него очень важное в жизни. Да и к иноческому служению он не стремился, — вздыхает матушка. 

На счастье Инны, в Иерусалиме нашлись люди, готовые помочь в поисках. Правда, ими стали не русские паломники из группы отца Василия - у них были дорогущие путёвки, и они уехали дальше осматривать богомольные достопримечательности. Откликнулись на беду женщины люди посторонние.

—  Меня приютили в русском православном монастыре Марии-Магдалины, спасибо настоятельнице — матушке Сусанне.
Неоценимую помощь Инне также оказали два араба, с которыми матушка познакомилась чуть раньше. Они отправились с ней в Иерихон и стали для неё и переводчиками, и телохранителями.

—  Мои спутники служили как бы пропуском в местный арабский мир. Благодаря этим добрым людям, жители разговаривали со мной, хоть и неохотно, но всё же отвечали на вопросы

Матушка Инна продолжила поиски мужа.

+       +        +
Очень странная история. И весьма странное поведение Епархии, чей представитель укорил журналистов, мол, обсуждение этой темы — кощунство. А в чём «кощунство», не поясняют — хотя пропал наш земляк, гражданин России!

Протоиерей Василий Варламов был в Нижнем Новгороде — человек известный. Сын народного художника СССР, сам выдающийся мастер кисти, двадцати семи лет от роду, он принял решение связать своё будущее с Церковью, но рисовать не перестал, наоборот, его искусство обрело многогранность. Здесь и прекрасные детские сказки и выпуск первого в нижегородской области православного детского журнала «Шура и Саша».

—  Человек он очень светлый, строгий, но, прежде всего, к себе, — рассказывает друг семьи Игорь Левин. — Не раз я видел, как люди советовались с ним по любым вопросам повседневной жизни и всегда выходили ободренными.

Пропавший в Израиле нижегородский священник найден мёртвым
08 июня 2017 


Полиция Израиля обнаружила останки русского православного священника, который пропал в Иерусалиме. 

Как сообщил РИА Новости официальный представитель израильских правоохранительных органов Михаэль Зингерман, останки были найдены ещё в апреле в районе Хизме — в арабской деревне под Иерусалимом.

После проведения анализа ДНК судебно-медицинская экспертиза установила, что это останки пропавшего священника Василия Варламова.

В полиции говорят, что его смерть якобы «не была насильственной», то есть об уголовном преступлении речь не идёт. («Перегрелся на солнышке», так получается?.. – ред.)

В августе 2013 года сообщалось, что пропал находившийся в Израиле в паломнической поездке вместе со своей семьёй священник Василий Варламов из Нижнего Новгорода.

Родные тогда рассказывали, что он вышел на прогулку из гостиницы в Иерусалиме и больше не вернулся.
Зингерман также сообщил, что «всё это время (четыре года!..) полиция, занимаясь поисками священника, находилась на связи с родственниками священника Василия Варламова и представителями Русской православной церкви в Израиле». 

Это уже далеко не первый случай, а увы — типичный. Когда что-то трагическое происходит с нашими соотечественниками за границей. Любая страна, их посольства и консульства усердно включаются и настойчиво проводят поиски пропавших, или погибших соотечественников, только — не Российские. Поэтому по отношению к нашим людям, во всех, даже мелких и захолустных странах — наплевательское отношение и произвол. 

Этот случай — подтверждение этого. Дураку ясно, что в этой истории «пропажи» священника из России — криминал, смерть явно насильственная, но полиции Израиля, нашим дипмиссиям, руководству РПЦ — наплевать! Это же не американец, не англичанин, не француз и не немец… Он не сынок важного, влиятельного чиновника, из униженной, обобранной, оскорбляемой ежеминутно не только «нашими» СМИ, а и повсюду России.  
«Русский репортёр».

+       +        +
Архиепископ Ермоген (Голубев). 

Родился Владыка в 1896 году от благочестивых родителей. Отец его, Стефан, был доктором церковной истории Киевской духовной академии и университета. Он хотел, чтобы и сын занимался научным трудом. Однако будущий архиерей выбрал монашеский путь. 18 октября 1926 года назначен настоятелем Киево-Печерской Лавры, которая в то время насчитывала 600 с лишним человек. Братией Лавры управлял до 1931 года включительно. В 1931 году арестован «за антисоветскую деятельность».


Архиепископ  Ермоген (Голубев).

Вначале его приговорили к расстрелу. Приговоренные сами себе копали могилу-траншею. Ночью их расстреливали, а утром проверяли, не остался ли кто-нибудь живой. В то утро, когда осматривали траншею, где лежал отец Ермоген, доложили, что один из расстрелянных живой. Что делать с ним?

Начальство решило:
«Единичный случай! Раз выжил, то вытащите его и отправьте в тюрьму!» Так Владыка был приговорён к 10 годам лагерей, где у него началась тяжелая болезнь легких, в связи с которой его освободили раньше срока, в 1939 году. Он приехал в Ташкент, больной, измученный, сидел на паперти кафедрального собора. Было утро, диакон шёл на службу и увидел его, сказал в алтаре священникам: «Возле храма сидит человек, похож на священнослужителя». 

С этого времени жизнь и деятельность архимандрита Ермогена оказались на долгое время связанными со Среднеазиатской епархией. В 1942 году он назначен настоятелем собора города Самарканда. 1 марта 1953 года состоялась хиротония архимандрита Ермогена во епископа Ташкентского и Среднеазиатского. С этого времени государственная власть, и ранее смотревшая на деятельность этого подвижника Церкви с большим опасением, начинает сначала скрыто, а затем и явно преследовать его. Начинается последовательная травля, усиливается неприкрытое давление на руководство Церкви.

В результате в 1960 году епископ Ермоген снят со Среднеазиатской кафедры и отправлен «в отпуск». «Отпуск», который Владыка отбывал сначала в Белорусском Жировицком, а затем Одесском монастырях, закончился только в 1962 году, когда Патриарх Алексий I (Симанский), возводит его на Омскую кафедру. В следующем 1963 году, 29 мая архиепископ Ермоген был переведён на Калужскую кафедру, ставшую последней в его архипастырском служении. 

Несломленный репрессиями безбожных властей 67-летний архиерей вновь вступает в единоборство, конец которого был уже предрешён. 25 ноября 1965 года архиепископ Ермоген увольняется на покой и направляется в уже знакомый ему Жировицкий монастырь. Здесь Владыка продолжает жизнь настоящего монаха и молитвенника и вскоре приобретает духовный авторитет у насельников. 

Предчувствуя близкую кончину, Владыка завещает похоронить его в родном Киеве. На праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, 7 апреля 1978 года, в день смерти патриарха Тихона, владыка Ермоген предал свою душу Господу, служению Которому он посвятил всю свою жизнь.

Даже мёртвое его тело вызывало опасение у властей, которые почти две недели не давали разрешения на перевоз его в Киев. Несмотря на столь длительный срок, тело архипастыря не только не подверглось тлению, но и источало благоухание. В настоящее время его прах покоится на Корчеватском кладбище города Киева. 

+       +        +
В 1959 году архиепископ Ермоген (Го­лубев) рукополагает  Павла Адельгейма во диа­кона для Ташкентского кафедрального собора. Через год архиепископ Ермоген будет лишён кафедры и отправлен за штат за активную деятельность по устроению епархиальной жизни.

Пример  истинного   архиерея
(Из интервью с протоиереем, мучеником Павлом Адельгеймом)

—  Батюшка, тогда, в 1959-м, принимая иерейский крест, каким представлялось вам будущее служение? Предполагали ли вы, что придётся понести какие-то скорби?

—  Конечно! Мы так и думали, что нас могут посадить, и мы будем как остальные, как все порядочные люди. Просто мы должны были быть к этому готовы, в любой момент, что нас и посадят, и расстреляют, и всё, что угодно, сделают.
—  «Мы», кого вы имеете в виду, поколение?

—  Священники, духовенство. Мы ничем не были защищены. Так же как мой архиерей, на которого я мог тогда ориентироваться, архиепископ Ермоген (Голубев), как всё окружающее священство, которое с архиереем было единомысленно. И отец Борис Холчев, мой духовник и наставник, и священники, все были люди глубоко родные по духу и жили единой жизнью.

Владыка Ермоген архиерейское первенство понимал, как право первым умереть за общее дело Церкви и никаких других привилегий он не требовал.

+       +        +
(Из воспоминаний протоиерея Павла Адельгейма)
«Митр. Сергий (Старогородский) стал местоблюстителем патриаршего престола и автором известной Декларации 1927 года о признании советской власти, которая и определила путь Церкви в советском государстве. Кто-то и сейчас считает, что он «спас» таким образом Церковь и священство от окончательного уничтожения. Но это, конечно, не так. Сажали и расстреливали по-прежнему. Вмешалась война, Церковь понадобилась Сталину, и в 1943-м году м. Сергий стал «патриархом».

По сути, Декларация стала началом, первым шагом в сближении РПЦ и советского, а потом постсоветского государства. Компромисс вошёл в жизнь и всё чаще превышал границы допустимого. Если потерять этот ориентир, начинается искажение церковной жизни. После войны на Церковь начали возлагать государственные поручения.

Эмигранты возвращались, а их отправляли в лагеря. Духовенство не преследовали, но репрессии продолжались. Различая своих от чужих, спецслужбы требовали подписку о сотрудничестве. Эту подписку следовало подтверждать делом, требовалось доносить на «не лояльных». Иногда доносы диктовались личной выгодой, иногда вызывались личной неприязнью и оборачивались «подсиживанием» соперников.

Тем не менее, многие оставались искренними, совестливыми, как например, Ермоген (Голубев), архиепископ Ташкентский. В 1961-м он открыто выступил против решений Собора, принятых под давлением Совета по делам религий, о внесении изменений касающихся раздела «О приходах». Речь шла об отстранении духовенства от участия в Приходском совете и хозяйственной жизни прихода. Позднее эти изменения расстроили приходскую жизнь.

Владыка Ермоген отстаивал соборный уклад в церковной жизни. Он был уволен за штат и пожизненно сослан в Жировицкий монастырь.
Но были и епископы, которые «бежали впереди телеги» в угождении власти. В этот период, в 1960-м году, на должность председателя Отдела внешних церковных связей МП приходит митр. Никодим Ротов, сумевший найти общий язык с властью. Ему был 31 год, и его карьера была стремительной: в 1960-м он архимандрит, через три года митрополит Ленинградский, а потом и патриарший экзарх Западной Европы. Начинает рукополагать себе подобных в епископыВ том числе ещё никому не известного Кирилла (Гундяева), активнейшего продолжателя своей линии. Складывается новая формация епископов, соответствующих замыслу Декларации Старогородского».

О   архиереях  прошлого

Вот что вспоминает отец Павел о настоящих истинных архиереях Православной Церкви. Как ответ современным теплохладным архиереям, столь рьяно пекущимся о ДРУЖБЕ с еретиками: католиками, протестантами и прочими врагами Православия.

—  Архиепископ Ермоген (Голубев) был незаурядным архиереем. В 1958 году, когда хрущёвская власть запрещала в храмах даже косметические ремонты, архиепископ построил в Ташкенте великолепный кафедральный собор. Собор был рассчитан на несколько тысяч прихожан. То, что похвально сегодня, в то время считалось преступным и могло стоить не только свободы, но и жизни.


Архиепископ  Ермоген (Голубев).

Строительство Ташкентского собора было подвигом, за который Владыка заплатил своим положением. Последние 17 лет он провёл в Жировицком монастыре Белоруссии. 

Мне посчастливилось видеть епископов, которые не искали личного благополучия. Они отдавали жизнь за свою паству, по-евангельски: «душу Мою полагаю за овцы». 

Пройдя через все испытания советской репрессивной машины, архиепископ Ермоген (Голубев) до конца жизни сохранил ВЕРНОСТЬ Господу и интересам Церкви.

Совет по делам религий при Совете Министров СССР завёл жёсткий порядок регистрации духовенства. Епископ должен был «согласовывать» кандидатуру священника прежде его рукоположения и назначения. Архиепископ Ермоген НЕ ПОДЧИНИЛСЯ этому порядку. 

К тому же, он распорядился  приобрести причтовый дом для каждого храма Ташкентской епархии. Были выделены епархиальные средства и куплены дома. Каждый священник и диакон ташкентской епархии, приезжая на приход, получал благоустроенное жильё.

Своим Указом архиепископ запретил  младшим клирикам делать подарки старшим по положению. Такое положение исключало симонию и коррупцию.

Вскоре после назначения на кафедру епископ Ермоген написал Распоряжение где указывалось:
«...Приходы не несут никаких расходов, связанных с посещением архиерея. Все расходы по приёму архиерея и сослужащих ему клириков возлагаются на Епархиальное Управление».

Где находил епископ средства для столь щедрой благотворительности?
В то время духовенство облагалось по ст. 19 Налогового кодекса, исчислявшей процент налога по прогрессирующей шкале. Размер налога мог вырастать до 95 % от суммы годового заработка. В качестве налога духовенству приходилось отдавать суммы, превышавшие заработок. Причём, духовенство, как и осуждённые в СССР, было лишено социального страхования: пенсий, бюллетеней, оплаты инвалидности, обеспечения жилищем и транспортом и прочих социальных льгот.

Архиепископ Ермоген ввёл новую форму оплаты. Всё духовенство Ташкентской епархии перешло на твёрдые денежные оклады
Вот так служили Господу и народу истинные архиереи!»

+       +        +
АрхиепископМефодий (Мензак).

Возглавляли Омскую епархию в то время гонений и лишений, очень достойные архипастыри, один из них – убиенный архиепископМефодий (Мензак). О его мученической кончине следует сказать особо.



23 октября 1974 года по Омску с быстротой молнии распространилась ужасная весть, которая шокировала не только верующих, но и людей далёких от Церкви. 

На улице Успенского, у себя дома, зверски был убит Архиепископ Омский и Тюменский Мефодий. Секретарь Епархии протоирей Никита Елизарьев отправил телеграмму на имя Патриарха Пимена об этом ужасном злодеянии.

Находясь в нервном возбуждении и ожидая ответа из Патриархии отец Никита мерно ходил из одного угла домика (находящегося при Никольской Церкви на ул. Труда) в другой. Некоторые из прихожан слышали, как он неоднократно повторял: «Ох, несчастье-то какое! Скоро и в Америке узнают, что Владыку Мефодия убили!». Надо сказать, что отец протоирей оказался прав. Неизвестно какими путями, но информация просочилась за рубеж. Радиостанция «Голос Америки» уже в тот же день оповестила мир об Омской трагедии. Было передано сообщение следующего содержания: «В Омске убит православный епископ! Милицейский капитан Тришкин ищет убийцу!»

Эта информация, прозвучавшая из уст «загнивающих буржуев и капиталистов» не на шутку встревожила партийное руководство страны. На имя первого секретаря Омского Обкома партии полетели гневные письма. Судя по всему, на самом высоком руководящим уровне было принято решение не «афишировать» мученическую кончину Владыки. Так, что даже в «некрологе», помещённом в «Журнале Московской Патриархии» за 1974 г. вы не найдёте ни слова об убийстве.

Много лет уже отделяет нас от этой страшной трагедии. Но отголоски её слышны и поныне. У многих омичей в памяти запечатлелось Святое имя убиенного Владыки. В день мученической кончины архиепископа Мефодия только много лет спустя митрополит Омский и Тарский Феодосий отслужит панихиду об убиенном Архипастыре.

Напомним  житие убиенного Архиепископа Мефодия:

Владыка Мефодий (в миру Михаил Николаевич Мензак) родился 28 октября 1914 года в семье крестьянина в селе Русский Банилов, Вышковского района, Черновицкой области. В шестнадцать лет Михаил оканчивает начальную школу, состоящую из семи классов. 

Далее свой жизненный путь он решает посвятить служению Богу. И вот, Михаил становиться послушником скита Кошна, что в южной Буковине, а через два года его перевозят в Крещатинский-Богословский монастырь, Черновицкой области. В 1942 г., в разгар Великой Отечественной Войны, Михаил принимает монашеский постриг с именем Мефодий. Это Святое имя ему было дано в честь равноапостольного просветителя славянских народов. 

Далее инок Мефодий постепенно проходит все степени монашествующих. 24 декабря 1942 г. он рукоположен во иеродиакона, а 22 апреля 1945 г. – во иеромонаха. Тогда, в конце войны, он и получил для духовного окормления свой первый в жизни приход. Иеромонах Мефодий был назначен настоятелем Михайло-Архангельского храма в селе Подлесное, Черновицкой Епархии.

Служа на приходе, отец Мефодий желает получить духовное образование и в 1952 г. поступает в 3-ий класс Московской Духовной Семинарии, а двумя годами позже и в Московскую Духовную Академию. Как и полагается, по её окончанию в 1958 г. он пишет и защищает кандидатское сочинение на тему «Любовь ко Христу, как основа нравственности». Работа эта писалась на кафедре нравственного богословия. После успешной защиты отец Мефодий, как один из способнейших учеников был оставлен в качестве профессорского стипендиата в Московской Духовной Академии.

Вскоре последовало назначение в качестве помощника инспектора и преподавателя Церковного Устава и литургии в ставшей родной его сердцу Московской Духовной Семинарии. Именно здесь, на педагогическом поприще, будущий Архипастырь мог на практике увидеть те высокие идеалы, о которых он писал в своей кандидатской работе. Ведь не случайно величайшей добродетелью для него была христианская любовь, из которой, по его мнению, все верующие черпали силы для нравственной жизни. Уроки его не были скучны. Предметы, которые он преподавал, буквально оживали перед слушателями. Церковный устав, литургия, история, Основное Богословие — все это в стройной системе находило живое и конкретное выражение. 

В августе 1959 г. иеромонах Мефодий становится инспектором Саратовской духовной семинарии. Помимо учебно-административной должности он преподаёт Священное Писание Нового Завета. 

9 декабря 1959 г. отец Мефодий получает назначение на должность ректора Волынской Духовной Семинарии, а через десять дней после назначения, он возводится в сан архимандрита.

29 августа 1962 г. архимандрит Мефодий был призван к высшему иерархическому служению. Он стал епископом Волынским и Ровенским. 
22 декабря 1964 г. преосвященный Мефодий становиться епископом Черновицким и Буковинским, а с 7 октября 1967 г. – епископом Вологодским и Великоустюговским. С первых же дней своего ахипастырьского служения Владыка Мефодий проявил себя как ревностный служитель Бога Истинного. 

2 февраля 1972 г. по решению Священного Синода епископ Мефодий был возведён в сан архиепископа и получил назначение в Омско-Тюменскую Епархию.

Владыка Мефодий прибыл в Омск 13 февраля 1972 г. был поздний час, но в Крестовоздвиженский Собор пришло много людей. Все с нетерпением ждали нового Владыку. Многие из прихожан стояли с зажжёнными свечами. 

Архипастырь поблагодарил за приветствие и, пожелав собравшимся мира и любви друг к другу, призвал на всех Божие благословение. 
Вступление владыки Мефодия на Омско-Тюменскую кафедру само-собой разумеется началось со знакомства с приходами вверенной ему Епархии. Архиепископ Мефодий, помимо Омска побывал ещё в трёх епархиальных городах — Тобольске, Тюмени и Ишиме, где в городских храмах вместе с духовенством совершал богослужения. 



Где бы ни служил Владыка Мефодий — в Москве (будучи семинаристом), на Украине или в Сибири, он всегда призывал к чистоте жизни, к свету Христову, и к вечной радости.

 Тем, кому довелось служить с архиепископом Мефодием на сибирской земле, отзываются о нём как об очень достойном и деятельном Архипастыре. Никогда священнослужители не выслушивали каких-либо замечаний с его стороны во время богослужений. Все замечания он делал по окончании службы в очень деликатной и мягкой форме, пожалуй, с одной только целью – вразумить заблуждающегося. 

Как пастве, так и духовенству владыка Мефодий оказывал много внимания и любви. Он всячески защищал священство от несправедливых и лживых обвинений, как правило, следовавших со стороны анонимных клеветников. Однако, когда было нужно, владыка Мефодий мог и умел сказать своё властное слово. 

Никаких жалоб, неудовлетворённости его поведением, что было массовым до него явлением, не поступало, а напротив, о нём все отзывались положительно, как о большом и достойном служителе. Во всей епархии, не было такого человека, которого бы обидел Владыка.
Перед своим 60-летним юбилеем Архипастырь получил телеграмму с предложением от Священного Синода перевестись в другую епархию, поближе к Москве. Ознакомившись с ней, Владыка немного поразмыслив, как всегда улыбнулся и сказал присутствующим при этом событии лицам, что раз Господь определил его на Омскую кафедру, то здесь он и будет продолжать своё святительское служение. Не предполагал тогда владыка, что скоро, за неделю до 60-летия, оборвётся его жизнь.

Предчувствовал ли свою близкую кончину Владыка? Ряд свидетельств утверждает, что «да». Так мысль о близкой кончине прозвучала в одной из проповедей Владыки. А незадолго до убийства, после разгрузки контейнера, Архиепископ Мефодий дал одному из своих послушников икону Спасителя в Терновом венце.

Из материалов следствия видно, что смерть владыки Мефодия была мученической. Убийца сначала сломал Архипастырю шею, затем нанёс множество ударов бронзовой статуэткой, а затем и ножницами. Истерзанному, но ещё живому владыке Мефодию он связал руки и хладнокровно задушил его шнуром от электролампы.

Омская паства очень болезненно восприняла известие о кончине своего Архипастыря. Многие не хотели верить в то, что его не стало, а тем более никто не мог понять, кто и зачем убил Владыку.

На протяжении шести лет правоохранительные органы искали убийцу. Наконец, в 1980 году, убийца был найден. Им оказался некий Борис Киреев, который за совершённое злодеяние получил 10 лет строгого режима. На суде подсудимый не признавал себя виновном в преступлении, заявив при этом, что «явку с повинной» вынужден был дать под давлением следственных органов. По словам присутствующих на суде верующих, обвиняемый, обратился ко всем присутствующим с искренней речью, в которой сказал, что не убивал владыку Мефодия. Многие из присутствующих ему тогда поверили, но запущенный судебно-следственный механизм уже предрешил судьбу обвиняемого.

Не помогли и последующие обращения о пересмотре уголовного дела в областной суд. Приговор остался в силе. Следствие оставило также без внимания показания свидетелей, которые указывали на других неизвестных лиц, совершивших это злодеяние. Без внимания остались и такие существенные улики как неустановленные следы в архиерейском доме и разбитое окно, от которого поисковая собака брала след (официальная версия следствия говорила, что убийца проник в дом через парадную дверь) и др. Все эти противоречия, при ознакомлении с материалами суда, бросаются в глаза с первого взгляда. Складывается впечатление, что следствие было состряпано на скорую руку.

Чтобы не пересматривать дело, владыку на следствии выставили пьяницей, сквернословом и вообще безнравственным человеком. Это было на руку властям и атеистической пропаганде.

“Если любовь ко Христу, — писал владыка, — настолько сильна, что превозмогает всё — и молодость, и красоту, и богатство, и житейскую роскошь, превышает родительскую любовь, и если ни смерть, ни жизнь и никакие силы не могут отлучить последователя Христа от любви к Нему, то, тем более, спасительная сила любви ко Христу, являющаяся основой всей нравственной христианской жизни, — неопределима, безконечна... Любовь Христова, в которой заключена безпредельная полнота истины, добра, красоты, блаженства и всех совершенств, уничтожает грех и его последствия, наполняет всё существо человека радостным настроением, открывает ему путь к истинной жизни и блаженству”.

В памяти же своей паствы владыка Мефодий остался человеком добрым, спокойным и заботливым. Во всей епархии он никого не обидел, никто ничего плохого о нем не слышал. Он был любим как духовенством, так и прихожанами.

Верующие Омска и приезжие из других городов, нескончаемым потоком шли проститься со своим любимым отцом и молитвенником.
 Отпевание почившего Архипастыря, по благословению Патриарха Пимена, совершали в день празднования Иверской иконы Божьей Матери. 

Храм и вся церковная ограда были заполнены духовенством и верующими. Тело Владыки отправили спецрейсом в Черновцы, где на его родине, в селе Русский Банилов, было предано земле.
по материалам сайта Ачаирского монастыря http://www.achair.ru

В небесной славе

Архиепископ Мефодий (Мензак) возглавлял Омскую епархию с 1972 по 1974 год. 
Владыка был очень мудрый и глубокой веры, его очень любили в Омске, Тюмени, Тобольске. Духовенство говорило, служить с ним всегда было легко, потому что не чувствовалось никакого гнёта с его стороны. 

При нём хотели закрыть Покровский собор, но он поехал в Москву и отстоял храм.
В ночь на 23 октября 1974 года владыка Мефодий был зверски убит в омском доме епархиального управления. Его всегда предупреждали: «Владыка, почему Вы на ночь не закрываете ставни на решётки и двери?» «Кому я, старик, нужен?» — отвечал он. 
Убийца над ним очень издевался.

Все очень скорбели о его мученической кончине.
Но потом одному христианину было видение владыки в небесной славе в архиерейском облачении у Превечного Архиерея. 

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ БЕЗБОЖИЯ

Очень условно архивные документы охватывают период с 50-х до 90-х годов ХХ века – от хрущевских гонений до начала возрождения Православия в России, в частности – в Омско-Тюменской епархии. Нам трудно сейчас представить, насколько скрупулезно и придирчиво советская власть отслеживала тогда дела и поступки верующих. И, конечно, под прицелом бдительного ока уполномоченных по делам религий первыми оказывались архиереи.

В информационной записке о деятельности духовенства Русской Православной Церкви в Омской области за второе полугодие 1958 года, секретно поданной уполномоченным Совета по делам РПЦ при Омском облисполкоме Серебренниковым в Совмин СССР, анализируется состояние Омской епархии. Отслежены все перемещения духовенства епархии, поездки архиереев по приходам, происшествия в среде духовенства.

Казалось бы, повышенное внимание и жёсткий контроль со стороны властей по отношению к архиерею и его секретарю вполне объяснимы высоким положением владыки и его влиянием на верующих. Но нет, уполномоченные не оставляли своим вниманием и простых православных людей. 

С епископа Мстислава взято обещание о прекращении паломничества верующих по святым местам – в связи с постановлением ЦК КПСС от 8 ноября 1958 года. Отслежены все поездки омских православных христиан к святыням. Уполномоченным приведён подробный список всех людей с указанием места жительства и места паломничества. 

Как видим из приведённых единичных, но довольно характерных для того времени фактов репрессий по отношению к духовенству и верующим, государство жёстко контролировало буквально все стороны жизни православного человека — от архиерея до простого мирянина, от школьника до пожилой прихожанки сельского храма. 

На священном месте

Через год Патриарх Пимен (Извеков) и Священный Синод 26 декабря 1974 года назначили Преосвященного Максима, бывшего Аргентинского, епископом Омским и Тюменским.

Там, в Архиерейском доме, 23 октября 1974 года был убит архиепископ Омский и Тюменский Мефодий (Мензак).
Все архиереи, которым предлагали вдовствующую кафедру, отказались. Вспомнили о епископе Максиме. Вызвали в Москву. И владыка, послушный воле Божией, не отказался от кафедры в Сибири, принял по-монашески.

Когда епископ Максим прибыл 2 января 1975 года в Омск, Архиерейский дом был опечатан и закрыт. Почти полтора месяца прошло с убийства архиепископа Мефодия. Владыка Максим вошёл в дом и сразу же приказал провести ремонт, а комнату, где совершено было убийство и мученическая кровь оставалась на полу, не трогать.

…Владыка Максим со священниками убрали комнату, поставили Престол прямо на крови мученика, и владыка освятил свою Крестовую церковь.

Первый год служения в Омске епископ Максим получал ежедневно по почте угрозы: "Уходи отсюда, иначе будет то, что с твоим предшественником". Владыка молился и всё переносил. А через год эта возня прекратилась.
Началась плодотворная работа. 

Память их в род и род
«Поминайте наставники ваша, иже глаголаша вам слово Божие, ихже взирающе на скончание жительства, подражайте веpе их» (Евр. 13, 7).

Интерес к судьбам живших в непростое время православных христиан подвиг их, сбор материалов о неизвестных исповедниках, праведниках-мирянах, монашествующих, священнослужителях. Здесь и архивные документы, передающие дух времени – тотальной слежки не только за архиереями и священнослужителями, но и простыми верующими; и воспоминания знавших этих людей современников, которых, увы! — всё меньше остаётся с каждым годом рядом с нами…

Таков нелёгкий труд исследователей трагической и трудной истории нашей Русской Православной Церкви.
Поможем им молитвами нашими, укрепляемые открываемыми для нас новыми именами святых мучеников и исповедников РПЦ.

+       +        +
Комментарии от logoslovo:

—  К сожалению, многие современные архиереи погрязли в роскоши: дорогие иномарки, квартиры, пентхаусы — зачем всё это МОНАХАМ? Тем более, что народ в России живет в нищете, миллионы бездомных людей и безпризорных детей. Нищие сельские приходы у которых  нет денег даже оплатить электричество и отопление.

Пир во время ЧУМЫ! Вот, что это такое! И патриарху нет до всего этого  никакого дела, а речи он очень красивые говорит…
За всё послеперестроечное смутное время Церковь, в лице Её иерархов, ни разу  НЕ ОСУДИЛА действия богопротивной антинародной власти, хотя этим самым могла бы оказать на неё сильное влияние.
(Монах Афанасий).

—  Не может и НЕ ДОЛЖНА  Православная Церковь в лице её высших иерархов, монахов и пастырей сегодня, в тяжёлое для России и Русского народа время – МОЛЧАТЬ и быть Равнодушными к тому, что происходит в России. 

Нельзя равнодушно смотреть на то, как от страшного вала наркомании в массовом порядке гибнут молодые люди. Нельзя молчать и идти на компромисс с властью, которая  НЕ заботится о своём народе и государстве, насаждает БЕСзаконие, потворствует развращению и дебилизации молодёжи.

Как можно призывать наш народ, чтобы русские люди «толерантно» относились и помогали гастарбайтерам, которые не только отбирают у русских работу, понижают зарплаты и вывозят финансовые ресурсы из России, но они везут в Россию наркотики и травят, УБИВАЮТ наших детей. Подло нападают, насилуют и грабят и убивают коренное население.

Дети азиатов резко понижают общий Образовательный уровень наших детей, а дети кавказцев терроризируют русских.
Странно, что патриархия и правящие архиереи об этом ничего НЕ ЗНАЮТ и упорно призывают русских людей  к так называемой «толерантности».
(Монах Афанасий).

—  Убитый кавказцем священник Даниил Сысоев ещё в 2004–2005 годах предупреждал о нашествии мусульман-гастарбайтеров. Пытался предупредить об этой грозной опасности.

Он говорил, что в Россию  едут миллионы мусульман — всем им нужны женщины и они будут соблазнять русских женщин и будут их ПРИНУЖДАТЬ  выходить замуж за них, но только при одном условии, если они   ПРИМУТ ислам. Что сегодня и происходит и уже многие русские девушки и женщины начали отрекаться от истинной Веры своих предков. Так наши враги подло УНИЧТОЖАЮТ православную Россию.

Если об этой страшной беде патриарх и правящие архиереи опять ничего «не знают», тогда возникает закономерный вопрос к их Профессиональной и Духовной компетентности и соответствии занимаемой должности.

Правящие архиереи думают, что можно безнаказанно ДУРИТЬ Русский народ, безконечно. Ошибаетесь «господа» – народ всё видит. Нельзя так высокомерно и неуважительно относиться  к Русскому народу вскормившему вас».
С. Ковалёв.

—  Как можно молчать в наше время, когда у живых родителей Ювеналы безжалостно ОТБИРАЮТ детей? При потакании властей, продают их за границу, делая свой чёрный «бизнес». Такое упорное МОЛЧАНИЕ патриарха и правящих архиереев является настоящим ПРЕСТУПЛЕНИЕМ против собственного народа и Церкви!

К примеру, патриарх Тихон НЕ ИСПУГАЛСЯ большевистской богоборческой власти, не смотря на то, что большевики многих епископов, и священников расстреливали без суда и следствия. Он не пошёл на сговор с большевиками, гневно обличал преступления большевиков против Православной Церкви и против народа!

Отсюда вопрос, почему наши церковные иерархи и священство зная, что творят с нашей страной и нашим народом дельцы-подлецы, демократы и единоросы, все эти годы продолжают упорно МОЛЧАТЬ, призывают  к сотрудничеству с Антинародной властью?
Никто их в тюрьмы не сажает. Почему они так трусливы?!.. Нельзя же ПРЕДАВАТЬ  Церковь, свой народ и страну!»
http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_7654_5/ 

+       +        +
Владимир  Бегун

Владимир Яковлевич Бегун (1929— 19 июня 1989)- русский, белорусский публицист, мыслитель, член Союза журналистов СССР. Получил известность как антисионист.
(1929— 19 июня 1989)



Родился в Белоруссии в д. Саки Минской обл., в крестьянской семье. Мать и две его сестры были расстреляны фашистами. Подростком участвовал в партизанской войне.

В послевоенные годы — кандидат философских наук (1977), старший научный сотрудник Института философии и права Белорусской академии наук, принимает активное участие в патриотическом движении как борец против сионизма, разных форм клерикализма и масонства. Выступает в печати, на собраниях рабочих, перед учёными с разоблачением «пятой колонны», агентов влияния. 

В своих книгах с пророческим названием «Ползучая контрреволюция» (1974) и «Вторжение без оружия» (1977), предупреждал общественность о надвигающейся на страну беде, разоблачал подрывную деятельность западных разведок и их сионистской агентуры внутри СССР. Подвергался осмеянию и травле, чему способствовала остро-публицистическая направленность его публикаций. Оппоненты не могли при этом опровергнуть фактологический и текстологический материал книг В. Я. Бегуна.

Занимался исследованием деятельности масонства. О деятельности «вольных каменщиков» рассказал в своей книге «Дети вдовы» (1986), получивших высокую оценку крупного историка А. Г. Кузьмина.

Вызывает удивление, как вообще удавалось выпустить книги подобного содержания, с огромным количеством фактов и цитат. 


Книга, как жизнь.

Публицист Семён Резник написал по поводу одной из книг Бегуна письмо в ЦК с обвинениями Бегуна в черносотенстве — и получил взвешенный ответ, потому что его ангажированность видна всем, кроме него самого: «…объективный анализ дает основание утверждать, что абсолютно никаких оснований для подобных обвинений автора книги нет. Наоборот, работа В. Бегуна — одна из немногих, посвящённых разоблачению идеологии и политики международного сионизма, служит интернациональному сплочению трудящихся. „
Печатался в ряде патриотических журналов.

Многие считают его смерть внезапной и таинственной, как и уход из жизни многих патриотов. 
Из отклика на смерть учёного, написанного А. Романенко: «19 июня 1989 года умер от «инфаркта миокарда» учёный — исследователь и безкомпромиссный критик сионизма — Владимир Яковлевич Бегун.

По существу он был убит тем опаснейшим сионистским оружием, которым был убит и другой крупнейший ученый — исследователь сионизма Юрий Сергеевич Иванов: оба они были убиты оружием политического террора, рассчитанного именно на убийство, якобы «инфарктом миокарда». Это — особое оружие убийства. Убийцы формально — бюрократически — юридически ловко уходят от ответственности за убийство и именно в этом — особая опасность чудовищного преступления…»
(Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»). 

+       +        +
В 2015 году «Русский вестник» опубликовал: «19 июля 1989 года Владимир Яковлевич внезапно умер от загадочной остановки сердца в петербургской клинике, будучи уже в стадии выздоровления (невольно напрашиваются аналогии с не менее загадочными кончинами митрополита Иоанна и Вячеслава Клыкова). (http://www.rv.ru/content.php3?id=10967).

Цитаты из книг В. Бегуна:

«Сионисты подкупают редакторов, проникают в редколлегию, работают обозревателями, всяческими путями избавляются от неугодных им журналистов, лезут в любую щель, если перед ними закрывается редакционная дверь,— словом, делают всё возможное, чтобы подчинить себе средства массовой информации.» (из кн. «Вторжение без оружия»).

«Широко известен обошедший всю мировую и советскую прессу факт тайного сговора с гитлеровцами лидера венгерских сионистов Рудольфа Кастнера, который помогал гитлеровцам отправлять в крематории тысячи евреев взамен за спасение жизней немногочисленных толстосумов и сионистских активистов. Чехословацким Кастиером, например, был Роберт Мандлер. Этот высокопоставленный чиновник сионистского „Центра по еврейскому переселению“ помогал фашистам заполнять евреями концлагеря, предварительно изымая у них драгоценности, золото и валюту. За эту услугу гестапо разрешило отправить в Палестину сионистских чиновников, еврейских капиталистов и раввинов». 

Владимир Яковлевич провёл жизнь в сражениях и написал несколько книг, одна из которых — о сионистах, масонах и сионистах-масонах вскоре принесла ему широкую известность. Называлась она «Вторжение без оружия». Слово «вторжение», когда-то сломавшее карьеру пламенному публицисту, до конца дней не давало ему покоя.



Бегун умер на боевом посту, сражаясь с Орденом. Незадолго перед последним жизненным сражением попав в больницу и узнав, что по субботам процедур не делают, слабеющим голосом он сказал: «Меня убили укольчиком».

Теперь, по прошествии времени, ясно, что борьба его была не напрасна. Чтобы в этом убедиться, достаточно поднять голову и увидеть на новых высотных домах типичные «масонские» пирамиды. Некоторые евреи уехали, а масоны остались!


Здание Минского вокзала.


Московский международный Дом музыки

+       +        +
Из кн. «Терновый венец»  О. Платонова:

В 70-х годах среди авторов антисионистских статей и книг особо выделялся Владимир Яковлевич Бегун (1929–1989), старший научный сотрудник Института философии и права Белорусской академии наук, член Союза журналистов СССР, кандидат философских наук, автор книг: «Ползучая контрреволюция» (1974), «Вторжение без оружия» (1977), «Ярмарка предателей» (1983), в которых он в резкой форме выступал с разоблачением подрывной деятельности западных разведок и их сионистской агентуры внутри СССР. Бегун занимался также исследованием деятельности масонства. 

Разного рода просионистские «публицисты» подвергли его осмеянию и травле. На него писали доносы в ЦК КПСС и КГБ, письма «протеста» в издательства, выпустившие его книги в свет, и в журналы, публиковавшие на них одобрительные рецензии, подавали даже в суд на него. Одним из самых активных его преследователей был известный сионист, член Союза писателей СССР Семён Резник, написавший на него кляузу в ЦК КПСС и эмигрировавший вскоре после развала СССР за границу. 

В годы перестройки А. Н. Яковлев и его Агитпроп фактически поддержали травлю писателя в тех советских СМИ, которые вместо критики сионизма принялись его восхвалять, используя для этого биографии некоторых чекистов вроде Блюмкина.
Владимир Яковлевич тяжело переживал эту травлю. 19 июля 1989 года он неожиданно умер. 
https://ruskline.ru/analitika/2022/09/09/ternovyi_moi_venec

Владимир Бегун - Vladimir Begun

Одна из его неоднозначных книг, «Противоречивая революция», вызвала споры. По словам Вольфа Рубинчика, исследователя из Минска, известная книга Бегуна «Вторжение без оружия» использовалась не только официальными пропагандистами, но и некоторыми членами контрэлиты, молодыми белорусскими националистами, которые с подозрением относились к сионизму. 

Бегун был переведён из губернского Минска в Москву. До самой смерти он категорически возражал против переноса выставки Марка Шагала в Беларусь. Занимался он и исследованием деятельности масонства.

Вызывает удивление, как вообще удавалось выпустить книги подобного содержания, с огромным количеством фактов и цитат.  
Преждевременная смерть в расцвете творческих сил — результат травли со стороны сионистов — помешала ему закончить фундаментальный труд о преступной деятельности мирового масонства.
Шевцов И.  М.

СКАЖИТЕ,  ГДЕ   ВЫ  БЫЛИ?.. 

Последнее стихотворение адмирала А. В. Колчака, написанное им в Иркутске, незадолго до расстрела.

Скажите, где вы были,
Когда чужие кони поднимали пыль, 
Когда кривые сабли головы рубили 
И на крови сквозь кости рос ковыль?
Где были вы, когда на Поле Куликовом 
За Русь сражался инок — Пересвет, 
Где каждый третий пал в бою суровом... 
Где были вы, скажите, где ваш след?
Или на Бородинском поле, 
Где смерть за честь была для нас, славян, 
Где русский дух сломил чужую волю 
Вас в прошлом нет, не клевещите нам.
Чужое, неприкаянное племя, 
Так нагло лезущее к нам в учителя, 
Кичась прогнившей древностью своею, 
Свой путь монетой грязною стеля,
Что принесло ты русскому народу, 
Чтобы решать, как нам сегодня жить? 
Ты! Паразитствующее сроду, 
Теперь желаешь нам законом быть!
Мы для тебя — безродная скотина, 
Презренная, как мухи на стекле, 
Тебе России прошлое противно, 
Но вспомни, ты на чьей живёшь земле?

+       +        +
Святые с нами
Великомученик ИОАНН НОВЫЙ, СОЧАВСКИЙ
15 ИЮНЯ († ок. 1330)  — ДЕНЬ ПАМЯТИ Великомученика  ИОАННА НО­ВОГО, СО­ЧАВ­СКОГО

Иоанн Новый был греческим купцом из Трапезунда (ныне Трабзон, Турция). Биографические сведения о нём весьма скудны и ограничиваются содержанием его славного Жития. 

Родился он в городе Янины, в греческой области. Воспитывался по христианским законам. 
Когда ему исполнилось 15 лет, он осиротел. Родители оставили сыну немного средств, на эти деньги Иоанн приобрёл торговую точку. На базаре будущий мученик, продавал вещи. 

Константинополь находился под контролем османских турок, которые притесняли христиан. Именно поэтому те, кто работал на рынках и базарах, переходили на сторону ислама. Иоанн выделялся среди местных жителей тем, что открыто проповедовал христианскую веру и не желал переходить к мусульманам. 

Будущий святой активно помогал тем, кто придерживался христианских обычаев. Мусульмане отрицательно относились к религиозной деятельности проповедника. Иоанн знал, что конфликты с властью могут привести к мучениям и казни. 

Когда Иоанну довелось отправиться по торговым делам в плавание на прибывшем судне, будущий мученик пришёл к своему духовному отцу за советом. Он просил благословить его на дальний путь. Духовник ведал, что подопечного ждёт верная смерть. Наставник посоветовал чаще молиться и соблюдать пост, чтобы быть твёрдым во время возможной мученической казни. Иоанн принял советы и исполнил их. 

Во время поездки по торговым делам в Северное Причерноморье владелец корабля, на котором плыл купец Иоанн, был не пра­во­слав­ным. Всту­пив в спор о ве­ре со свя­тым Иоан­ном, он был по­срам­лён и за­та­ил зло­бу на свя­то­го. Кроме того, видя в нём конкурента, пожелал завладеть его имуществом. 

Во вре­мя оста­нов­ки ко­раб­ля в Бел­гра­де Бос­фор­ском (ныне г. Белгород-Днестровский), владелец корабля оклеветал Иоанна перед градоначальником («епархом») — «персом».   Явил­ся к гра­до­на­чаль­ни­ку, инородцу по ве­ре, и со­об­щил, что на его ко­раб­ле есть учё­ный муж, же­ла­ю­щий отречься от христианства и обратиться к распространённой в тех местах вере зороастрийцев, солнцепоклонников.

Услышав это, «епарх» с по­чё­том при­гла­сил свя­то­го Иоан­на при­со­еди­нить­ся к ним, по­ху­лив ве­ру во Хри­ста. Приказал Иоанну публично отречься от Христа. Хотя среди населения средневековья Аккермана были выходцы из Ср. Азии, в описываемое время (правление хана Узбека, 1313-1342) было периодом активного утверждения ислама в Золотой Орде, во владениях которой находился Белгород. В житийных циклах икон XV-XVII вв. мучители Иоанна Нового изображаются турками в типичных мусульманских одеждах. 

Свя­той тай­но мо­лил­ся, при­зы­вая на по­мощь То­го, Кто ска­зал: «Ко­гда же по­ве­дут пре­да­вать вас, не за­боть­тесь на­пе­рёд, что вам го­во­рить, и не об­ду­мы­вай­те; но что да­но бу­дет вам в тот час, то и го­во­ри­те, ибо не вы бу­де­те го­во­рить, но Дух Свя­той» (Мк.13,11). И Гос­подь дал ему му­же­ство и ра­зу­ме­ние от­верг­нуть все при­тя­за­ния нече­стив­цев и твёр­до ис­по­ве­дать се­бя хри­сти­а­ни­ном.

Когда в ответ Иоанн обличил поклонников солнца и звезд, «епарх» приказал подвергнуть его мучениям — бить до полусмерти суковатыми жезлами. Свя­той был так же­сто­ко из­бит, что всё те­ло его бы­ло рас­тер­за­но, и плоть под уда­ра­ми раз­ле­та­лась кус­ка­ми. Свя­той му­че­ник мо­лил­ся, бла­го­да­ря Бо­га, удо­сто­ив­ше­го его про­лить за Него кровь и омыть свои гре­хи. За­тем свя­то­го страдальца за­ко­ва­ли в це­пи и от­во­лок­ли в тем­ни­цу.

Утром гра­до­на­чаль­ник ве­лел вновь при­ве­сти свя­то­го. Му­че­ник пред­стал пред ним со свет­лым и ве­сё­лым ли­цом. Последовали новые уговоры с обещанием скорого исцеления ран умелыми врачами. От по­втор­но­го пред­ло­же­ния от­речь­ся от Хри­ста неустра­ши­мый му­че­ник от­ка­зал­ся с преж­ней твёр­до­стью, об­ли­чив пра­ви­те­ля как ору­дие са­та­ны. То­гда его сно­ва из­би­ли ещё более жестоко. Так, что все внут­рен­но­сти его об­на­жи­лись. При­сут­ство­вав­ший на­род не вы­нес это­го страш­но­го зре­ли­ща и стал воз­му­щён­но кри­чать, об­ли­чая пра­ви­те­ля, столь бес­че­ло­веч­но ис­тя­за­ю­ще­го без­за­щит­но­го че­ло­ве­ка. 

Тогда пра­ви­тель, пре­кра­тив из­би­е­ние, ве­лел при­вя­зать ве­ли­ко­му­че­ни­ка за но­ги к хво­сту свирепого, ди­ко­го ко­ня и вла­чить по булыжным ули­цам го­ро­да. 

Жи­те­ли ев­рей­ских квар­та­лов осо­бен­но из­де­ва­лись над му­че­ни­ком, бро­са­ли в него кам­ня­ми, на­ко­нец, один из них схва­тил меч, на­стиг вла­чи­мо­го свя­то­го и от­ру­бил ему го­ло­ву.

Те­ло ве­ли­ко­му­че­ни­ка с от­руб­лен­ной го­ло­вой оставили непогребенным. Оно ле­жа­ло до ве­че­ра, ни­кто из хри­сти­ан не осме­ли­вал­ся взять его. Но­чью над ним был ви­ден све­тя­щий­ся столп и мно­же­ство го­ря­щих лам­пад; три све­то­нос­ных му­жа со­вер­ша­ли над те­лом свя­то­го пе­ние псал­мов и каж­де­ние. 

Один из ев­ре­ев, живший поблизости, решил, что к останкам святого пришли православные священнослужители с целью предать их земле по христианскому обряду. Еврей схва­тил лук и хо­тел пу­стить в них стре­лу, но, свя­зан­ный неви­ди­мой си­лой Бо­жи­ей, стал недви­жим. Так он простоял до самого утра. С на­ступ­ле­ни­ем утра ви­де­ние ис­чез­ло, а стре­лок про­дол­жал сто­ять непо­движ­но. Руки его приросли к оружию, от которого он смог освободиться только наутро, рассказав со­брав­шим­ся жи­те­лям го­ро­да о ноч­ном ви­де­нии и по­стиг­шем его на­ка­за­нии Бо­жи­ем. Только тогда он осво­бо­дил­ся от неви­ди­мых уз. 

Напуганный этим известием градоначальник разрешил похоронить тело мученика местным православным, которые и совершили торжественное погребение при мест­ной церк­ви. Это про­изо­шло меж­ду 1330 и 1340 го­да­ми.


Великомученик Иоанн Новый, Сочавский.

Через несколько дней владелец корабля, пре­дав­ший свя­то­го Иоан­на на му­ки, пытался завладеть останками святого, тай­но увез­ти его мо­щи, и раскопал могилу. Однако мученик явился во сне пресвитеру этой церкви и сообщил ему «се бо украсти мя хотят». Тот устремился к церкви и «обрете гроб раскопан и тело без мала не отнесено». С помощью единоверцев ему удалось изгнать похитителей. Спасённые мощи мученика Иоанна Нового были положены в алтаре храма, где они пребывали более 70 лет.

В 1402 г. мощи святого мученика Иоанна Нового были торжественно перенесены из Белгорода в столицу Молдавского княжества Сучаву и положены в соборной церкви, в церемонии участвовали господарь Александр Добрый и митр. Иосиф. 

Во время перенесения мощей совершались многочисленные чудотворения. Мученик Иоанн Новый стал для Молдавского княжества национальным святым, небесным покровителем страны, её народа и правителей.

Во 2-й пол. XV в., для мощей св. Иоанна Нового была сооружена серебряная позлащенная рака со сценами жития мученика.
Источник https://pravoslavyy.ru


PS.Все фотографии и тексты из свободного доступа Интернета.

+       +        +
Священник Виктор Кузнецов
«Мученики  нашего   времени»
Мученики. Июнь.
Часть 2-я

Заказы о пересылке книг священника Виктора Кузнецова по почте принимаются по телефонам: 8 800 200 84 85 (Звонок безплатный по России) — издат.  «Зёрна»,    8 (495) 374-50-72 — издат. «Благовест»,    8 (964) 583-08-11 –  маг. «Кириллица».
23 июня 2024 Просмотров: 1 706