Письмо в редакцию. Дополнение к материалу "Младенец на кресте"

altСразу хочу поблагодарить всех, кто перепостил предыдущий материал «Младенец на кресте». В чем смысл названия? Безвинный ребенок страдает за наши грехи. Как тот, кто родился больным, так и тот, у кого вырежут сердце. Для трансплантации. Два ребенка - две судьбы: один рождается больным, чтобы взять жизнь у другого...


Скажу на этот раз обо всем очень коротко. На примере двухлетней Веры Смоляниновой, о спасении которой неделю назад протрубили все СМИ: трансплантировали сердце в Италии.


От неизвестного донора - такого же ребенка. Девочка спасена. Как рядовой Райн... Всего лишь один абзац. Один абзац

Можно спекулировать на стоимости операции. Жизнь двухлетней Веры (веры!) обошлась в 630 тысяч евро. Сердце ребенка в этом возрасте достигает 100 грамм. Сердце двухлетней Веры стало золотым. 25 килограмм платины. Минздрав все оплатил.


Можно задаться вопросом: почему Минздрав не спасает детей в обреченной паллиативной медицине: там тысячи и тысячи умирающих детей. Надежда которых - прожить день, месяц, год...


Откройте самый популярный у нас Яндекс: сколько умирает младенцев и скольким требуется помощь? Десятки тысяч обреченных детей... Скольким Минздав отказывает? Тысячам!


Пусть на все это ответит фотомодель Татьяна Голикова, а по совместительству - министр Министерства здравоохранения и социального развития РФ.


altНужно было ли спасать жизнь двухлетней Веры Смоляниновой? Нужно! Но здесь вот какая тонкость. В паллиативной медицине, к примеру, можно привести тысячи примеров с тем же лейкозом крови, когда ребенок изначально обречен. Но нельзя же его убить? Бездействием. Платиновое сердце Веры могло их спасти.


На адрес Министерства ежедневно приходят тысячи и тысячи факсов: мой ребенок погибает.


Но на телефоны чиновники почему-то не отвечают. Родители просят сорок тысяч рублей, сто тысяч рублей. Сто грамм золота...


Веру же спасли: люди могут жить с донорским сердцем долгие годы. В том сюжете о Вере Смолянивой , который прокрутили все телевизионные каналы, звучали слова: «мы все молились, мы все просили Его».


Он дал продолжение жизни двухлетней Веры Смоляниновой.


Я согласен на транснплантацию. Детских органов, взрослых органов...


Но только мы должны - все вместе - отречься от Евангельской заповеди: Не убий...


И воспринимать человека, как его воспринимает Сергей Готье, директор института трансплантологии, вместо покойного Валерия Шумакова, как «биологической субстанции, как хранилищу запасных частей».


Давайте, все вместе, сочиним новую веру, в основе которой «мировой опыт» - "новая религия": целесообразность и необходимость» - все делают так... Именно! Именно в трансплантологии! Врач поставлен в ситуацию выбора,как киллер: убить или не убить? Человек слаб...


...Совсем не случайно, что сюжет о спасенной Веры Смоляниновой так усердно крутили ТВ каналы. Несколько дней осталось до 31 мая, когда депутаты легализуют детскую трансплантацию. Они уже родились. Младенцы. Младенцы смерти. Они пришли за другими детьми.


Игорь ТРАВИН

27 мая 2011   Просмотров: 4 641