Нужно ли белорусской элите Союзное государство?

altВряд ли можно ошибиться, если сказать, что самой советской республикой в Советской Союзе была Белоруссия. Независимость свалилась белорусам на голову, как снег. Они, сами того не желая, спокойно перенесли историческую коллизию, когда три не совсем трезвых человека в заповеднике «Беловежская пуща» за хорошо приготовленным ужином взяли да и вышли из состава СССР. Но полнейшее упоение «незалежностью» длилось очень недолго. Уже в 1992 году белорусские власти стали поговаривать о союзе с Россией и введении российского рубля. Пик этих разговоров пришёлся на 1994 год – год выборов первого белорусского президента. Тогда о более тесной связи с Россией говорили и А. Лукашенко, и В. Кебич, и С. Шушкевич. Наверное, только белорусский фашиствующий политик З. Позьняк видел в России «импэрыю», которая только и ждёт возможности захватить гордую и независимую Белоруссию. Выборы выиграл Лукашенко, обещавший дружбу с Россией и прочие ностальгические вещи из недавнего общего советского прошлого.

 

Почему же Лукашенко это обещал? Во-первых, он сам был родом из советского прошлого, понимал, как в нём жить, и для него – президента независимого государства – Москва так и осталась столицей. Это и сейчас можно наблюдать в белорусской глубинке, когда гости на свадьбах поднимают тосты за приехавших из Минска родственников, они говорят «за гостей из столицы», но если этот тост повторяется через несколько рюмок, то он может звучать «за гостей из Москвы». В белорусском сознании, когда отключаются идеологические тормоза, получается, что говорю столица, подразумеваю Москва, говорю Москва, подразумеваю моя столица. Все, кто родился в 70-е или раньше, подсознательно мыслят категориями великой страны, имя которой явно не Белоруссия.

 

Во-вторых, сотрудничество с Россией было выгодно белорусским властям по причине того, что нужно было как-то сохранить производство. А кто, кроме России, станет покупать продукцию «самого передового в Европе производства», работающего на оборудовании брежневского периода. У России при Б. Ельцине и этого не хватало. В-третьих же, Лукашенко, как советский человек, мыслил в категориях великой державы. «Белорусская сторонка», состоящая из всего-навсего шести областей и одного города республиканского подчинения, была ему явно мала. Вот если бы Россия…

 

В России же в это время был хаос. Пришедшие во власть «реформаторы» перекраивали всё по западным стандартам, явно не понимая смысла того, что они хотели сделать, а народ, потерявший всякие морально-идеологические установки, спасался, как мог. На фоне России Белоруссия этого периода выглядела СНГшным раем. Комбайны жнут, трактора пашут, заводы дымят, коровы доятся и так далее. Никто, правда, не вспоминал, что всё это происходило за счёт циничного выторговывания у той же России льготных поставок нефти и газа. Россияне, как часто бывало в веках, пропадая сами, выручали всех страждущих.

 

Лукашенко был бы перспективным российским президентом, особенно на фоне Ельцина. Это понимали оба политика. Есть утверждения, что Борис Николаевич посматривал на Александра Григорьевича как на преемника, и Лукашенко это знал. Но для него встала одна проблема – президент России должен обладать российским гражданством. И самый простой способ получить его, не покидая поста белорусского президента, – это объединиться с Россией в одно союзное государство. Вот почему Лукашенко с 1996 года стал активно инициировать всевозможные встречи с Ельциным и продавливать скорейшее подписание какого-нибудь союзного договора.

 

8 декабря 1999 года было подписано соглашение о создании Союзного государства России и Белоруссии. Казалось, остался один шаг до кремлёвского трона. Но сделать его не удалось. 31 декабря Ельцин ушел в отставку, и исполняющим обязанности Президента Российской Федерации стал премьер-министр России В. Путин. «Старший брат» не дал возможности завершить головокружительную карьеру обычного деревенского паренька с Витебщины.

 

Но для белорусов было бы самоубийством вступать в открытую конфронтацию с восточным соседом. Газ и нефть, а также рынок сбыта никому больше не нужных белорусских товаров заставляли делать доброе лицо и сквозь зубы говорить о дружбе. Но одно дело внешние проявления, другое – потаенные мысли. И всё, что оставалось за кадром, но прочно укрепилось в подсознании белорусской политической элиты, начало выливаться в акции, внешне похожие на проявление личной инициативы на местах. Получалось, что власти ни при чём, просто люди почему-то сами настраиваются в антироссийском духе.

 

Лишний раз убедиться в правоте сказанного позволила война в Южной Осетии. В сентябре 2008 года во многих вузах Белоруссии прошла антироссийская кампания, целью которой было обвинить Россию в агрессии против Грузии. На лекциях чересчур белорусские преподаватели вместо того, чтобы поддерживать в должном состоянии учебный процесс, вели антироссийскую пропаганду. Кампания возымела свои плоды, с чем столкнулся ряд вузовских преподавателей, в ней не участвовавших. Основная мысль была такая: сегодня Грузия, а завтра – мы, следовательно, Россия – наш самый главный враг.

 

Никаких официальных документов по этому вопросу не было, следовательно, можно предположить, что откуда-то сверху последовало устное распоряжение, и этот «верх» находился за пределами вузов, так как слишком уж чётко была устроена эта фальсификация. Вот так белорусские власти поддержали своего главнейшего союзника. Почему это произошло? Ответить легко. У Белоруссии есть свои экономические интересы в Грузии. Туда поставляются белорусские трактора, другая техника. Из Грузии в Белоруссию идут вино и «Боржоми». Прошу заметить, что грузинским вином в белорусских магазинах всё было завалено как раз тогда, когда это вино отказалась покупать Россия, ссылаясь на его низкое качество. Пусть россияне не беспокоятся. Грузинскую экономику поддержали белорусские потребители своими деньгами, печенью и, в конечном счёте, здоровьем. То же самое наблюдалось с молдавским вином, когда его отказалась покупать Россия. Белорусская власть готова сохранить антироссийский элемент в своей политике даже путём создания угрозы здоровью своей собственной нации.

 

За напряжённый в белорусско-российских отношениях 2009 год многое всплыло на поверхность. Но в конце года появилась надежда на уменьшение неприязни. После подписания Таможенного союза и намёков на единое экономическое пространство можно было бы ожидать не только видимого потепления отношений между властями России и Белоруссии, но и изменения риторики белорусской идеологической машины. Она, естественно, учла некоторые особенности ситуации. Например, раньше с телеэкрана белорусам каждый вечер говорили, что российские олигархи хотят скупить на корню процветающую экономику страны, но ответственная власть последовательно противостоит этим желаниям. Сейчас же белорусские дикторы утверждают, что российские инвесторы идут к нам с миром и хотят сотрудничать с процветающей белорусской экономикой. Но это говорится в эфир. Есть же ещё и скрытая идеологическая работа. Она ведётся методами отдачи устных распоряжений.

 

Во всяком случае, именно такой вывод можно сделать, когда несколько моих знакомых преподавателей заявили в один голос о том, что со стороны некоторых руководителей среднего звена ведётся усиленная пропаганда того, что в России у власти продолжают оставаться олигархи, бедный русский народ стонет под пятой жестоких эксплуататоров, пенсионеры массово вымирают, а Путин и Медведев только и занимаются тем, что разворовывают народные деньги и врут с экранов. Стоит обратить внимание, в какое время такие высказывания появляются. Таможенный союз – это шаг к Союзному государству, единое экономическое пространство будет ещё одним шагом, потом должны последовать единая валюта, союзная конституция и урезание власти белорусского президента, ведь в Союзном государстве главным будет союзный президент. Используя устные провокации, белорусские власти очень удачно снимают с себя ответственность за дальнейшую судьбу Союза России и Белоруссии. Внешне вся белорусская элита всеми руками за объединение, но народ, видите ли, не хочет, опасается чего-то, а о том, что опасения в этот народ вбрасывают сами же народные представители во власти, как всегда, тактично молчат.

Белорусы – внушаемая нация. Им когда-то внушили, что они отдельный народ, боровшийся с царизмом за национальное освобождение, потом им внушили, что они самые советские из всех советских людей, потом – что в СССР их национально угнетали. Сегодня многие уже готовы поверить, что самый опасный враг – это Россия, а лучшие друзья – это поляки.

Манипулируя таким образом населением, белорусская политическая элита добивается того, чтобы в любой момент можно было сорвать переговоры о Союзном государстве. Народ-то ведь «против». А почему народ против – остаётся только догадываться, если не знать тайных пружин белорусской политики и идеологии. Замечу, этим манипулированием занимается не только оппозиция, которой по штату положено отрабатывать американские деньги. Им негласно занимаются и официальные белорусские власти, которые подписали соглашение о Таможенном союзе, участвуют в работе структур Союзного государства, ЕврАзЭС и ОДКБ.

 

В общем, в Белоруссии ведется тонкая политическая игра с целью постепенного формирования «абсолютно независимой» белорусской нации, которая не будет иметь с Россией ничего общего. И в качестве джентльменского набора к этой «независимости» прилагаются в перспективе польские паспорта, американские ракеты на территории страны и её появление в Евросоюзе в качестве еще одного воеводства Польской Республики.

29 декабря 2009   Просмотров: 4 894