Подводные камни закона о культуре

В настоящее время готовится к принятию новый закон «О культуре».  Считается, что действующий закон о культуре устарел. Возможно, это действительно так.

Однако обычно новый закон принимают тогда, когда меняется базовая концепция. И закон о культуре - не исключение. Инициатор законопроекта - Григорий Ивлиев, который тогда возглавлял Комитет по культуре Государственной Думы, а ныне является заместителем министра культуры - так прямо и заявил: новый закон имеет мировоззренческую направленность. Заявление это было сделано перед лицом культурной общественности, в том числе представителей Европарламента, Еврокомиссии и ЮНЕСКО, по чьей рекомендации и выстроен новый закон.

Какое же новое мировоззрение нам предлагается?

Базовое понятие, вокруг которого выстроен законопроект, на языке культурологии называется мультикультурализмом. В законе оно представлено как «культурное разнообразие». Суть его в том, что любое проявление культуры, независимо от содержания, считается культурной ценностью. Икона и унитаз под стеклом оказываются рядоположенными в культурном поле. Мусорная культура, проявления которой и сегодня заполонили культурное пространство, теперь закрепляет свой статус законодательно.

Государство же полностью выходит из сферы культуры. Оно не может вмешиваться в культурный процесс. Действующий закон позволяет это делать в отдельных случаях, чтобы не допускать пропаганды войны, насилия, расовой ненависти и порнографии. Новый закон не знает таких исключений. Более того, он предполагает, что государственная культурная политика не может быть направлена на ограничение творческого произвола. Т.е. государство не имеет права в дальнейшем корректировать своё отношение к подобной культуре.

Если по действующему закону субъектом культуры является народ, то по новому законопроекту таковым может быть любое сообщество. При этом ценности, нравственные нормы и образцы поведения, принятые таким сообществом, а по существу произвольной группой людей, признаются равнозначными традиционным ценностям России и получают защиту со стороны государства. По новому закону государство обеспечивает возможность вести пропаганду любых убеждений, какими бы они ни были, и ожидает от общества терпимого отношения к проявлениям подобной «освобождённой» культуры.

Иными словами, закон ликвидирует понятие общественной нравственности. Указать на безнравственность каких-либо действий после принятия закона будет нельзя. Нравственная проповедь станет невозможной.

Мы должны быть готовы к межкультурному взаимодействию, от нас потребуют участие в транскультурном диалоге. Это означает, что мы должны будем не мешать своим детям свободно выбирать образцы поведения и нормы морали среди «культурного разнообразия». Закон утверждает, что культурные права личности приоритетны по отношению к правам этнических общностей и религиозных объединений, а это значит, что государство будет обязано защищать право каждого на нравственное разложение и культурное безобразие.

Закон угрожает взорвать единое культурное пространство России, а потому представляет опасность для самого существовании Российского государства. Мы рискуем окончательно утратить традиционные ценности и потерять нашу культурную идентичность.

В настоящее время из Государственной Думы от первых лиц государства общество получает сигналы, свидетельствующие об озабоченности состоянием общественной нравственности. На этом фоне принятие данного закона выглядело бы весьма странным. Поэтому мы должны более чётко артикулировать неприемлемость данного закона для России. Сегодня есть шанс, что нас услышат.

Андрей Карпов, редактор сайта «Культуролог»

25 апреля 2012 Просмотров: 4 814