Живое доказательство любви Божией. Архимандрит Епифаний (Феодоропулос)

Эта история происходила во время Второй мировой войны в Германии. Автора, знаменитого врача-хирурга, посетила молодая женщина. У неё было двое маленьких детей, и в тот момент она была на четвёртом месяце беременности. Её супруг-врач был мобилизован и отправлен на фронт. После осмотра этой женщины хирург объявил ей горькую правду — двусторонний рак груди. Гормоны беременности, необходимые для развития ребёнка, сейчас становились смертоносными для здоровья матери. Врач поставил её перед нелёгким выбором: или она, или дитя... Она не вздрогнула, не заплакала, а только гневно ответила: «Нет! Никогда! Ребёнок принадлежит только мне и мужу! Я никогда не дам своего согласия на то, чтобы у меня его отняли. Он — наследство для моего мужа. Мне совершенно безразлично, что будет со мной. Я вас прошу: сохраните мне жизнь, пока не родится ребёнок! Умоляю!» Никогда, за многие годы врачебной практики, этому врачу не приходилось встречать ничего подобного. Потрясённый, он пожал ей руку. Два дня спустя она легла в клинику, и началась долгая и упорная борьба за её жизнь.

 

Задачей первой операции было удаление одной груди и множества прилежащих к ней желез и лимфоузлов. Спустя четыре дня тщательные наблюдения показали, что с ребёнком, к счастью, всё было в порядке. Однажды, смеясь, мать спросила у доктора, сколько примерно ей ещё осталось жить. Все понимали, что ответ ей был нужен исключительно для того, чтобы знать, достаточно ли у неё времени, чтобы дождаться появления ребёнка на свет. Но кто ведает времена и сроки? Тем временем мать стала потихоньку слабеть, говорила только об ожидаемом ею малыше, о том, как оставит своему мужу наследие их любви. А спустя несколько дней врач получил ответ на свой запрос из Генерального штаба — вся часть, в которой служил её муж, погибла на Восточном фронте... Своей пациентке он не сказал об этом ни слова.

 

Вторая операция была более ответственной и опасной, так как общее состояние матери ухудшилось. Это был шестой месяц беременности, и если бы начались преждевременные роды, ребёнок бы не выжил. Операция прошла без осложнений, хотя стало очевидно, что рак стремительно делает свою работу, и надежды на исцеление не осталось. Профессор более всего опасался, что плод умрёт в утробе, и всё окажется напрасным. Но мать верила... и каждый раз с сияющим лицом рассказывала, что чувствует его шевеления, его маленькие ножки.

 

Начинался последний бой со временем. На облучение она не согласилась, рана на месте операции не рубцевалась, силы её организма истощились. На восьмом месяце ей предложили вызвать роды, но она решила поехать домой. Теперь её душа была спокойна, а врачу она пообещала сообщить, когда родится малыш. Профессор был потрясён, когда получил письмо, написанное ею самой, о том, что десять дней назад родился её мальчик, что сил почти не осталось, но она благодарна Богу, что Он услышал её молитвы.

 

"Это событие многое для меня значит. Это величайшее утешение в конце жизни. Смерть грядёт. Конец приближается. Я не хочу казаться лучше, чем я есть: я часто испытываю страх перед смертью, особенно в те ночи, когда я лежу одна с открытыми глазами в темноте. Но тогда меня утешает мысль о моём ребёнке — живом доказательстве любви Божией. Я точно знаю, что у меня не хватит сил бороться за свою жизнь, и утешаюсь мыслью о том, что, в сущности, даже самые заботливые родители могут сделать лишь очень немногое для своих чад. Ведь и их судьба, и наша собственная целиком находится в руках Божьих. И в эти отеческие, сильные руки я полностью предаю сегодня всех тех, кого оставляю после себя... Я старалась быть для своих детей, бывших для меня величайшим даром, хорошей матерью. Десять лет нас с мужем связывала любовь, которую никогда не омрачало ни малейшее облачко. Нелегко оставить их всех. Но я ухожу в надежде, что, освободившись от земных страданий, мы все вместе обретём радость вечной жизни. Прощайте! Р. S. Прошу Вас передать это письмо моему мужу, когда он вернётся».

 

Четырнадцать дней спустя она умерла, а муж так и не увидел наследство, которое завещала ему его верная супруга.

 

Архимандрит Епифаний (Феодоропулос)

3 мая 2012   Просмотров: 5 237   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (8)
3 мая 2012 19:55
А мы думаем, что нам тяжело...
  Жалоба      1
3 мая 2012 21:46
Mixail1975,
+100
  Жалоба      2
3 мая 2012 23:54
Кто сейчас способен на такие жертвы? Едва ли немногие! Помоги нам Господи сотворить любовь!
  Жалоба      3
4 мая 2012 04:19
Мрачная история. С названием не вяжется.
  Жалоба      4
4 мая 2012 07:22
Почему же мрачная история? Если бы все женщины у нас так поступали, то абортов бы не было, и Россия бы давно возродилась. Тогда бы и Господь нас помиловал и никакие ни жиды ни чурки не страшны бы нам были. Если бы она выбрала свою жизнь и ребенка убила, то Господь бы наказал - и она могла бы все равно умереть и дети бы болели. А так, хоть она и умерла, но по-христиански, и детям досталось лучшее наследство - благочестивые родители, Господь устроит их жизнь и они будут счастливы.
  Жалоба      5
4 мая 2012 15:14
правильная баба, на Руси бы таких по больше, а то всё чаще в помойку детей выкидывать стали.
  Жалоба      6
4 мая 2012 15:53
Не буду говорить о других женщинах, которые находясь ещё в роддоме уже записывались на пластические операции груди (после намеченного ими вскармливания в течении 6 месяцев), готовы ли они? Себя спрашиваю: готова ли я была бы к такому шагу в подобной ситуации?... И не знаю ответа.
Ни любви, ни веры, ни терпения...
  Жалоба      7
5 мая 2012 11:42
Я смотрела фильм о Матронушке. Там снималась женщина поступившая также в наше время. В прошлом году в новостях показывали беременную, которой удачно оперировали опухоль головного мозга, она осталась жива и родила ребенка. Наши женщины тоже способны на такой подвиг.
С другой стороны, больной раком беременной женщине хоть на чуть-чуть легче обычной. Она бореться за жизнь ребенка и не впадает в панику. Обычная женщина проходит столько испытаний и искушений истерик, паник, отчаяния...
  Жалоба      8