Россия: возможности против реальности

После падения коммунистической власти Россия могла продолжать свое историческое бытие на разных уровнях. Могла – на самом высоком уровне: в качестве страны, народ которой является хранителем подлинного, неискаженного, православного христианства. Россия тогда могла бы претендовать на то, чтобы стать во главе всего христианского мира (если бы мы, как православные, смогли бы проявить себя более достойными наследниками Христа, чем другие народы).

 

Этот вариант нашего развития предполагал бы коренное повышение роли церкви во всех сферах жизни общества, предоставление ей возможности формировать национальную стратегию по всем направлениям. Именно нашей православной верой определялись бы характер и цели развития экономики (которой бы надлежало кардинально отличаться от сегодняшней экономики), устройство системы правосудия, приоритеты в гуманитарной и социальной сферах, значение которых вышло бы на первый план.

 

Прежде чем достичь этого уровня, нашей стране нужно было пройти определенный путь, продолжая свою историю в качестве наследницы русской православной цивилизации, являясь оплотом мирового православия, существующего параллельно с западным христианством в многополярном мире…

 

Правда, учитывая семь десятилетий насильственного отлучения нашего народа от веры, такая возможность послесоветского развития российского государства была маловероятной. К сожалению, наш отказ от коммунистической системы произошел не от преодоления коммунистического заблуждения христианскими средствами, а по той причине, что мы, как народ, к концу советской эпохи, разложились и развратились до той степени, что оказались уже не в состоянии поддерживать даже социалистические формы общественной жизни. Поэтому сегодня даже о советском времени, - несмотря на то, что коммунистические перемены явились когда-то для исторической России катастрофой, падением в пропасть, - многие вспоминают как об эпохе с более высоким строем организации общества.

 

Нынешний курс российской власти, направленный на построение в России общества, которое бы руководствовалось исключительно потребительскими целями, указывает на неверие российской власти в то, что у отдельных людей или у целых народов могут быть какие-либо иные руководящие цели, кроме эгоистических и потребительских.

 

Между тем, стоит заметить, что даже наш недавний опыт «социалистического строительства» (не говоря уже обо всей более чем тысячелетней истории государства российского) свидетельствует о том, что это неверие не обосновано и что в различного рода «идеалистических» целях общественного развития не только нет ничего нереального, но они, напротив, являются необходимым условием становления всякого общества.

 

При социализме перед нашим народом ставились вроде бы меркантильные, «материалистические» цели, касающиеся достижения достаточного материального уровня жизни, - долженствующего, по замыслу коммунистических теоретиков, обеспечить затем и духовное совершенствование нашего человека. Однако реализация этих целей была произвольным отступлением от тех законов «дикого капиталистического рынка», которые являются логическим выводом из построенной на материализме системы ценностей и которые поставлены во главу угла нынешнего нашего развития. (Ведь, в соответствии с главенствующей сегодня логикой, - когда упомянутые законы восторжествовали в их «классическом», беспримесном, виде, – сильный не только может без зазрения совести «съесть» слабого, но даже обязан сделать это: ради успешного достижения собственных, а стало быть, по теперешней логике, и общенародных целей – повышения, таким образом, эффективности национальной экономики). Фактически, советским государством, несмотря на декларируемую им материалистическую идеологию, реализовались не связанные с непременной выгодой «идеалистические» цели, - (справедливого и равномерного распределения материальных благ, к тому же – во всемирном масштабе), - попирающие незыблемость законов «дикого рынка».

 

И народ наш, в массе своей, поддерживал этот строй. Уничтожен же этот строй был отнюдь не по желанию народа, а по «хотению» нашей прежней правящей верхушки. Пребывая, в сравнении с остальным народом, в привилегированном положении, наши прежние «слуги народа» стали тяготиться своими обязанностями и посчитали для себя выгодным закрепить упомянутое свое преимущество посредством введения строя, базирующегося на рыночной экономике, при котором уже никто никому ничего не обязан.

 

Настроения наших «верхов», плохо соответствовавшие декларируемым «наверху» «благообразным» целям, постепенно стали передаваться «низам», соблазняя народ ложными жизненными стандартами, замешанными на потребительстве, и заражая его разрушительным эгоизмом. Этот всеобщий эгоизм – личный, корпоративный, национальный, региональный… - в конце концов, и разрушил нашу страну.

 

Говоря о православии как о нашей возможной, но невостребованной пока «национальной идее», стоит, между прочим, заметить, что нашей прежней, советской, власти, в качестве духовного фундамента, на который она могла опираться, не хватало именно православия. Ведь даже установление социальной справедливости, в котором видели главную свою цель коммунисты, в полной мере возможно лишь через церковь, знающей духовное состояние каждого человека, видящей ту тонкую грань, на которой колеблется человеческая душа: чтобы, с одной стороны, помочь попавшему в затруднительное положение, а, с другой стороны, чтобы незаслуженными подачками не развращать человека, не делать его безответственным.

 

Тем не менее, после крушения социалистического строя, новая российская власть взяла курс на политику, идущую вразрез с той духовной традицией, которая создала Россию и которая, некоторыми своими сторонами, присутствовала даже в прошлом, формально «материалистическом» нашем обществе. И теперь, после отказа российской власти от всех национальных целей, которые возвышались бы над потребительством, основным двигателем нашего развития и тем, что в виде главного жизненного стимула предложено властью каждому отдельному человеку – является примитивная жадность и страх за свое существование.

 

После завершения советской эпохи возможен был еще один, более, скажем так, "приземленный», вариант нашего развития. Если бы не произошло задуманного и поощряемого внешними силами и реализованного коммунистической властью русского национального раскола, оторвавшего впоследствии от России Украину и Белоруссию – Россия могла бы воссоздаться в качестве полноценного национального государства, вроде Франции, Италии или Германии. Однако послеперестроечная Россия – из-за внутренней неспособности руководства страны и ее народа избрать более высокий строй жизни и путь дальнейшего своего развития – вынуждена сегодня довольствоваться существованием в качестве некоего территориального образования, вроде бывшей ФРГ (с той только, отрицательной для нас, разницей, что населению отторгнутой от бывшей Германии части – ГДР – никогда не отказывали в праве называться немцами, как отказывают в праве называться русскими населению теперешней Украины).

 

Тот путь, по которому мы идем сейчас – бессмысленный и бесперспективный - ведет к дальнейшему сползанию к гибели. А ведь нам ничего не мешало (кроме внутренней неготовности к более высокому строю жизни), после падения коммунистической власти, не соглашаться с санкционированным этой властью разделением Руси и русского народа на обособленные, культурно чуждые части. Ведь в других сферах – к примеру, в хозяйственной, в отношении частной собственности, колхозов и прочего – наследие и представления коммунистического времени были с легкостью отброшены. Сегодня все те духовные богатства, которые выработала к нашему времени русская православная цивилизация и которые могли бы стать основой для созидания более высокого строя жизни – нашей нынешней правящей элитой отброшены за ненадобностью. Из всех великих ценностей, оставленных нам прежними поколениями – ценной эта «элита» признала только газовую трубу…

 

Поэтому, для обслуживания «интересов трубы», нынешняя российская власть все больше склоняется к «евразийскому» варианту дальнейшего развития России (ведь «трубе» безразлично, через какие духовные области она проложена)… Правда, этот путь уже никак нельзя назвать самостоятельным, так как, в рамках этого варианта развития, из России, посредством евразийской трансформации, монтируется очередная обезличенная ячейка наступающего глобализма.

 

Впрочем, то обстоятельство, что для России оказались закрытыми все более достойные пути развития, в том числе и более приземленный и сравнительно благополучный путь развития национального государства – все за исключением нынешнего, ведущего к распаду национального организма – может указывать и на то, что русским, возможно, все-таки уготована какая-то иная, особенная, всемирная роль. Ведь не исключено, что может произойти и так, что из-за полного разложения западного христианства в мире не останется сколько-нибудь серьезного оплота христианства, и России, при всей ее теперешней духовной слабости, выпадет в одиночку отстаивать христианские ценности.

 

В этом нам может помочь и приобретенный нашим народом в ХХ-м столетии трагический опыт. Будучи осмысленным с христианской точки зрения, он может стать дополнительным фактором, позволяющим России быть готовой к тому, чтобы тогда, когда для человечества наступят времена решающих испытаний, стать во главе христианского мира.

 

Сергей Сидоренко


https://golossovesti.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=8074:political-system&catid=6:politics&Itemid=10

31 мая 2012   Просмотров: 3 821   
31 мая 2012 16:18
История не терпит сослагательных наклонений. Да, могло быть по другому, но.... По делом...
  Жалоба      1
31 мая 2012 17:58
Алексий2,ребе Шнеерсон Не решает судьбу России.Решение по Росии примет Создатель мира.
  Жалоба      2
1 июня 2012 09:20
КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ
А. С. Пушкин

О чем шумите бы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Безсмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага -
И ненавидите вы нас...

За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?..

Вы грозны на словах - попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле.
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих оживленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.
  Жалоба      3
1 июня 2012 17:41
Хорошая статья. Русские должны готовиться. Наше время еще придет. Читайте на РНЛ "Серые волки" Степана Ерохина - исповедь православного партизана-разведчика.
  Жалоба      4
-->