И тебе Бог приложит за усердие к храму Божиему!

«Бог милости прислал!» - так говорит православный христианин, возвращаясь в праздник из Церкви Божией.Так приветствует он своих домашних, которым почему-либо не привелось быть в храме Божием в этот день. Миром и радостью наполнено его сердце, а от избытка сердца говорят и уста: ему хотелось бы поделиться чувством радости и с домашними своими. И надолго остается в сердце его это чувство благодатное. Оно обновляет его душу, освежает и укрепляет силы, утомленные будничным трудом. Бодро он выходит следующим днем на новый труд, и Бог благословляет добрым успехом его начинания.

 

«А тебя, почему же не видно было сегодня у службы Божией?» – спрашивают добрые люди другого христианина, который иногда по целым месяцам не заглядывает в Божию церковь.

 

«Да как вам сказать? – отвечает он – некогда, все дела не пускают, – уж дома помолюсь. Господь не взыщет...» И он работает, не зная праздников Божиих, работает, как раб купленный, и все же у него не спорится ничего: на его трудах, видимо, нет Божия благословения! А сколько таких, которые и в церковь не идут, и дела свои не делают, или, что еще хуже: люди в храм Божий, а они – в корчемницу! Будет ли на их трудах почивать Божие благословение?


Ищите, – сказал Спаситель, – прежде всего царствия Божия и правды его. И сия вся приложатся вам (Мф.6:33). Исполните прежде заповедь Божию – почтите праздник Божий молитвою во храме, а о житейском на этот день отложите попечение: этот день не ваш, а Божий, – Богу его и отдайте. Бог знает ваши нужды, ваши земные дела и заботы, и поверьте, Он благословит вас за исполнение Его заповеди добрым успехом в делах ваших.

 

В «Прологе» (9 июля) есть такой рассказ: были два соседа – оба портные; у одного было много детей, да отец и мать – старики, и он без нужды кормил все семейство ремеслом своим, причем непременно каждый день и в церковь ходил. Сосед был искуснее его в работе и работал неустанно, даже в воскресные дни, а в церковь вовсе не ходил. Однако же и одного себя не мог прокормить.

 

И вот позавидовал этот последний первому, и однажды говорит ему с досадою:


– И откуда это у тебя все берется? Я работаю больше тебя, а живу как нищий...


Тот отвечал ему:


– Я хожу каждый день в церковь и каждый раз нахожу на дороге по золотому. Вот понемногу я и разбогател. Хочешь, я буду заходить за тобой, и что найдем - будем делить пополам?


Сосед охотно согласился и стал ходить с ним в церковь. И Бог благословил его за это, и он скоро разбогател.


Тогда говорит ему добрый сосед:


Видишь ли, братец, как полезно ходить в церковь Божию? Но поверь мне: никогда никакого золота я не находил на дороге, а ходил в храм Божий просто потому, что ведь сам Бог обещал: ищите прежде Царствия Небесного, а все прочее вам приложится. Сам видишь, я не солгал: и тебе Бог приложил за твое усердие к храму Божьему.


«Дома помолюсь», - говоришь ты. А знаешь ли, брат, что одно «Господи, помилуй», произнесенное в церкви с собором верующих, стоит целой сотни земных поклонов твоей домашней молитвы? Церковь постановила в праздники быть в храме Божием, и надобно Ее слушаться, а не мудрствовать по-своему: «дома помолюсь». Да еще и надобно сказать: правду ли ты говоришь, что помолишься?

 

«Господь не взыщет», – говоришь ты. А знаешь ли, чьи слова повторяешь? Это ведь слова того нечестивца, о котором говорит Царь Давид в псалме 9-м: Чего ради прогнева нечестивый Бога? Рече бо в сердце своем: не взыщет (Пс.9:34). Но что на сие говорит Божественный Давид! Сокруши мышцу грешному и лукавому: взыщется грех его и не обрящется (ст.36.). Т. е. так сокруши, чтобы потом искать и не найти его нечестия. А ты говоришь – «Не взыщется»! Но знаешь ли, что вот за эту твою безпечность, за то, что ты прикрываешь свою леность якобы надеждою на Божие милосердие, Бог и взыщет с тебя, и строго взыщет грех твоего нерадения ко храму Божию, к службе церковной!

 

Послушай, вот что рассказал один благочестивый воин о своем хорошем знакомом купце. Это был человек добрый, рад, бывало, бедному последнюю копейку отдать. Но не любил он ходить в церковь, хотя был и очень набожный человек. «Все равно, – так рассуждал он, – дома ли помолиться, или в церкви, – Бог-то один. Во время службы что-нибудь поделаю, а вечером, перед сном и помолюсь получше».

 

И идет, бывало, во время службы, летом – в поле, посмотреть посевы и хлеба, а зимою – кое-что по дому делает. Раз на Петров день он пошел в поле, а уж отзвонили к всенощной. Вечер был прекрасный, как вдруг из-за леса надвинулась черная туча, полил дождь, грянул страшный гром, и молния сверкнула в двух шагах от купца... На сей раз Бог помиловал его: он остался невредим. В другой раз во время обедни, в праздник Воздвижения Креста Господня, он забрел в лесную сторожку и едва успел затворить за собою дверь, как за ним в сенях рухнул потолок... И тут Господь сохранил его. Но он не вразумился и по-прежнему не ходил в церковь, хотя приятель его часто к тому уговаривал.

 

Наконец, Господь наставил его на истинный путь. Наступил праздник Святой Троицы. Он был в городе, где получил из банка свои трудовые денежки, чтобы переложить их в другой банк. Заблаговестили ко всенощной, а купец решил поехать домой. Знакомые его уговаривали:

 


– Куда ты поедешь? Завтра праздник большой, сходил бы в церковь, помолился, спешить некуда.
Но он не послушался:


– Дома, – говорит, – помолюсь, а по холодку-то лучше ехать.


И поехал. Едет и поет божественное. Между тем небо покрылось облаками, пошел дождь, стало темнеть.

 

Въехал он в лес, вдруг кто-то ухватил его лошадь и закричал: «Стой!» От испуга он не мог и пошевельнуться. На него набросилось несколько человек, стащили с телеги, а что дальше было – он ничего не помнит. Очнулся и видит, уж светло, – утро наступило. Лошади нет, сам раздет, местами по телу течет кровь, не может и пальцем шевельнуть, и чувствует, что его начинает трясти лихорадка.

 

Вот тут-то он и обратился к Богу с горячею молитвою покаянною: «Господи! Грешник я – не посещал святого Твоего жилища, прости мне, милосердный Отец, не дай умереть как псу! Буду, непременно буду ходить в церковь!» После этой молитвы опять он потерял память и очнулся уже в доме своего приятеля, который нашел его случайно в этот день и привез домой. Полгода прохворал купец, но ни разу не возроптал на Господа Бога, все молился и говорил: «Я этого стою: слава Тебе, Господи!». А выздоровел, – стал усердно в церковь ходить: пойдет еще до благовеста, а выйдет последним. Стоит, молится, а у самого слезы так и льются.

 

Прошел год, настал опять Троицын день. Пошел купец ко всенощной и усердно молился со слезами, чтобы Господь пристроил его куда-нибудь: не все же на чужом хлебе жить. Приходит от всенощной – подают ему письмо. И от кого бы, думаете, это письмо было? От того, кто ограбил его год тому назад и оставил без куска хлеба! И пишет ему этот недобрый человек, что его совесть замучила, что он не может больше держать у себя его денег и желает их возвратить сполна хозяину... Прочитал купец письмо, заплакал, упал на колени перед образом Христовым и стал молиться. Деньги были ему возвращены, и он поправил свои дела. Нужно ли говорить, что после такой милости Божией он стал еще усерднее к церкви Божией, к службе церковной?

 

Ходите, други, чаще во храм Божий, особенно в праздники: храм Божий – источник благословений Божиих, – благословений небесных и земных!

 

Почаевский листок

6 июня 2012   Просмотров: 3 449   
6 июня 2012 22:51
Слава тебе Боже!!!
  Жалоба      1
9 июня 2012 00:22
Слава тебе Боже наш!
  Жалоба      2
-->