Из бесед старца иеросхимонаха Сампсона (графа Сиверса) со своими духовными чадами

"Вы никогда не спрашивали себя: почему я сегодня не могу молиться, восстав от сна. Голова отдохнула, кости отдохнули, ничего не болит. А почему же не хочется молиться, почему трудно мне молиться, неужели матушка-лень во мне еще сидит после 7 часов сна и больше. Конечно, надо искать причину в чем-то другом. Тут лень не при чем. Это значит, укоризны...

 

Старец иеросхимонах Сампсон (Сиверс) - один из ярчайших духовных светил второй половины XX века. Многими дарами Господь наградил батюшку Сампсона: стяжал он дух прозорливости, духовной мудрости, любви. Судьба и подвиг графа Сиверса, ставшего старцем иеросхимонахом Сампсоном, уникальна. Его расстреливали, сажали в тюрьмы и лагеря, пытали.

 

Он был духовником светских академиков Павлова, Филатова, Карпинского Избранный милостью Божией, воспитанный в духе молитвы и чистоты, призванный к служению Матери Церкви и народу православному старец Сампсон до последнего своего вздоха был верен своему предназначению.

 

... Мы все живем в праздности. А праздность - это есть бесконечная степень нарушения состояния хождения в присутствии Божием. Мы настолько выключаемся на свои страсти, привычки и обычную жизнь, что забываем о хождении в присутствии Божием. А вот пришел конец, время дать отчет - и вот тяжко и больно, и страшно. По моему, у всех это так!

 

Одни занимаются отдыхом, другие занимаются каким-нибудь увлечением и теряют чувство «быть в себе». Вы заметьте, что когда мы молимся, мы не всегда молимся от всего своего сознания, хотя часто и от ума. Как преподобные молились; они молились от сердца, через ум, всем своим сознанием, всем своим присутствием. Как мы говорим обычно, «со всей серьезностью».

 

Как преподобный Серафим Саровский рассказывает. Как бы вне тела бывает: плачущим и рыдающим, а потом - торжествующим и ликующим, благодарящим. Одно за другим последует обязательно.

 

Вот это - самое сладкое, что есть на земле, вот это состояние христианское, оно как раз и есть причина радости на земле, единственной радости, и осмысленное бытие на земле.

 

Вы никогда не спрашивали себя: почему я сегодня не могу молиться, восстав от сна. Голова отдохнула, кости отдохнули, ничего не болит. А почему же не хочется молиться, почему трудно мне молиться, неужели матушка-лень во мне еще сидит после 7 часов сна и больше. Конечно, надо искать причину в чем-то другом. Тут лень не при чем.

 

Это значит, укоризны совести от нечистого сердца, от которого исходят вся злая. Значит, надо скорее сесть за стол, взять карандаш и бумажку, и вспомнить, что же такое было, что я сказал плохого вчера, днем или вечером ли, что я подумал плохого? Или что мне хочется плохого? Что меня лишает способности и права молиться? Не забудете, да? Способности и права молиться, да?

 

Бывает так, что мы способны, но мы не имеем права.

 

Мы кого-то не хотим простить, и не можем простить, и не пытаемся простить, да?

 

-Батюшка, что же, в это время не надо молиться, если мы способны, но не имеем права?


- Нет, запиши это на исповедь. Тем, что ты записала это на записке духовнику, ты пишешь Богу, ты уже начинаешь иметь право молиться. Это таинство начинает совершаться. Во-первых, ты фиксируешь свое раскаяние, свое самоосуждение, да? Свое намерение принести Богу покаяние, да? Свое намерение обесславить себя перед человеком и этим получить прощение, да? Ты фиксируешь свое намерение проклясть грех, что ты пишешь. И ты начинаешь уже не читать, а уже молиться, оплакивать покаянно, подтверждая именно свою запись. Это психология Богообщения.

 

altА если мы знаем, что мы человека обидели или огорчили, и вспомнили и знаем, что, вероятно, он молиться не может, потому что он обижен, если он не спохватился и не нашел сил меня оправдать и извинить, значит, он не молится, да? Он помрачен, да? Он сегодня не христианин, да? Его покинул Ангел Хранитель, да? А виноват я.

 

Нет, никакие подвиги поста, милосердия, милостыни, литургии не помогут. Ты должен примириться с Богом, осознать грех, иметь намерение и поспешить при первом удобном случае скорее-скорее попросить прощения. Это и есть христианство. Вот почему гордому человеку так трудно примириться с Богом, да? Потому что он не может сказать: «прости меня» такому же человеку, как он сам.

 

Это вся загвоздка наша - вот эта наша окаянная гордость. Самолюбие - это причина всем бедам, от него зависит вечная жизнь и вечное спасение. Почему Святые Отцы говорят, что где нет смирения - нет спасения. Пусть он будет постник, пусть он будет какой-то молитвенник по-своему, да? Вычитывать будет кафизмы, акафисты - не поможет! Он будет вериги носить, он будет спать на полу - не поможет! Это будет фанатизм.

 

И вот, на самом деле. Господь дал нам в Евангелии закон - Заповеди Блаженств, да? Там не указано:

 

Постись, надевай вериги, корми вшей, не купайся, не снимай белье, мойся в год раз: там этого не указано нигде: зажигай лампадки, свечи, - нет такого.

 

«Блажени милостивии, блажени чистии сердцем, блажени нищии духом, да? «Блажени чистии сердцем» - это особенно замечательно. Оно обнимает и первую, и вторую, и третью Заповеди... чистота, между прочим, и «блажени нищии...» Это не есть чистота плотская только, нет, это чистота сердца!

 

Имеешь - право молиться, всех любишь? Всем простил? Это чистое сердце. А если он лукавый, лукавое сердце, значит, ни в коем случае он не сможет молиться, он враг Богу, а друг бесу.

 

- Батюшка, а если человек уверен, что он любит, хотя, если по поступкам посмотреть, он вообще никого не любит?


- Ему кажется от своего себялюбия, от своей гордости, от своего большого «я» о себе.

 

- А как психологически? Вот он уверен, что он людей любит.


Видишь, в чем дело, очень простая вещь - у такого человека не бывает жертвенности.

 

- А мне кажется, что я люблю человека...


- Как я только что сказал, проверить это можно только жертвенностью.

 

- А судить как будут?


- По делам, по делам нашего сердца, а не по делам акта.

 

Покажи дела, а не настроение...

 

...Помню: вижу преподобного Серафима Саровского. Он входит в балахончике ко мне (во сне), нагибается надо мной, а я сижу или лежу, не помню, и читает мне медленно молитву - «Всемилостивую». И я ощущаю на лбу его слезы. Утром я вскочил и записал эту молитву:

 

Всемилостивая Владычице моя,

Пресвятая Госпоже, Всепречистая Дево,

Богородице Марие, Мати Божия,

Несумненная и единственная моя Надежда,

Не гнушайся мене, не отвергай мене,

Не остави мене; заступись, попроси,

Услыши; виждь. Госпоже, помози

Прости, прости. Пречистая!

 

Через три часа я был арестован. Эта «Всемилостивая», она меня сопровождала и оберегала восемнадцать лет лагерей и всего прочего. Это была ненасытная пища для меня.


 Иеросхимонах Сампсон (Сиверс)

 

Молитва Старца Сампсона, которую он давал читать своим духовным чадам после Святого Причащения - после чтения благодарственных молитв по молитвослову.  

 

«Твоим Пречистым Телом, Твоей Пречистой Кровию, Иисусе, Спасе мой, Ты меня всего обнови: обнови сердце мое, обнови душу мою, обнови тело мое, обнови ум мой, обнови волю мою, обнови жизнь мою. Возьми от мене мое тяжкое бремя греховное. Исцели сердце мое. Умертви страсти моя. Научи меня молиться, научи меня каяться. Научи меня плакать, научи меня вопить Тебе. Смири сердце мое, смири ум мой, исцели гордыню мою. Даждь мне ныне положить начало благое. Прими мое покаяние, не остави мене, не отступи от мене. Даждь ми плач за грехи моя, даждь ми исповедовать грехи моя, не остави мене, не отступи от мене за грехи преступныя моя.

 

Помилуй меня по велицей милости Твоей. Пощади меня. Не отвергай меня. Даждь ми незлобие, даждь ми кротость, даждь ми целомудрие, даждь ми терпение, даждь ми послушание, даждь ми молчание, даждь ми беспрестанное самоосуждение и внимание над самим собой. Даждь ми пламенную, огненную, каменную, умно- ясную веру. Даждь ми возненавидеть грех, даждь ми оставить грех. Пригвозди меня страху Твоему, овей меня страхом Твоим, даждь ми любити Тя всем сердцем моим, всею мыслию моею, всем умом моим, всеми жилами моими прилепиться Тебе, Тебе жити, не себе, не греху. Сотвори со мною Твою милость. Во всем, во всем да будет воля Твоя. Аминь. 

 

Даждь ми уши слышати Тя, даждь ми вкус вкусити Тя, даждь ми нози прийти к Тебе, даждь ми сердце боятися Тя, даждь ми сердце любити Тя. Возьми мое от мене и даждь ми творити волю Твою. Отыми ветхое и даждь ми новое, отыми сердце каменное и даждь ми сердце пламенное, Тебя любящее, Тебя умоляющее, Тебе плачущее, Тебе кающееся, Тебе воздыхающее, Тебя боящееся, Тебе живущее, не себе, не греху. Даждь ми сердце кроткое, смиренное, целомудренное, чистое, терпеливое, боящееся греха, ненавидящее грех.

 

Буди души моей пища и питие. Буди источник жаждущей души моей. Буди свет помраченного грехом ума моего, сердца моего. Буди отрада в скорби моей. Буди веселие в печали моей. Буди избавление противу страстей моих. Буди премудрость противу безумия моего. Буди смирение противу гордыни моей. Буди освящение противу нечистоты моей. Буди укрепление противу слабости моей. Буди сила противу немощи моей. Верую, помози моему неверию. Аминь.»



«Что мешает молитве. 

Извлечения из бесед старца иеросхимонаха Сампсона (Сиверса) 

со своими духовными чадами». 2004 г. 

21 февраля 2020   Просмотров: 33 386