Разные повести к укреплению против восстающих на нас блудных браней

Разные повести к укреплению против восстающих на нас блудных браней


Авва Антоний говорил: думаю, что тело имеет движение естественное, прирожденное ему; но оно не действует, когда душа не хочет, – и бывает в теле одно движение без похоти. Есть и другое движение, происходящее от питания и разгорячения тела пищею и питием. Происходящий от них жар крови производит возбуждение в теле. Потому-то и сказал апостол Павел: не упивайтеся вином, в немже есть блуд (Еф.5:18), – равно и Господь в Евангелии сказал ученикам Своим: внемлите же себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пиянством (Лк.21:34). В подвижниках же бывает еще и иное движение, происходящее от коварства и зависти демонов. Итак, нужно знать, что движения в теле бывают трех родов: одно – естественное, другое – от неразборчивости в пище и третье – от демонов.

 

Авва Геронт Петрский говорил: многие, искушаемые плотскими вожделениями, не совокупляясь телесно, блудодействовали мыслию и, сохраняя тело девственным, блудодействовали в душе. Посему, возлюбленные, хорошо исполнять слово Писания: всяцем хранением блюдикаждый твое сердце (Притч.4:23).

 

Авва Иоанн Колов сказал: услаждающийся и говорящий с отроком уже любодействовал с ним в помысле своем.

 

Авва Кассиан говорил: вот что сказал нам авва Моисей: хорошо не утаивать своих помыслов, но открывать их старцам духовным и рассудительным, а не таким, которые состарились от одного только времени. Ибо многие, смотря на старческий возраст и открывая свои помышления, вместо уврачевания, по неопытности выслушивающего, впадали в отчаяние. Так, был один брат из числа самых ревностных. Будучи сильно возмущаем демоном любодеяния, пришел он к одному старцу и открыл ему свои мысли. Сей выслушал, но, будучи неопытен, в негодовании назвал брата гнусным и недостойным образа монашеского, так как имеет такие мысли. Услышав это, брат пришел в отчаяние, оставил свою келью и пошел в мир. По устроению же Божию, встретился с ним авва Аполлос. Видя его возмущенным и сильно опечаленным, авва спросил его: что за причина такой печали, сын мой? Сначала он от сильного уныния ничего не отвечал. Потом, будучи много упрашиваем старцем, открыл ему дело, говоря: меня возмущают помыслы любодеяния, я ходил к такому-то старцу, открыл ему их, и по слову его, мне не осталось надежды на спасение; итак, я, отчаявшись, отхожу теперь в мир. Выслушав это, отец Аполлос, как мудрый врач, долго ободрял и вразумлял его, говоря: не представляй сие странным, сын мой, и не отчаивайся! И я в таком возрасте и седине возмущаюсь сильно подобными помыслами. Итак, не теряй духа при этом разжжении, которое врачуется не столько старанием человеческим, сколько Божией милостью; только сделай ныне для меня милость, возвратись в свою келью. Брат так и сделал. Ушедши от него, авва Аполлос пошел в келью того старца, который отверг брата и, став близ кельи его, молился Богу со слезами, говоря: Господи, приводящий искушения на пользу, обрати борьбу брата на старца сего, дабы чрез опыт научился он в старости своей тому, чему не мог научиться в продолжение многих лет, дабы он мог сострадать борющимся. Когда авва кончил молитву, видит эфиопа, стоящего близ кельи, и пускающего стрелы на старца. Будучи уязвлен ими, старец тотчас, как бы от упоения, начал колебаться туда и сюда и, не могши терпеть, вышел из кельи и пошел в мир тем самым путем, коим шел юный брат.

 

Авва Аполлос, зная о приключившемся, встретился с ним и, подошедши, говорит: куда идешь и что за причина одержащего тебя смущения? Устыдившись, что все с ним случившееся известно святому, он от стыда ничего не сказал. Тогда авва Аполлос сказал ему: возвратись в келью свою, впредь знай свою немощь и считай себя доселе или неузнанным от диавола, или даже презренным, когда ты не удостоен борьбы с ним, посылаемой на ревностных иноков. Что я говорю – борьбы? Ты нападения не мог перенести даже один день. Это произошло оттого, что ты, приняв к себе юношу, имевшего брань с общим врагом, вместо того, чтобы укрепить его в борьбе, вверг его в отчаяние, не размыслив о той мудрой заповеди, которая говорит: избави ведомыя на смерть, и искупи убиваемых, не щади (Притч.24:11), ни о притче Спасителя нашего Бога, говорящей: трости сокрушенны не преломит, и лена внемшася не угасит: дондеже изведет в победу суд (Мф.12:20). Ибо никто не может переносить козней врага, ни даже угасить разжжения, если благодать Божия не охранит человеческой немощи. Итак, чтобы совершилось на нас это спасительное смотрение, будем общими молитвами просить Бога, чтобы Он отвел обращенный на тебя удар: Той бо болети творит и паки возставляет... и руце Его исцелят... (Иов.5:18), смиряет и высит: мертвит и живит, низводит во ад и возводит: (1Цар.2:7,6). Сказав это и помолившись, Аполлос тотчас избавил старца от належащей брани, дав ему при этом совет просить Бога, чтобы Он даровал ему язык научения, еже разумети, егда подобает рещи слово во отверзение уст своих (Ис.50:4, Еф.6:19).

 

Когда спросили авву Кира Александрийского о блудном помысле, он отвечал так: если ты не имеешь помысла, то ты без надежды, ибо если не имеешь помыслов, то имеешь дело. Это значит: кто не борется со грехом в уме и не противится ему, тот совершает его телесно, а совершающий такие дела по бесчувственности своей не возмущается помыслами. При этом старец спросил брата: не имеешь ли ты привычки беседовать с женщиною? Нет, – отвечал брат, – но ум мой занимают древние и новые живописцы: изображения женщин служат для меня возмутительными памятниками. Старец сказал ему: мертвых не бойся, но бойся сочувствия и греховного действия живых и более упражняйся в молитве.

 

Авва Матой рассказывал: пришел ко мне брат и говорил, что злословие хуже блуда. На это авва заметил: жестоко слово твое! Брат спросил его: а тебе как кажется это дело? Старец отвечал: хотя злословие худо, но скоро врачуется. Злословящий часто раскаивается и говорит: худо я сделал. Но любодеяние – естественная смерть.

 

Авва Пимен сказал: как оруженосец царский стоит пред царем всегда в готовности, так и душа должна быть всегда готова против демона блуда.

 

Еще сказал: человек никак не должен давать силы двум помыслам – любодеянию и злословию ближнего; он отнюдь не должен ни говорить о них, ни помышлять в своем сердце. Освободившись от них, он получает спокойствие и великую пользу.

 

Однажды брат пришел к авве Пимену и говорит: что мне делать, отец? Я страдаю блудной похотью. И вот уже ходил я к авве Ивистиону, он сказал мне: не позволяй ей долго оставаться в тебе. Авва Пимен отвечает брату: дела аввы Ивистиона высоки – он на небе, вместе с ангелами – и не знает, что мы с тобой находимся в блуде! Но скажу тебе от себя: если человек будет воздерживать свое чрево и язык, то он может владеть собой.

 

Брат спросил авву Пимена на случай блудного помысла. Старец говорит ему: велика помощь Божия, обнимающая человека, но мы не можем видеть ее глазами своими.

 

Другой брат спросил авву Пимена: что мне делать? Меня борют блудные пожелания, и я прихожу в неистовство. Старец говорит ему: на это сказал Давид: льва я поражал, а медведицу задушал, – это значит: я отсекал неистовство, а блудную похоть подавлял трудами.

 

Еще сказал: жить тебе по Богу невозможно, когда ты сластолюбив и сребролюбив.

 

Древний Патерик

11 марта 2019   Просмотров: 6 574