Станет ли человечество лишь "приложением к Сети"?

«Интернет – это такие проводки, по которым бежит не электрический ток, а душа»; «Души нет, а есть электричество»… Два высказывания-антагониста, как два элемента пазла, сцепляются намертво. (Первое я прочитал лет 15 назад, автора его не могу сейчас идентифицировать, увы; второе – из рассказа Юрия Буйды «Закон Жунглей», 2011 год). Два понятия, – душа и электричество, – к которым невозможно, казалось бы, подобрать референтный объект, благополучно обретают статус объективной реальности в одной точке, имя которой – Сеть.

 

Не самый частый случай в истории глобальных технологий, когда мы можем точно обозначить момент ее рождения (огонь, алфавит, колесо, подкова, стремя, хомут – не можем, например):


1969, 5 декабря – три компьютера в Калифорнии (Лос-Анджелес, Санта-Барбара, Менлоу-Парк) и один компьютер в штате Юта были соединены друг с другом. Этот момент можно считать официальным началом ARPAnet – сети, которая в итоге мутировала в Интернет. Вот некоторые реперные точки этого процесса…

1989 – Тим Бернерс-Ли, ученый-компьютерщик из Оксфорда, сотрудник Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРН), изобрел принципиально новый способ свободного доступа в Сеть – World Wide Web (WWW – Всемирная паутина);
1990 – Интернет включал в себя более 3 тыс. активных сетей и более чем 200 тыс. компьютеров;
1992 – в мире насчитывается 26 Web-серверов;
1993 – 500 Web-серверов;
1994 – количество серверов в Паутине составило 5 тыс.;
1995, июнь – 15 тыс. Web-серверов; конец года – более 100 тыс.;
2012 – в мире было 2,3 млрд. интернет-пользователей, то есть примерно 32% человечества.

«К 2017 году в мире будет насчитываться около 3,6 млрд. интернет-пользователей, что составит более 48% прогнозируемого населения земного шара (как ожидается, к тому времени на нашей планете будет проживать 7,6 млрд. человек)», – сообщается в только что появившемся исследовании Visual Networking Index (VNI) Forecast (2012–2017) («Индекс развития визуальных сетевых технологий за период с 2012 по 2017 год»). Доклад этот подготовлен специалистами компании Cisco.

Темп нарастания сложности этого объекта, Интернета, колоссальный!


В VNI, например, прогнозируется, что к 2017 году в мире будет осуществлено более 19 млрд. сетевых соединений (для фиксированных и мобильных персональных устройств, для связи типа «машина–машина» (M2M) и т.д.). Для сравнения: в 2012 году таких соединений было около 12 млрд.

Стало уже банальностью сравнивать устройство Сети с устройством мозга. «В человеческом мозге – 100 миллиардов нервных клеток. Каждая клетка дает до 10 тысяч контактов. Всего контактов в мозгу – единица с пятнадцатью нулями. Каждый контакт – это 10–15 состояний. Число состояний мозга – больше числа атомов во Вселенной. Мозг может отразить Вселенную!» – приводит оценки заведующий лабораторией нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор биологических наук, профессор Александр Каплан.

Интернет пока не может отразить Вселенную. Пока. Сложность Сети, как видим, еще на порядок – или около того – отстает от сложности мозга. Но если мозг – это довольно консервативная, в эволюционном плане, система, то Сеть, наоборот, пухнет, как на дрожжах. И, что самое интригующее, «пухнет» чуть ли не помимо желания человека. По крайней мере составители VNI особо подчеркивают, что «проведенное исследование подтвердило бурный рост Интернета вещей (сетевых соединений между неодушевленными объектами). Этот феномен уже оказывает заметное влияние на глобальные IP-сети».

За период с 2012 по 2017 год количество соединений «машина–машина» вырастет втрое – с 2 млрд. в 2012 году до 6 млрд. в 2017 году, прогнозируют специалисты Cisco. За тот же период годовой объем IP-трафика M2M увеличится в 20 раз – со 197 петабайтов (1,97 х 1017 байт) (0,5% мирового IP-трафика) до 3,9 эксабайта (3,9 х 1018 байт) (3% мирового IP-трафика).


Утюги, холодильники, кофе-машины, пылесосы, телевизоры, микроволновки, лифты, электрические зубные щетки, стиральные машины, электрические лампочки – все эти устройства уже сейчас в массовом порядке подключаются к Сети и, мало того, начинают коммуницировать, общаться друг с другом через Интернет. Процесс идет по нарастающей.

 

«Важнейшими факторами такого роста станут приложения для видеонаблюдения и слежения за перемещением грузов, материальных ценностей, домашних животных и скота; интеллектуальные счетчики, средства цифрового мониторинга состояния здоровья, а также другие приложения нового поколения, поддерживающие связь «машина–машина», – отмечается в исследовании VNI.
 
«Всеобъемлющий Интернет может поддержать взаимодействие любых двух предметов, которые, казалось бы, никак друг с другом не связаны, – отмечает в своем блоге главный футуролог Cisco Дэйв Эванс. – В результате окружающий нас реальный мир может сильно измениться. Представьте, что вы садитесь в машину, чтобы поехать на футбольный матч, и в этот момент стадион автоматически передает вашему автомобилю информацию о доступных местах для парковки.

По пути с парковки к стадиону ваш электронный кошелек автоматически свяжется с кассой, и вам не придется стоять в очереди за билетом. А ведь это только начало».


Если в 2012 году в среднем на одно домохозяйство приходилось по 4,7 сетевых устройства или соединений «машина–машина». К 2017 году этот показатель увеличится до 7,1 при среднегодовых темпах роста в 8,8%. Пользователи сетей будут ежемесячно генерировать 3 трлн. минут интернет-видео, то есть 6 млн. лет видеоконтента в месяц или более двух лет видеоконтента в секунду.


Еще одно важное свойство Сети: она – всюду! Она – буквально! – разлита в воздухе. К 2017 году устройства, подключенные к сетям Wi-Fi и другим мобильным сетям, будут генерировать 68% интернет-трафика. Тут уж остается только полагаться на правоту высказывания древнекитайского императора Цин Ши Хуана: «Вещи сложны, но не хаотичны. В них есть разнообразие, но не беспорядок».

«Не могут ли при такой умопомрачительной сложности соединений, при таком количестве подключенных к Интернету устройств (и даже – вещей!), самопроизвольно начаться процессы самоорганизации в Сети? То есть возможен ли хотя бы гипотетически переход количества в качество – появление искусственного интеллекта в Сети?» – с этим вопросом обратился я к Дейву Эвансу.

«Может пройти немало десятилетий, прежде чем подключенные к Интернету предметы обретут то, что мы назвали бы интеллектом, – считает Дэйв. – Намного раньше, впрочем, они начнут проявлять псевдоинтеллект, научившись ощущать другие неодушевленные предметы, общаться с ними и предпринимать те или иные действия. Например, подключенное жилище, выявив в округе потребность в энергии, сможет сократить собственное энергопотребление.

 

Машина скорой помощи сможет оповестить госпиталь о том, что везет больного, и госпиталь получит возможность заранее к этому подготовиться, дав сигнал соответствующему персоналу и определив местоположение необходимых ресурсов. Машины будут взаимодействовать в производстве, поисково-спасательных операциях, строительных работах, в оказании помощи при стихийных бедствиях, уходе за больными и пожилыми людьми».

Но тут возникает другой вопрос: чем грозит социуму возникновение такой субъектности (или на первых порах псевдосубъектности) Сети? По крайней мере специалистам по системам искусственного интеллекта все чаще приходится выслушивать вопросы от непрофессиональной публики: «Есть ли душа у микроволновки?»

Дэйв Эванс особой проблемы в этом не видит. «Эти машины все равно будут находиться под контролем человека, – уверен он. – Их коллективный интеллект станет продолжением человеческих разума и ценностей, позволяя людям преодолевать физические ограничения в том, что касается человеческих возможностей и способностей».

Как бы там ни было, но дальняя перспектива все же не может не настораживать. «Будущее – это тщательно обезвреженное настоящее», – говорит герой одного из фантастических романов братьев Стругацких.

 Жизнь на основе "белкового метаболизма" становится лишь приложением к Сети.

 

https://www.ng.ru/nauka/2013-06-26/9_soul.html

1 июля 2013   Просмотров: 2 791