Проханов о покушении на Чубайса

altМ.КОРОЛЕВА: И сегодня это особое мнение журналиста Александра Проханова. Еще раз напомню, +7 985 970-45-45, еще успеете задать по SMS ваш вопрос Александру Проханову. Ну вот тут поскольку появилась смска с упоминанием Анатолия Чубайса, спрашивают вас, Александр Андреевич, что вы подарили ему на день рождения. Ну, я думаю, вы ответите, если сочтете нужным. Давайте мы вспомним о вчерашней новости. Анатолий Чубайс предлагает отпустить на свободу господина Квачкова, который на него покушался. Владимира Квачкова, бывшего полковника ГРУ, который устроил на него покушение. Ну, Квачков в нашем же эфире, в эфире «Эха Москвы» ответил на это, то, что счел нужным. Он считает, что это такой, хитрый ход, просто подготовка к очередному судебному процессу. Но Анатолий Чубайс со своей стороны считает, что это нужно для мира в стране, потому что если Квачкова посадят в тюрьму, то тогда всякие экзальтированные личности начнут тут стрелять друг в друга на улицах и, возможно, выстрелы опять будут в чиновников попадать. Что скажете?

А.ПРОХАНОВ: Анатолию Борисовичу Чубайсу на день рождения я хотел бы подарить Саяно-Шушенскую ГЭС, но она оказалась не в порядке.

М.КОРОЛЕВА: В миниатюре?

А.ПРОХАНОВ: Нет, в том виде. в каком я ее помню молодым человеком. Но приехав туда, я обнаружил, что она не в порядке, а порченные подарки, игрушки я не дарю. Так что, вот, построим новую станцию - подарю.

Теперь что касается последних заявлений Анатолия Борисовича Чубайса. 2 года назад я беседовал с Чубайсом и с его правой рукой Гозманом. Я брал интервью, это была беседа, довольно шумная и такая, эпатажная в моей газете. И я предложил им тогда. «Самое правильное было бы, - говорил я, - снять все свои претензии, отозвать все свои заявления и иски. Это имело бы ошеломляющее воздействие и на публику, и на тех, кого вы подозреваете в покушении на себя».

М.КОРОЛЕВА: Ну так вот! К вам почти прислушались.

А.ПРОХАНОВ: И они мне сказали тогда: «Ни в коем случае. Мы должны этот процесс довести до конца. Зло должно быть наказано. Никогда». Была проявлена такая жестоковыйность такая, такая непримиримость. После этого процесс провалился.

2 раза меняли состав присяжных, и 2 раза эти присяжные отвергали все обвинения. Процесс провалился. Теперь, казалось бы, они вышли на свободу все - и Миронов Ваня, и Квачков, и его коллеги. Опять прокуратура - уже не Чубайс, а прокуратура - опять возобновила дело. И возникает ощущение...

М.КОРОЛЕВА: Верховный суд отменил постановление.

А.ПРОХАНОВ: И возникает ощущение, что на суд оказывается гигантское давление. Вот, вы все время говорите о суде над Ходорковским, что на суд оказывается давление, на судью, на прокурора. А там не менее страшное творится - там такие же формы давления. Оказываются и на адвокатов защищающих, и судья уже заранее берет сторону обвинителей.

М.КОРОЛЕВА: Вы просто об этом знаете? У вас есть об этом сведения?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я слежу за этим процессом, я дружу с Татьяной Леонидовной Мироновой, я публикую материалы в своей газете об этом постоянно. Я внутри этого процесса. И есть такая точка зрения, что. может быть, огромные деньги. Я не говорю, что деньги Чубайса. А, может быть, это его, а, может, и не его. Они пойдут на присяжных. Вот, есть такая точка зрения. И это страшно пугает сторону обвиняемых, что против этих денег не устоит никто. И, по-видимому, вот эта точка зрения, как говорит одна сторона, она настораживает Чубайса, который хочет этим заявлением сказать, что он не причем.

М.КОРОЛЕВА: Нет, почему? Он заявил, что, на его взгляд, виновен Квачков, он не отрицает его вины.

А.ПРОХАНОВ: Понятно. Но он невиновен, Чубайс, если обнаружится, что эти миллионы пришли на присяжных. И, может быть, его страшит, что и этот процесс тоже провалится, он окажется тоже опять в дураках. Мне кажется - видит бог, я наивный человек - что Чубайсом движет, все-таки, мораль, а не вот эти вот довольно гнусные, такие вот прикрытия, такие отвратительные формы лукавства.

М.КОРОЛЕВА: То есть вы считаете, что это такое движение души человека?

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, что иногда и каменные скифские бабы, у них тоже вдруг загораются глаза, они тоже начинают моргать.

М.КОРОЛЕВА: Нет, смотрите. Чубайс, ведь, говорит о стране. Как вам кажется, насколько его опасения справедливы? Вот, если, допустим, Квачков попадает в тюрьму, в заключение после всех этих процессов, которые, как вы говорите, провалились. Чубайс, ведь, что предполагает? Что, действительно, люди с оружием выйдут на улицы, что опять партизанские отряды как в Приморье, допустим, да?

А.ПРОХАНОВ: Если Чубайс, действительно, так думает, значит, действительно, страна находится на грани восстания.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вам как кажется?

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, что нет.

М.КОРОЛЕВА: Что заключение Квачкова никак не подействует на окружающих?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что нет. На окружающих подействует не драма Квачкова и Ивана Миронова. На окружающих подействует драма страны в целом. Драма нашей экономики, драма нашей энергетики, драма наших самолетов, драма нашего продовольствия. Страна находится в состоянии стремительной деградации. Причем, есть такое ощущение, что именно за последний год накопилось такое количество негатива, включая и железные палки на Триумфальной, и расчленение на органы солдат в Приморье, и вот эти вот лесные братья приморские, и кавказские взрывы. И страна, вдруг накопив эти негативные состояния, она вдруг резко просела еще на один уровень, приближающий нас к какой-то бездне. И в этих условиях, конечно, посадят Квачкова - не посадят Квачкова, общий фон настолько грозный, что вот это микрособытие не повлияет на общую тенденцию.

М.КОРОЛЕВА: Но я, все-таки, просто вас хочу просить о конкретном предложении Чубайса. вы-то поддерживаете его? Вот, он предлагает не давать реальных сроков.

А.ПРОХАНОВ: Я поддерживаю. Прекратить процесс, развалить дело, сказать, что это дело сфабриковано, что никакого покушения не было, что это была имитация покушения.

18 июня 2010   Просмотров: 4 516