Гражданская самозащита

Очередное убийство кавказским “не гражданином” русского жителя московского Бирюлево, вызвавшее массовое возмущение граждан и ажиотаж в СМИ, не является уникальным событием. Любой житель Бирюлево может рассказать как минимум несколько историй о себе, своих родных или знакомых, пострадавших от кавказцев. Изнасилования, грабежи, разбои, избиения, убийства случаются там практически ежедневно. При этом доля раскрытых местной полицией дел ничтожна. Воистину, чтобы власти обратили внимание на эту ситуацию, нужно было устроить погром в торговом центре и перевернуть несколько автомобилей. Зато теперь сам министр внутренних дел едва ли не каждый час обещает найти подозреваемого и отчитывается о ходе расследования, в котором занято аж девяносто следователей. Злополучную базу в Бирюлево закрыл своим указом главный санитар Онищенко, одновременно полиция спешно “наводит порядок” на прочих столичных овощных базах. Почти четыре сотни русских уже сидят под арестом и ждут, когда “многонациональная РФ” предъявит им обвинение.

 

Причины происшедшего понятны, возмущение русских жителей Бирюлево оправданно, но итоги инцидента для русских неутешительны. Он не принесет никаких реальных результатов, кроме, разве что, очередного передела собственности между овощными мафиозными группировками. Временное закрытие одного рассадника этнического криминала и телевизионные выступления полицейских и муниципальных чинов ситуацию не изменят, поскольку репрессии властей изначально направлены не против преступников-инородцев, а против их русских жертв. Собственно говоря, именно власти РФ делают русских жертвами, таков их основной идеологический курс.

 

В то же время история знает множество случаев, когда массовые столкновения в ситуации противостояния национального большинства криминально настроенному этническому меньшинству становятся стихийным регулятором общественной справедливости. За примером далеко ходить не нужно. Вспомним казахско-чеченский конфликт 2007 года в селе Маловодном Алматинской области. Вызывающее поведение чеченской семьи Махмахановых привело к массовому протесту казахского населения в результате которого семеро чеченов были убиты, а движимое и недвижимое имущество других было уничтожено. Иначе говоря, чеченский вопрос был решен в положительном для казахов смысле.

 

Годом ранее в том же Казахстане произошел “производственный” конфликт между казахскими и турецкими рабочими на нефтяном месторождении “Тенгиз”. Из-за агрессивного поведения турок там произошла массовая драка, в которой, по неофициальным данным принимало участие несколько тысяч человек и несколько десятков турок было убито. Случившееся резко изменило ситуацию на предприятии в пользу казахов. Еще один пример - конфликт, вспыхнувший в казахском селе Маятас в 2007 году между казахами и курдами. Поводом стала информация об изнасиловании 4-х летнего мальчика-казаха 16-тилетним курдом. Возмущение казахского населения вылилось в поджоги домов и нападения на курдов, которые продолжались три дня. К радости казахов до 90% курдов навсегда покинули свои дома.

 

Разумеется, в плане социального устройства казахский социум гораздо менее развит, нежели русский. Однако не стоит списывать эффективность описанных мер только лишь на азиатскую дикость. Обратимся к опыту построения гражданского общества в Соединенных Штатах. Именно там широко применялась вполне цивилизованная мера общественной защиты, названная в честь ее изобретателя почтенного судьи Чарльза Линча. Стараниями либеральной пропаганды слово “линчевание” приобрело негативный оттенок. Между тем, суд Линча есть ничто иное, как действенный способ утверждения общественного порядка в условиях социально-политической нестабильности. Склонное к криминалу “освобожденное” чернокожее население регулярно “мстило” своим бывшим работодателям, и белые граждане США были вынуждены предпринимать меры гражданской самозащиты. За совершение преступлений против общего закона - убийство, грабеж, изнасилование - негр мог подвергнуться линчеванию. Впрочем, линчеванию подвергались не только чернокожие преступники, но и итальянцы за сотрудничество с мафией, и даже евреи. Всего в США в период с 1882 по 1968 год линчеванию подверглись примерно 3500 негров.

 

Совершенно очевидно, что сегодня лица, разглагольствующие о необходимости придерживаться рамок “правового поля”, лишают русских права на гражданскую самозащиту, действуя в интересах преступников. В то же время нельзя не отметить, что социально-политическая ситуация, уровень развития гражданских институтов и правовое сознание большинства населения в путинской РФ мало чем отличаются от американских начала 20 века. При этом никак нельзя обвинить сознательных американских граждан в том, что они, собственноручно вешая очередного черного насильника или убийцу, каким-то образом выходили за рамки правового поля. Поскольку существующая в РФ правовая система абсолютно не соответствует интересам русской нации, навязанные ей извне чересчур узкие границы “правового поля” подлежат пересмотру.

16 октября 2013   Просмотров: 4 522