Конец времён говорунов

Итак, продолжаем выслушивать претензии архимандрита Говоруна к Телу Христову, за 2000 лет своего существования так не доросшему ещё до уровня общения с куда более продвинутым украинским обществом, которое вдруг обнаружило свою зрелость на «евромайдане».

А всё потому, что как-то «несознательно» Это Тело росло (уж простите за искушения, братия и сестры, но с «украинскими богословами» – «по-украинско-богословски»): «Исторически Церковь как на христианском Востоке, так и на христианском Западе — еще до их разделения — носила в основном двумерные отношения с тем, что теперь называется публично-политической сферой, которую иногда еще обобщают греческим словом «политейя». А именно: эти отношения исчерпывались государством. Лишь относительно недавно церкви начали осознавать, что этой двухмерности недостаточно, потому что есть еще одно мощное измерение, которое стало самодостаточным в отношениях с государством — общество». Но не потому ли Восток и Запад христианскими были, что общество было христианским? И не просто христианским, а воцерковлённым. А значит, и не было надобности выдумывать какие-то там «политические теологии» – Церковь непосредственно общалась со своей паствой, живя ее чаяниями – от «геополитических» до «бытовых».

Эсхатоложь майдана


Заявляя, что «после падения Византийской империи Восточная Церковь потеряла христианское государство как свою традиционную опору» Говорун, с одной стороны отказывает Церкви в Её трехсотлетней традиции генерирования сонма величайших святых до появления первого христианского государства, а с другой – как и полагается «украинскому богослову» – вычеркивает из церковной истории Русское Царство, которому погибающий Второй Рим передал миссию Рима Третьего, и которое на протяжении веков оставалось единственным православным суверенным государством в мире, выполняя миссию катехона.

Церковь же русская упоминается лишь в связи с советским периодом, в котором Она «так и не смогла построить с обществом отдельные отношения». Ну как тут не вспомнить еще одного «богослова» говорунского пошиба (того, что Каутского дьяволом нарек): «Мы её душили-душили, душили-душили, душили-душили, душили-душили, а… она так и не смогла выстроить с обществом отдельные отношения».

«После того как государство отогнало от себя Церковь (сняла удавку, что ли? – Д.С.), последняя замкнулась в своем гетто («гетто» – не Ограда ли спасительная? – Д.С.) и терпеливо ждала признания (Кем?!! Чьёго же это Ей признания не хватало? – Д.С.). Когда она снова была признана после падения коммунистического режима, она прежде всего начала заново развивать отношения с государством, вместо того чтобы заняться построением связей с обществом», – выговаривает «нерасторопной» Церкви сорокалетнее её чадо.

Если засидевшийся в теплых митрополичьих палатах «богослов» полагает, что «построение связей с обществом» – это не опека детских домов и больниц, осуществляемая настоящими – «непаркетными» архимандритами, не «социальная работа», которой заняты простые сельские батюшки, вытягивая из омута пьянства целые сёла, не ежедневный риск, которому подвергаются священники, отправляющиеся в зоны боевых действий, техногенных катастроф и т.д., а посиделки с грантоедами – «общественными активистами», то, конечно, он прав. Отстаем здесь от униатов, сектантов и т.п. «церквей».

А по части исповедуемых ценностей, отстаем уже и от самого украинского общества: «На Майдане рождается или уже родилось сообщество, которое является хрестоматийным примером гражданского общества — его почти чистый субстрат. Это сообщество идентифицирует себя на основе общих ценностей: достоинства, честности, ненасилия, взаимопомощи, готовности к самопожертвованию».

Ну, насчет «ненасилия» вступать в полемику богословскую не станем – пусть «пастырь добрый» расскажет о нём матерям, женам, детям часами избиваемых (по некоторым данным – до смерти) правоохранителей (https://ukrpravda.ua/news/evrozveri-anatomiya-proevropeyskogo-bespredela). Насчет достоинства и готовности к самопожертвованию – следователям, вынужденным часами проветривать свои кабинеты, после того как там «саможертвовали» под себя от страха бесстрашные общественники – герои майдана. Насчет честности – мы уже вспоминали фальстарт избиения 30 ноября. Но тут гораздо важнее другое: фальшь – весь этот якобы всеукраинский «евромайдан».

Превосходно вскрыл его врождённую лживость Сергею Лозунько из «2000»: «Кто и за что «майданил» в центре украинской столицы? Сторонники демократии, свободы и гражданских прав? Митинговали они за свои права? Отнюдь. На майдане собрались лица, самозвано наделившие себя правом решать, как и в каком направлении развиваться стране.

Они вышли защищать не демократические права, а навязывать и продавливать свой (личный, но не народа!) выбор «в Европу». Это не мирный протест с целью обратить внимание на ту или иную проблему, на собственную позицию и т. п. — когда выставляется ультиматум: будем стоять до последнего, пока наши требования не выполнят.

И неважно, сколько их было — тысяча, две, десять или больше, — выступать от имени «народа Украины» они не имеют никакого права. Они всего лишь часть народа, причем исходя из количества населения страны (а это около 46 миллионов) — мизерная часть народа.

Эти «борцы за европейские ценности» слова не сказали, когда совсем недавно была сорвана попытка провести референдум относительно вступления в Таможенный союз. Их вполне устраивало, когда недемократическим, антиконституционным способом таких же, как и они, граждан Украины лишают права на референдум».

Но попрание прав большинства предвестник грядущего царствия демократии не замечает. Напротив: «В таком чистом виде гражданского общества сейчас нет даже в Европе, где людей объединяют в основном общие интересы: пенсии, зарплаты и т.д. (вот именно что общие, а не – возвращаясь к Лозунько – личные, выдаваемые за общественные, – Д.С.). Я не могу себе представить ни в одной европейской стране, чтобы люди несколько недель мерзли под угрозой быть «зачищенными» в любой момент ради довольно абстрактных ценностей, не связанных с «улучшением жизни уже сейчас». Да потому нельзя представить, что в любой европейской стране «зачищают» сразу даже за «конкретные» ценности – в отличие от нашей недемократической, где сросшиеся с ВЛАСТЬЮ миллиардеры-коррупционеры кормят и обогревают этих самых «мерзнущих», тупо используя в собственной борьбе за кормушку!

Итак, Европе по части гражданского самосознания за украинским «евромайданом» не угнаться, пожалуй. Но есть ли шанс у «церквей»? «Лишь в последние дни Майдана украинские церкви начали подтягиваться до того уровня нравственного сознания и ответственности, которые продемонстрировал Майдан, – отвечает поп-говорун. – От общих призывов к ненасилию они перешли к тому, чтобы делами и словами солидаризироваться с ценностями Майдана, осознав родственность его принципов с христианскими — Майдана, который явил множество примеров (начинаем крепко держаться за стул – Д.С.) альтруизма, готовности к самопожертвованию, взаимопомощи и т.д.; избравший быть слабым, несмотря на свою численность; который имеет почти эсхатологические надежды на восстановление достоинства, которое Бог заложил в человеческую природу».

Эсхатология (от греч. εσχατόθ – конечный, последний) – христианское учение о конечных судьбах мира и человека – как предшествующих Страшному суду, та и последующих за ним. Таким образом, можем констатировать, что учение о месте майдана в хронологии последних времен – богословское откровение, сравнимое по своей новизне разве что с Апокалипсисом. С чем «Богослова Нового» и поздравляем.
Дорасти до Портникова

Отсюда становится понятно и утверждение о том, что ценности майдана намного переросли «нравственное сознание украинских церквей». Каковы эти ценности, нам уже показали не только нацисты с общемайданным «Смерть ворогам!», коллаборационистскими флагами, речёвками «хто не скаче, той москаль» и т.д., но и такие пламенные ораторы майдана как Портников и Пашинский (первый, как мы знаем, продемонстрировал новейшие евроценности на видео, а второй заявил: «Майдан показал, что украинцы готовы к легализации однополых браков») (https://ukrpravda.ua/news/maydan-pokazal-chto-ukraincy-gotovy-k-legalizacii-odnopolyh-brakov-pashinskiy).

Впрочем, самая многочисленная из «церквей», присутствующих на майдане – униатская УГКЦ – несправедливо оговорена нашим говоруном.

Во-первых, не в последние дни начала подтягиваться она, а в первые. И не дни, а часы. И не подтягивалась, а стягивала евромассу.

Во-вторых – если говорить о нацистских ценностях майдана, то, по признанию высших гитлеровских чинов, УГКЦ – чуть ли не единственная в мире конфессия, сотрудничавшая с фашистской Германией не в лице отдельных служителей, а как религиозная институция в целом. Так что эти «ценности» у неё – традиционные.

В-третьих – насчет уже не коричневого, а голубого цвета, вернее коричнево-голубого сочетания – то у униатов отношение к ним весьма «европейски-прогрессивное». Еще в 2010 г. кардинал Гузар заявил, что гомосексуалисты «разумеется, могут вести всякого рода сексуальную активность», и «могут жить вместе, если настаивают на этом».

Так что, с принятием униатской закваски, у украинских «церквей» появляется возможность «вырасти до уровня общества, которое быстро растет на основе тех ценностей, которые должны были бы демонстрировать церкви». И так – исполнить благословение Кирилла–богослова (прости, Господи!).

Дмитрий Скворцов

Источник: https://ukrpravda.ua
8 января 2014   Просмотров: 2 964