Авель взял реванш. Елена Громова

Есть несколько версий, откуда пошло название древнейшей из ныне существующих столиц мира – Дамаска. Самая распространенная из версий гласит, что название сирийской столицы произошло от древнеарамейского словосочетания «Дам Ашик», что означает «проливший кровь».


Именно на горе Касьюн, вокруг которой раскинулся этот древний город, есть пещера, где, по преданию, произошло первое убийство в истории человечества – Каин злодейски убил своего брата Авеля.Эта пещера так и называется – Магарат Ад-Дам (Кровавая пещера), и в былые, благополучные, времена туда стекались сотни тысяч туристов из самых разных стран мира.


Теперь, спустя многие тысячелетия, Авелем стала сама Сирия, методично убиваемая коллективным Каином уже на протяжении более трех лет. В роли «окаянных» – страны Запада, некоторые ближневосточные монархии, являющиеся марионетками и нефтяными придатками США, и их орудия в самой Сирии – террористы, которых упорно именуют то «оппозиционерами», то «революционерами», то «повстанцами».


В роли жертвы – страна, про которую Андре Парро, известный французский ученый-археолог, бывший директором Лувра, сказал так: «У каждого образованного человека две родины – страна, где он родился, и Сирия».


 Более трех лет страны Запада и их союзники воюют против Сирии чужими руками – руками террористов, среди которых есть и иностранные наемники, и некоторое количество сирийцев, «клюнувших» на завернутые в красочные обертки идеи свободы, демократии и революции.


Но под флагами свободы – практически ежедневно совершаются страшнейшие теракты против мирных граждан. Под прикрытием демократии – ведутся неизбирательные террористические обстрелы жилых кварталов из минометов.


 Под маской революции – у народа отобрали нормальную жизнь, отобрали надежды на будущее, отобрали даже право спокойно спать по ночам. Количества крови, проливаемой за псевдодемократию и квазиреволюцию, хватило бы на то, чтобы заполнить не одну пещеру на горе Касьюн...


Только за один день, 8 июня, бандитами, которых Запад именует не иначе как «повстанцы», были убиты как минимум трое ни в чем не повинных граждан. Четыре минометных снаряда попали по школе и парку в столичном квартале Аль-Кассаа – в результате лишился жизни один из мирных жителей.


Еще несколько мин было выпущено по кварталу Тадамун – один человек погиб, 15 были ранены. В центре Сирии, в провинции Хама, был обстрелян из минометов город Мхарда – еще одна человеческая жизнь трагически оборвалась, кроме того, пять человек пострадали.


Во всех случаях людям нанесен огромный материальный ущерб – кто-то остался без автомобиля, у кого-то выгорела вся квартира – если повезло остаться в живых... И это – далеко не самый окаянный день в Сирии.


Одним из самых страшных дней за последнее время было 23 мая. Нужно сказать, что президентская избирательная кампания в стране проходила очень бурно. Народ выходил на улицы, держа в руках знамена, плакаты, портреты президента. Но это не были классические митинги в обычном понимании этого слова, когда толпа приходит только послушать ораторов.
 
Нет, это были самые настоящие праздники, уличные фестивали – с музыкой, национальными танцами, весельем. Праздники, куда приходят всей семьей, с детьми, даже самыми маленькими.Так было и в городе Дараа в районе аэропорта – ровно до того момента, когда в радостную, поющую и танцующую толпу внезапно угодили два минометных снаряда, выпущенных террористами. По официальным данным, погибли 39 и получили ранения 205 человек.


Весьма сдержанно на это чудовищное преступление отреагировал генсек ООН Пан Ги Мун, произнося лишь дежурные фразы о недопустимости насилия, от кого бы оно ни исходило, и боясь четко назвать виновников этого насилия. Потому что, если бы он сказал «а» – возложил вину на террористов, то пришлось бы сказать и «б» – возложить не меньшую вину на их спонсоров.


Западные же политики просто-напросто промолчали по поводу массового убийства, хотя для провокации агрессии против Югославии потребовалось обвинение в убийстве 24 человек (да и то сфабрикованное, как выяснилось впоследствии).


 В случае же, когда в каких-либо смертных грехах нужно обвинить законное руководство Сирии, ни генсек ООН, ни его подлинные шефы абсолютно не стесняются в выражениях.


Непосредственно в день выборов президента, 3 июня, на Дамаск упал 151 минометный снаряд. Один из них разорвался на моих глазах вблизи площади Омейядов – он упал во двор Оперного театра, по счастливой случайности никто не пострадал.


Однако в других кварталах столицы – Аль-Кассаа, Аббассиин, Сальхия, Баб Тума – в тот день были как минимум трое павших, а также десятки раненых... Террористы своими варварскими обстрелами пытались запугать народ и сорвать выборы.


Шли и другие угрозы – «оппозиция» обещала устроить взрывы непосредственно на избирательных участках. Поэтому пришлось принять беспрецедентные меры безопасности.
 Голосование для сирийцев, проживающих за рубежом, прошло еще раньше – 28 мая. Тут-то и была явлена первая неожиданность этих выборов – явка представителей сирийских общин во многих странах просто зашкаливала за всякие пределы ожиданий.


Обычно из людей, проживающих за рубежом, голосуют лишь самые ярые энтузиасты. Но в этот раз тысячи сирийцев шли в дипломатические представительства своей страны, чтобы выполнить гражданский долг. Большинство из этих людей – беженцы, которые не по своей воле оказались в нынешнем положении.


Они, вынужденные спасать свои жизни от боевиков, хотели повлиять на ситуацию на Родине, чтобы как можно скорее вернуться домой. В одном только Ливане к посольству САР пришли более 250 тысяч людей – толпа, которая шла к этим дверям, была похожа на огромную демонстрацию. Поэтому там пришлось продлить время голосования на сутки.


 Нашлись и такие страны, которые воспрепятствовали проведению голосования на своей территории. Это, прежде всего, именно те государства, которые громче всех остальных вопят о демократии и правах человека – США, Франция, Бельгия.


 Сирийцы, проживающие в Египте, также были лишены возможности отдать свой голос за того или иного кандидата – посольство САР в Каире было закрыто еще при главаре «Братьев-мусульман» Мухаммеде Мурси и не открылось до сих пор.
 
Но сирийцы и тут нашли выход из положения. Общины, а также сирийские предприниматели организовали специальные чартерные рейсы на родину, чтобы граждане все-таки смогли выполнить свой конституционный долг. В аэропортах были обустроены избирательные участки для прибывших подобными рейсами. 3 июня эти люди голосовали вместе со всей страной.Вторая неожиданность была продемонстрирована именно в этот день – явка превысила ожидаемую. Пришлось доставлять дополнительные избирательные урны, а в некоторые города – подвозить дополнительные бюллетени. Время голосования было продлено на пять часов.


Несмотря на то, что в районах, занятых «оппозицией», не было технической возможности провести голосование (впрочем, таких районов было немного, и они не являются густонаселенными – из них многие бежали перед приходом бандитов), несмотря на все угрозы террористов и препятствия, чинимые «особо демократическими» странами, явка на выборы превысила 73%.


Это больше, чем на парламентские выборы в САР, состоявшиеся в мае 2012 года. И это намного больше, чем явка на украинские выборы, которые страны Запада поспешили признать чуть ли не эталоном демократии.


После подсчета голосов оказалось, что более 88% избирателей выбрали действующего президента – Башара Аль-Асада.


 Оклеветанный, подвергаемый постоянной травле и даже открытым угрозам убийства, объявленный «вне демократических законов», непокорный политик одержал блистательную победу. Народ показал, что доверяет именно ему процесс восстановления мира и возрождения страны из пепла.


И пусть коллективный Каин в лице тех стран, которые, пытаясь убить Сирию, упорно развязывали пожар войны, бросая туда, как дрова, оружие и деньги, говорит какие угодно слова о непризнании итогов сирийских выборов. Бесполезно не признавать очевидного – на этот раз планы провалились, и Авель взял реванш.

 

Елена Громова, журналист

11 июня 2014   Просмотров: 3 761