Михаил Леонтьев: "Русины - непобежденный элемент русского мира" - Известный тележурналист о русинском вопросе

alt "На самом деле русины – это такой осколок русского мира, в том самом широком смысле слова, в котором он существовал, в котором он системно уничтожался. И вот это – неуничтоженный осколок. Если Приднестровье – это последняя непобежденная территория СССР (во всяком случае, до последнего времени была), то русины – это последний непобежденный элемент вот этого русского мира. Но дело в том, что само название сейчас закрепилось за такой национально-культурной группой в Закарпатье. Это, в общем, украинцы, которые себя украинцами никогда не считали и у которых идентичность связана не только с культурой, языком, но и с верой. А вера – это еще и некое ощущение духовно-исторической близости с Россией. Они все – православные Московской Патриархии, притом что до присоединения Закарпатья Сталиным они никогда не были территорией Российской Империи", – заявил в интервью порталу КМ.Ru известный тележурналист и политолог Михаил Леонтьев, рассуждая о русинском вопросе.

"Это была территория Австро-Венгерская, в первую очередь. И, кстати, с этим вообще связана несколько иная культурная ситуация именно в Закарпатье, в отличие от Прикарпатья, в отличие от Галичины и Волыни даже на сегодняшний день, потому что там очень полиэтническое население. Там есть словаки, там очень много венгров. Естественно, было после войны и русское население, и традиционно украинское, западноукраинское (и не только западно-). И в этом смешении очень трудно вызревает такой вот национал-бандеровский продукт, неоукраинский. Он там вызревает очень плохо. У него там политические перспективы слабые, хотя есть люди, просто в силу того, что существует естественная миграция, существует население, которое себя таким образом идентифицировало и так далее", – продолжил эксперт.

'Русины (Коллаж с сайта КМ.ру)' align=right"Они сохранили эту веру и эту идентичность в агрессивной и враждебной среде. Усилия по смене идентичности к ним применялись примерно такие же (я уже говорил, что просто в силу определенных обстоятельств эти усилия были там менее эффективны, но это такие же усилия, как по всей Западной Украине). На самом деле, исторически русинами себя называли все западные украинцы, православные, и в первую очередь это касалось культурной элиты, которая себя называла русскими или русинами. Термин "украинец" там приживался, насаждался австрияками, в первую очередь. На других территориях – поляками, а там – австрияками. И ориентация, идентичность и национальное чувство было связано в первую очередь с Россией. Это результат длинных усилий. Я всегда говорил, что западноукраинская ментальность базируется на том, что это в принципе "изнасилованный" культурно народ, у которого идентичность изменена насильно. На самом деле это очень травматично, и отсюда такое враждебное отношение к тем, кого не "изнасиловали", и желание привести их в то же самое состояние. В какой-то степени это похоже на боснийских мусульман, которые практически просто насильно обращенные в ислам сербы", – отметил тележурналист.

"Во-первых, политическая ситуация эта проявляется не только в культуре, в какой-то идентичности, в их жизни и существовании, но и в политике. Например, Закарпатье (которое как бы географически является уж самой Западной Украиной) половину голосов на выборах (примерно половину) отдает антиоранжевым и неоранжевым партиям. Другое дело, что цена и качество этих партий приближается к нулю, но, во всяком случае, идентичность таким образом проявляется. Партия регионов получала 50% там. Ну там есть еще некоторые привходящие обстоятельства, связанные с личностями того или иного регионального руководителя, но на самом деле вот эта ситуация есть. И есть русинское движение, но здесь надо понять, что еще раз говорю: это многоэтничный, полиэтничный регион, это даже не Крым, там нет доминирования одной оппозиционной общему направлению группы. Но движение это есть. Конечно, Россия должна иметь с ним дело, тем более что движение это, ну, мягко говоря, совсем не экстремистское. Ну, по-ющенковским представлениям, все, что не идентично Бандере и Шухевичу, оно есть экстремизм. А движение такое скорее культурно-автономное, естественно, направленное на сближение с Россией и ищущее в России поддержку", – подчеркнул Михаил Леонтьев.
17 ноября 2009   Просмотров: 5 471