Первые 20 лет жизни, верной Христу и царю, А. А. Танеевой (Вырубовой) на Финской земле

У Анны Александровны и ее матери, Надежды Илларионовны, была виза в Швецию через Финляндию. Въезд в Финляндию был разрешен с 28.10.1920 года, о чем было официально подтверждено. Виза была оформлена профессором Зейдлером, проживающим в Выборге. Анна Александровна была в розыске Советской властью и въезд через границу был чреват для нее последствиями.
 
И тогда 10.01.1921 года (нов. ст.) Анна Александровна с матерью Надеждой Илларионовной приняли решение перебраться в Финляндию нелегально. (Получение финского гражданства).


Разрешение на въезд

«Было почти светло, когда мы с разбегу поднялись на финский берег и понеслись окольными дорогами к домику финнов, боясь здесь попасться в руки финской полиции. Окоченелые, усталые, мало что соображая, мать и я пришли в карантин, где содержали всех русских беженцев».

В Терийокском отделе полиции 15.01.1921 Анна Александровна была допрошена.

Протокол допроса сыскной полиции на восьми страницах 20.01.1921 был отправлен Президенту, Министру внутренних дел, Министру иностранных дел, начальнику Генерального штаба.

Окончательная часть протокола допроса

Через две недели после допроса Анна Александровна с матерью подают прошение выборгскому уездному старшине на право проживания.

Но 10.03.1921 года они получили отказ. Кроме того, было вынесено решение просителей «выселить из страны».


Отказ в виде на жительство и решение о выселение из страны

Анна Александровна выезжает в Стокгольм, где в то время жила с семьей ее сестра, Александра Пистолькорс.


В Стокгольме она получила удостоверение личности, написанное по-шведски

По возвращении из Стокгольма в Терийоки, Анна Александровна и Надежда Илларионовна вновь запросили документ, удостоверяющий личность в Финляндии, ссылаясь на Женевский договор от 05.07.1922 года. Harri Ruohonen был доверенным лицом Анны Александровны.

Женевский договор от 1922 года рассматривал статус беженцев. «… Такое совещание должно было бы принять решения об устранении ограничений для эмигрантов в части свободы передвижения и выбора местожительства, об отношении к беженцам как к свободным гражданам, о создании русской зарубежной промышленности. <…>По докладу Ф. Нансена Женевская конференция приняла 5 июля 1922 г. первое межправительственное соглашение об упорядочении юридического положения русских беженцев».

13.10.1922 года Центральная сыскная полиция была поставлена в известность и приняла к руководству Женевский договор. Прошение на выдачу удостоверения личности было удовлетворено и на два года, до 1924 г., было выдано право на проживание в Терийоках.


Принятие к исполнению Женевского договора. Удостоверение личности на трех языках

В Терийоках, чтобы как-то обезпечивать свое и матери существование, были проданы композиторские труды отца, Александра Сергеевича, имущество дачи.

27.02.1925 году из Терийок в Министерство внутренних дел было отправлено прошение о получении финского гражданства.

В гражданстве было отказано. Мотивы: живет на самообезпечении, доходы ненадежные, не прожила в Финляндии 5 лет.

В этом же году, 1925 году, 01.10. правление муниципалитета Терийок вынесло решение о выселении Анны Александровны в Выборг. Поводом послужило ее участие в собрании, где обсуждался вопрос летоисчисления, нового календарного стиля в православии. Решение было наделено силой закона правительства Финляндии при переходе приходов под юрисдикцию Константинопольского патриархата.

Был введен григорианский календарь, финский язык в Богослужении; приходы были разделены на две епархии: Выборгскую и Карельскую. Кафедра Архиепископа оставалась в Выборге.

В начале июля 1925 года Анна Александровна с матерью переехали в Выборг в дом 5 кв. 10 на Harmaidenveljastonkadu.

Жили на деньги от продажи оставшихся украшений, вышедшей в Париже книги ее воспоминаний «Страницы моей жизни». Кроме того, Анна Александровна давала уроки музыки, преподавала языки.

Некий Snivara на основании прочитанных ее воспоминаний и других материалов, дал в полицию дополнительные сведения об Анне: «… Часто выезжает, общается с фанатичными, темной личностью русскими», тем самым установил ее якобы «пагубные действия» для Финляндии.

В Выборге Анна Александровна продолжает начатую в Терийоках с Матильдой Вреде организацию помощи русским беженцам. С помощью знакомых и матери она ездит через Сортавала в Валаамский монастырь.

Сыскная полиция Сортавала 19.10.1927 года отправила в Центральную сыскную полицию Хельсинки сообщение о том, что Анна Александровна принимала участие с монахами Валаамского монастыря в вопросе летоисчисления. В сообщении говорилось: «У бывшей фрейлины Анны Вырубовой все еще деловые связи с эмигрантскими братьями. … Если бы ее раньше выслали из Выборга …. У нее обычай приезжать на Валаамский монастырь с паломнической поездкой. Последний раз была в начале августа, пробыла в монастыре две недели. Подписалась против действующего (нового) календарного стиля в православии. … Выяснить ее деятельность …». Ее вера, стремление молитвенно быть ближе к Богу, вменяются ей в причины не благонадежности и рассмотрения полицией.


Рапорт полиции Сортавала. Сообщение «некоего» в Центральную полицию

24.02.1928 года в сыскную полицию Выборгского отдела «некий» сообщил, что Анна «продала французу серьги за 189 000 тысяч марок. А также слышал в кругах русских беженцев, что она продала свой дневник некоему большевику, как выкуп, когда она была арестованной в России, и что именно по этой причине смогла тайно выбраться из страны. Дневник был написан по-французски, в нем описывалась жизнь Царя Николая, Императрицы и Распутина до начала и первые годы Мировой войны. Он был опубликован в питерском журнале «Красная Нива», в свою очередь был заимствован и опубликован в рижской газете «Сегодня». По другим разговорам, их домработница вышла замуж за большевика-комиссара и выдала место, где дневник был спрятан».

В марте 1932 года Анна Александровна запрашивает финское гражданство, в надежде, что при его получении, она, как бывшая гражданка России, будет избавлена визовых конфликтов. Прилагает свидетельство врача, священника, налоговое свидетельство.


Заключение полиции

Центральная сыскная полиция, характеризуя ее жизнь в Финляндии, упоминает о ее участии в непринятии нового календарного стиля в православии. Кроме того, «по полученным сведениям, это прошение продиктовано исключительно из эгоистической просьбы просительницы. Просительница не оказывает ни в какой мере привязанности к общности финских интересов и должно полагать еще не избавилась от прежнего враждебного отношения к Финляндии, и ко всему прочему, по-прежнему общается в кругах консервативно-настроенных, фанатических верующих».

Указывается на непостоянство дохода для самообезпечения и нет приложенной справки о знании языка.

Прошение в гражданстве было отклонено 08.06.1932 года.

Через два года Анна Александровна вновь пытается получить гражданство.

Из записи сыскной полиции Выборга 09.11.1934 г.: «Позвонил Солма: Г. Маннергейм сообщил по телефону, что получил письмо мадам Вырубовой, в котором она просит его рекомендации для получения гражданства. Так как он видел мадам Вырубову в последний раз в 1911 году, то просит Солма информировать о ней. В случае, если о ней известно что-либо не положительное, он не может дать рекомендации». Г. Маннергейм рекомендации не дал.

Еще до принятия монашеского пострига Анна Александровна желала жить в монастыре. Приняв монашеский постриг и живя в Терийоках, она не могла оставить свою мать. Пожилая мать Анны Александровны была больна, и вставал в дальнейшем вопрос о поступлении в монастырь. Без финского гражданства в монастырь ее не могли взять. Кроме того, она чувствовала, что является бременем административно-территориальному округу, государству.

Собрав документы для получения гражданства, приложив к ним обязательство сестры Александры о материальном обезпечении ее и матери, она передала их своему доверенному лицу, советнику по образованию Эрику Манделину, который 11.12 1934 года по телефону оповестил полицию.

В тот же месяц в Выборгский отдел полиции поступила выдержка из секретного документа.



Секретный документ

«В заключение представляю 133 имени иностранцев, живущих в округе Выборгского подразделения, которым утверждено право на проживание, и которым было бы основание срочной проверки и принятия решения: А). Кого из них выслать из страны. В). Выселить из Выборгского округа. С). Кому из них утверждать право на проживание самое большее на три месяца, чтобы они не забывали мнение властей и им напоминало бы, что они нежелательные в стране иностранцы, и у которых есть основание выдворить их из страны.

Танеева Анна (в прош. Вырубова), 29.07.1884, Россия; российская подданная, бывшая фрейлина Государыни. Под фамилией Анна Вырубова она недостаточно исследована. Живет в Выборге, разрешение до 01.04.1936.

Urho Hagelberg».

Документы для получения гражданства были отправлены, и 15.03.1935 года пришло заключение из Центральной полиции: «Нет справки о знании языка, не полное врачебное свидетельство: кроме заразных болезней не обращено внимание, что просительница инвалид, передвигается с трудом. Налог с доходов идет в сторону уменьшения. Выплаты из средств фонда неимущих отрицательно отразится на тех, кто их платит. О Надежде неподходящие сведения. Если дать ей гражданство, то в газетах будет нежелательный в данный момент для правящих кругов шум.

Она просит гражданство, чтобы попасть в финский женский Линтульский монастырь, чтобы возможно, стать настоятельницей. Монастырь, находящийся на границе, по крайней мере, временно, будет убежищем всяких непонятных, неопределенных русских.

Дать решительный отказ».



Ответ из Центральной полиции

В марте 22.03.1935 года прошение было отклонено.

1936 год для Анны Александровны прошел в заботах о больной матери, которая скончалась в марте месяце 1937 года в возрасте 77 лет.

30 ноября 1939 года началась Зимняя советско-финская война.

Через месяц Анна Александровна с Верой Запеваловой, которая осталась верной данному слову матери Анны, Надежде Илларионовне, что не оставит ее дочь, уезжают через Торнио в Швецию, оставив сообщение в Министерство внутренних дел о том, что выехали без удостоверения личности и будут просить его в Швеции.

По приезде они обратились в Посольство Финляндии в Стокгольме, которое в свою очередь, в начале 1940 года информировало Министерство иностранных дел Финляндии и Центральную полицию, переслав документ следующего содержания:


«Анна Танеева просит удостоверение личности, чтобы вернуться обратно в Финляндию. Посольство в Стокгольме, ссылаясь на телефонный разговор между Посольством и Министерством, Посольством и Центральной полицией от 25 января 1940 года, к настоящему документу прилагает две анкеты, заполненные для получения удостоверения личности. Одновременно прилагается копия рекомендательного письма Фельдмаршала Г. Маннергейма, а также Посольство дополнительно сообщает, что Госпожой Танеевой было представлено письмо, написанное ей лично Королевой Луизой.

Уполномоченный в делах Йорма Ваномо.17.02.1940».

Удостоверение личности было получено. Война была закончена и Анна Александровна с Верой Запеваловой вернулись в Финляндию в марте 1940 г.

11 июня 1940 г. состоялась личная встреча Анны Александровны с Маршалом Г.Маннергеймом, проходившая в доме, который он снимал у Карла Фацера на Каллиолиннантие 14. Во время встречи было написано рекомендательное письмо.


Рекомендательное письмо Г. Маннергейма на финском языке. Хельсинки 11.06.1940

Вера Запевалова жила у родственников в Хельсинки, а Анна Александровна во второй половине 1940 года по рекомендательному письму Г. Маннергейма проживала в Хаминалахденской усадьбе близ Куопио у полковника Фалкенберга.

Cегодняшняя хозяйка усадьбы - Марианна Фалкенберг. Усадьба принадлежала ее деду. Покойный отец Марианны и дядя помнили Анну и в разговоре между собой называли ее «толстая мадам». Анна жила в пристройке к усадьбе. В семейном архиве хранится рекомендательное письмо с просьбой помочь Анне, написанное Маршалом Г. Маннергеймом на французском языке.


Анна Александровна на заднем дворе Хаминалахденской усадьбы. 1940 г.
(Фото и архив Фалкенберг)

Вставал вопрос о дальнейшем месте жительства.

В октябре месяце 1940 года Анна Александровна жила в Хельсинки, в Hotteli Hospiz, два месяца на улице Vuorikatu, 8, кв. 25.


Справка адресного стола. Хельсинки, Vuorikatu, 8, кв. 25

Затем, также благодаря рекомендательному письму Маршала Г. Маннергейма, Анна Александровна с Верой поселяются в квартире дома на ул. Топелиуса 29 Б, кв.41 Хельсинки, выделенной им Президентом Лаури Кристианом Реландером. В дальнейшем вход в квартиру был со стороны торца. Маленькая двухкомнатная квартира была на первом этаже, в плохом состоянии, с окнами напротив остановки. Шум с оживлённой улицы проникал вовнутрь и не умолкал даже и ночью. Комната, в которой жила Анна Александровна, была проходной в комнату, где жила Вера. Кухней служил небольшой уголок.


Улица Топелиуса, 29 Б, квартира напротив остановки. Фото из «Takka Tööli»

Еще живя в Хаменалахденской усадьбе, Анна Александровна подает прошение о гражданстве.

Лишь на этот, четвертый раз, Анне Танеевой, российской подданной, фрейлине Государыни некогда одного из роскошнейших Дворов Европы, Центральная служба полиции Финляндии информировала Министерство внутренних дел, что при рассмотрении ее дела не обнаружено ничего неблагоприятного в ее адрес.

И тогда 15.07.1940 года из Куопио было отправлено прошение Президенту с шестью приложениями.


Прошение Президенту Финляндии

«<…>Смею с глубокой покорностью просить Господина Президента предоставить мне финское гражданство. Ссылаясь на обоснование, изложенное в приложенных документах, еще раз покорно прошу.

… Хотелось бы надеяться, что Президент отнесется положительно к моей просьбе. Уверяю быть верной и честно соблюдать существующие финские законы и постановления.

Kuopio, 15.07.1940.

Подпись: Анна Танеева.

Бывшая подданная России, вдова, Куопио».

Кроме того, через доверенное лицо Анны Александровны, Эрика Манделина, было сообщено в канцелярию Президента, что при необходимости к прошению может быть приложено рекомендательное письмо Г. Маннергейма.

Приложения:


Свидетельство о знании языков. Обязательство материальной поддержки (А. Ладороуло).


Справка из отдела Выборгской полиции. Справка налогообложения


Медицинское свидетельство. Свидетельство священника

На рассмотрение прошение было представлено 17/12 1940 г. Сообщение о результате последовало 10/1 1941 г.

17.01.1941 года Анна Александровна получила финское гражданство и 27.01.1941 года принесла присягу на верность.

43 года жизни в Финляндии, из них 20 лет жизни на правах беженки, «нежелательной в стране иностранки, и у которой есть основание выдворить ее из страны». Годы испытаний, терпения, унизительных отказов в получении права жить свободным человеком, равноценным гражданином страны с ее правами и высоким уровнем защиты государством. Этот период жизни напоминает такую же безкровно мученическую, страдальческую жизнь Анны Александровны, как и при Государыне Александре Федоровне.

В Финляндии она жила воспоминаниями о жизни в Царской семье. Вера в Бога и пример жизни Государыни давали ей силу терпеть, прощать во всех трудных жизненных обстоятельствах.


Собрание беженцев в Терийоках. В центре Матильда Вреде, справа Анна Танеева. Фото Museovirasto

Общение в кругах русских беженцев, которые воспринимались как «консервативно-настроенные, фанатические верующие», организация помощи им, участие против принятия нового стиля, прочие «религиозные факты» являлись причиной высылки ее из Терийок, отказов в прошении гражданства. И здесь, в Финляндии, она была все той же честной, чуждой лицемерия, не страшилась страданий за веру.

Беззащитная, она продолжала терпеть ложь, клевету: «Из Финляндии бежала Анна Вырубова. Говорили, что бывшая фрейлина и ближайший друг Царицы Александры Федоровны, страдая манией преследования, скрылась из пограничной с Советской Россией полосы, где она жила, не то в Швецию, не то во Францию. «Вечерняя газета» № 33: Вышла замуж за 22-летнего, «Vapaus lehti» (Газета «Свобода») - скончалась.

Вырубова не то сама покончила жизнь самоубийством, не то ее убили. Уверяли - что все это "из самых достоверных источников”!».

Кроме душевных страданий, она испытывала и физические. Последствия железнодорожной аварии 1915 года с годами все больше давали себя знать. При движении она испытывала муки «от изменений в суставах обоих бедер. Передвигалась с трудом, опираясь на прочную палку и покачиваясь на обе стороны».

Все, что только может претерпеть больная, одинокая женщина – она без ропота, кротко несла. Какие муки – такая и награда.

Все больше людей проникаются чувством сострадания к ней, приходят и приезжают к ней, преклоняясь перед ее верноподданническим подвигом верности Богу и Царю, терпением и любовью к людям.

«Дорогая Анна Александровна! Я три раза была у Вашей могилы. Восхищаюсь силой любви, которую вы сохранили до конца жизни». Анне Ротеер из Польши.

Как и в прежние времена, она никого не оставляет без утешения.

На Кресте ее могилы написаны слова: Танеева Анна Александровна, монахиня Мария. Слово «Вырубова», вобравшее в себя все негативное о ней и о Царской семье, ушло в прошлое.

Мать Мария, прости и моли Бога за всех нас!

Людмила Хухтиниеми
Председатель Общества
памяти святых Царственных мучеников и
Анны Танеевой в Финляндии

Источник: национальный архив Финляндии.
1 марта 2018   Просмотров: 1 297   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.