Сегодня исполнилось 147 лет со дня рождения русского писателя и публициста Ивана Сергеевича Шмелёва

После того, как в 1920 г. в Крыму большевиками был расстрелян его сын, - русский офицер, - могилу которого Шмелев отчаялся найти, писатель в 1922 г. эмигрировал. В изгнании стал одним из духовных лидеров русской эмиграции. 

УДАР В ДУШУ

(Слово, сказанное на собрании 16-го ноября 1930 года в Париже, в день поминовения павших в борьбе с большевиками).

Среди жертв большевистского погрома есть жертва, значение которой не всеми, может быть, постигается с должною полнотой и ясностью: эта жертва – литература наша, художественное слово русское. Иные скажут: пролито столько крови, какой разгром... что пред этим – слово! Невелика потеря, еще запишут. Плакать о зеркальце, когда все в пожаре... Но так ли это?

Художественная литература, это – духовная ткань жизни, душа народа, выражение его духовных устремлений, великая движущая сила; без этой силы, как и без веры в Высшее, народ обращается в скотов.

Помните древнее написанное на Храме "гноти за автон" – "познай себя"? Оно – выражение искусства, сущность его глубин. Через него, путями, свойственными ему, человечество входит в Храм, близится к Божеству.

Подлинное искусство слова, художественная литература – утоление духовной жажды, путь из пустыни мрачной где человек влачится. Слово, путями образов, разкрывает мир, человека, показывает человеку Божество.

Слово – возносит человека на высоты, ближе к Богу. Литература всякого народа – его правда, его стремления и идеалы; его, скажу я, судьбы.

Нет народа без литературы, как нет народа без Божества.

В религии – две вечных, борющихся силы: Бог и Дьявол. Тоже и в искусстве Слова: добро и зло, высоты и преисподняя, свет – тьма. Истинное искусство – свет всегда.

Истинное искусство – Божие искусство. Оно возводит человека на высоты, к совершенству, живит и манит к идеалу. Истинное искусство — вдохновенно, "божественный глагол", тоска земли по небу, "тихая песня" ангела, – помните Лермонтова "По небу полуночи Ангел летел"? Истинное искусство глубинно-религиозно.

Вспомните слово Достоевского о Пушкине, вспомните Пушкинского "Пророка",– снеговую вершину Пушкина!
   
"Духовной жаждою томим.
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутьи мне явился".
   
Искусство, это – шественный, серафим; оно – целитель духовной, томящей жажды. Но, какое?.. "Божественный глагол", глас Божий, — вот какое.
   
Но лишь божественный глагол
До слуха чуткого коснется
Душа поэта встрепенется,
Как пробудившийся орел".
   
Светлое, божеское искусство. Ему, вдохновенному, открыто все: "и неба содраганье, и горний ангелов полет, и гад морских подвозный ход, и дольней лозы прозябанье".

Через познание, через раскрытие человека и мира, – к божьему, как беспредельному совершенству, – вот что такое истинное, вдохновенное искусство. Язык его – правда, Правда, пламенная правда, как "уголь, пылающий огнем". Без вдохновенного искусства слова - образа – погиб человек, пропали его полеты – взлеты к идеалу: в самодовольнейшего скота обратится он.

Величайшие наши – Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Тютчев, Достоевский, Толстой... – жрецы этого высокого искусства, –трепетно вдохновенные. Достоевский спускался и нас уводил в низины и тьму человеческого духа и естества, дабы познать сокровенное и потрясти, и умудренных и потрясенных, вывести на высоты, к свету, на пути Божьи.

Высокое, вдохновенное искусство слова – уже пророчество.

И вот, разрушая все, следуя своей дьявольской природе, большевизм не мог, конечно, не нанести "удара в душу" – в светлое искусство слова, в "божественный глагол". И он нанес его, как дьяволу посильно.

В России вдохновенное слово замерло. Оно может звучать в душе "божественный глагол" может коснуться слуха тонкого, душа может и встрепенуться... но никто не услышит и не обретет радости, призыва к жизни, чистой и достойной... никто, по слову нашего поэта, не повторит:
   
"И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога!"
   
В России вдохновенное слово в цепях, в запрете. В России – душа молчит. Лишаемый Церкви всячески, русский народ лишен и вдохновенного слова, вольного слова-творчества. У него отняты водители его духа, его писатели истинные. Вырваны близкие возможности их иметь.

Вдумайтесь, какая потеря для России – на годы, годы. Преемственность уничтожена. В сотнях тысяч погибших из образованнейшего класса – несомненно, погибли ценнейшие единицы, возможные будущие вожди духовные, возможные славные творцы Словом.

Скажут: велика Россия, сто пятьдесят миллионов, – еще будут! Да, будут. Может быть, через столетие будут. Вспомните: надо было пройти столетию от Петра, чтобы Россия обрела Пушкина! Будут, когда опять образуется плодоносный слой, высокой культурной одаренности. Преемственность смыта кровью. Да, с народных толщь, доведенных до одичания, только путем долголетнего просвещения, могут подняться великаны Слова-Духа.

Вспомните знаменитого Павлова – о наследственности навыков, о преемственности свойств через поколения... Какие теперь там навыки и свойства?...

Мало того. Истребив духовные силы нации, закрыв, где можно, выходы художественному глаголу, большевики открыли выход другому искусству слова – темному, низменному, дьяволову. Их искусство – будит в человеке низшее: похоти, злобу, ненависть к человеку, издевку над духом человека.

Разрушив Храм, они открыли кабак, публичный бом, подвал в литературе, – дозволили и поощряют. Там такого искусства много. Оно не поет, оно – орет. Оно не Божье, не от шестикрылого серафима, не глаголом жжет сердца людей, а сжигает дьяволовым огнем последнее человеческое, что еще уцелело в людях.

Там, за редкими исключениями чутких писателей, с сомкнутыми устами, с стесненным сердцем, – расцвела похабщина, развеселое зубоскальство – смех, – изредка, смех сквозь слезы, у чутких. Такое искусство там, что даже читатель массовый, как будто чутья лишенный, и тот начинает возмущаться. Ему начинает претить, и он спасает душу свою, отыскивая в разгроме, творчество прежних поколений.

Но молодежь отравлена прививкой этого искусства грязи и плоти-похоти и отпечаток сего – на жизни. Такому, мутному, грязному искусству пути широко открыты. Слово взято на службу к Дъяволу, сила, слову присущая, творит зло: испепеляет душу.

Великая это сила – Слово! Утрата его – великая утрата: ее глубины непостигаемы до конца.

Но... неугасимо - вечен Свет Господень, Божественный глагол – незаглушим. Томление духа — властно.

Россия ждет... уловит чутким слухом божественный глагол и... "встрепенется, как пробудившийся орел". 

http://az.lib.ru/s/shmelew_i_s/text_1930_udar_v_dushu.. 
4 октября 2020   Просмотров: 829