Абхазия и Южная Осетия: будущее отношений с Грузией (II)

altЕсть основания подозревать, что вице-президент США Дж. Байден в личном разговоре с М.Саакашвили согласился удовлетворить просьбу последнего о предоставлении Грузии новейших видов оружия1. Сегодня ни для кого не является секретом факт поставки Украиной и Израилем суперсовременного оружия тбилисскому режиму накануне агрессии против Южной Осетии. Численность грузинской армии тогда удалось довести до 34 тыс. человек2. Минобороны Грузии и Информационный центр НАТО недавно начали очередной совместный проект, в рамках которого в Крцанисском национальном учебном центре сотрудники центра НАТО предоставят обучающимся полную информацию о своей профессиональной деятельности. А ведь незадолго до начала прошлогодней грузинской агрессии на базе регионального канала «Триалети» города Гори также был открыт аналогичный информцентр3.

Все это сопровождается усиленной «правозащитной» пропагандой, направленной на то, чтобы вопреки фактам выставить Россию виновником страданий грузин, абхазов и осетин. Даже результаты опубликованного 30 сентября 2009 г. доклада специальной комиссии ЕС под руководством Хайди Тальявини, в котором брюссельские чиновники признали, что «пятидневную войну» начала Грузия, Саакашвили назвал «победой грузинской дипломатии, которая добилась признания военных преступлений, совершенных российскими солдатами»4.

Кроме того, некоторые страны-члены ЕС, например Великобритания и Германия, имеют двусторонние программы военного сотрудничества с Грузией. Существуют также невооруженные военные наблюдатели от стран-членов ЕС в составе миссии МООННГ (Миссия военных наблюдателей ООН в Грузии) в Абхазии. В рамках своей программы ОВПБ (Общая внешняя политика и политика безопасности) Европейский Союз оказывает материальную поддержку миссии наблюдателей ОБСЕ на границе Грузии с РФ, а в будущем не исключается участие ЕС в операциях по поддержанию мира на Южном Кавказе, включая Абхазию5. Таким образом, в реализации сценария заинтересована, прежде всего, Грузия, но осуществить его без поддержки извне она не в состоянии.
Конфликт с нулевой суммой

Сценарий «Конфликт с нулевой суммой» предполагает продолжение формирования суверенной государственности Абхазии и Южной Осетии с постепенным международным признанием этих двух государств.

Среди множества различных параметров, на основе которых проводится классификация конфликтов, особенно важным с точки зрения урегулирования и будущего развития является соотношение интересов сторон. «Если интересы сторон конфликта полностью противоположны, т.е. реализация интересов одного участника означает, что интересы другого не будут реализованы вообще, то такие конфликты называют конфликтами с нулевой суммой. В них «выигрыш» одной стороны равен «проигрышу» другой, а в итоге сумма «выигрышей» оказывается нулевой»6.

Понятно, что этот сценарий в большей степени устраивает Абхазию и Южную Осетию, нежели Грузию, чьи напор и агрессивность зависят от комплекса внутренних (смена режима) и внешних («кавказская игра» США и ЕС против России) факторов. Хотя, по мнению ряда аналитиков, доклад Еврокомиссии «поможет Грузии оставить иллюзии по поводу возвращения в свой состав отколовшихся в процессе распада СССР территорий, а это, в свою очередь, будет способствовать скорейшей евроинтеграции (я бы уточнила – натоинтеграции)»7.

Данный сценарий имеет как исторические, так и формальные основания в виде законодательных актов провозглашенных республик, принятых на основании всенародных референдумов. Например, Конституция Республики Абхазия, принятая на сессии республиканского Верховного Совета 26 ноября 1994 г., одобренная всенародным голосованием 3 октября 1999 г. с изменением, принятым тогда же, гласит: «Республика Абхазия (Апсны) – суверенное, демократическое, правовое государство, исторически утвердившееся по праву народа на свободное самоопределение (ст. 1). Носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Абхазия является ее народ – граждане Республики Абхазия (ст. 2). Республика Абхазия – субъект международного права – вступает в договорные отношения с другими государствами (ст. 3). Республика Абхазия состоит из исторических земель Садз, Бзып, Гума, Дал-Цабал, Абжуа, Самырзакан, на которых расположены районы (Гагрский, Гудаутский, Сухумский, Гулрыпшский, Очамчырский, Ткуарчалский, Галский) и города (Гагра, Гудаута, Новый Афон, Сухум, Очамчыра, Ткуарчал, Гал) (ст. 4)»8.

Что же касается исторических оснований развития этого сценария, то авторитетные абхазские историки сходятся во мнении, что в период с 1918 г. и вплоть до войны 1992-1993 гг. Абхазия находилась под оккупацией «грузинских мини-империалистов и национал-шовинистов»9. Еще в 1990 г. все законодательные акты, принятые в период существования СССР, были нивелированы грузинскими властями. «Тем самым была уничтожена вся законодательная база, в соответствии с которой Южная Осетия и Абхазия были включены в состав Грузинской ССР. Однако до поры до времени на это предпочитали закрывать глаза. Отсюда и прямое попустительство агрессивным действиям грузинской стороны в зоне конфликта (наращивание оружия в демилитаризованной зоне, установка незаконных постов и другие шаги, прямо противоречащие миротворческому мандату в Южной Осетии)» 10.

Война 1992-1993 гг. в Абхазии была чрезвычайно кровопролитной и разрушительной. Общие людские потери достигли около 20 тыс. человек, экономике Абхазии был нанесен огромный материальный ущерб, который составил по самым скромным подсчетам 11,5 млрд. долл. Кроме того, война привела к внутреннему расколу населения республики: местные грузины в целом поддержали военную акцию по силовому решению абхазской проблемы (только мегрелы Гальского района занимали подчеркнуто нейтральную позицию), а на сторону абхазов встали армяне, русские, греки и др., остававшиеся до войны на позициях нейтралитета. Таким образом, с 1992 г. грузино-абхазский конфликт вышел за рамки конфликта двух народов и приобрел характер противоборства между грузинскими властями в Тбилиси, с одной стороны, и всем полиэтническим населением Абхазии – с другой.

После победы в грузино-абхазской войне (1992-1993 гг.) местные власти контролировали всю Абхазию, за исключением стратегически важного Кодорского ущелья. На основании Московского соглашения от 14 мая 1994 г. в зону грузино-абхазского конфликта были введены коллективные миротворческие силы СНГ (КСПМ СНГ), до сих пор представленные исключительно российским военным контингентом. Функцией российских Миротворческих сил (МС) было разъединение вооружённых формирований конфликтующих сторон, недопущение возобновления боевых действий и создание условий для возвращения беженцев в Гальский район.

Таким образом, с 1994 г. российские МС являются гарантией стабильности в регионе, препятствуя возобновлению широкомасштабных военных действий и деятельности диверсионно-террористических групп. В первые годы после ввода МС ясно обозначилась тенденция к нормализации грузино-абхазских отношений. Большинство населения Гальского района (до 80 тыс. человек) возвратилось в места прежнего проживания, началось возвращение грузинского населения в другие районы Абхазии. Однако после попытки Тбилиси силовым путем вернуть контроль над Гальским районом (май 1998 г.) тенденция по стабилизации ситуации была перечёркнута, и враждебность в межэтнических отношениях вновь начала нарастать.

Агрессия Грузии против гораздо более слабой Южной Осетии окончательно определила вектор развития ситуации здесь по сценарию «конфликта с нулевой суммой»: Абхазия, Южная Осетия никогда не согласятся добровольно вступить в союз с Грузией, а Грузия в ближайшей перспективе не согласится признать независимость этих республик.

Формальные основания для реализации этого сценария есть и у осетинского народа. Народ Южной Осетии, «исходя из ответственности перед нынешним и будущим поколениями, стремясь обеспечить безопасность и процветание своего Отечества, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете Республики Южная Осетия», также зафиксировал свое историческое право выбора в Конституции, принятой 2 ноября 1993 г.11.

Республика Южная Осетия провозглашена суверенным демократическим правовым государством, созданным в результате самоопределения народа Южной Осетии (ст. 1). Она самостоятельно определяет свой государственно-правовой статус, решает вопросы политического, экономического, социально-культурного строительства и состоит из пяти административно-территориальных единиц: города Цхинвал, Дзауского, Знаурского, Ленингорского и Цхинвальского районов. Территория республики «неприкосновенна и неотчуждаема. Территория, статус и границы Республики Южная Осетия не могут быть изменены без согласия ее народа» (ст. 3). Республика вправе вступать в союз с другими государствами и передавать органам союза осуществление части своих полномочий (ст. 10).

Однако реализация этого сценария требует совершенствования нормативной базы сотрудничества Москвы с Сухумом и Цхинвалом, а также оптимизации политики РФ.

7 декабря 2009   Просмотров: 5 294