Тотальная рыночная «электронизация» - угроза национальной безопасности России и безопасности каждого человека

altПо сообщению сайта «Российской газеты» от 14 декабря 2009 года, Европейский союз выделил два миллиона евро на развитие электронного правительства в Российской Федерации и переход на электронную форму общения гражданина и государства. Реализация проекта «Поддержка электронного правительства в Российской Федерации - оказание правительством электронных услуг гражданам» осуществляется иностранными компаниями - ирландской консультационной компанией GDSI (Galway Development Services International) в консорциуме со Steinbeis GmBH (Германия). Наши ведомства - Министерство экономического развития и торговли и Министерство связей и массовых коммуникаций - выступают лишь их партнерами (Источник: «Российская газета» от 14 декабря 2009 г.).

 

Основной партнер проекта - Минэкономразвития, уже хорошо известен.

 

Напомним опыт первый.

 

Именно это ведомство, «создавая рынок природных ресурсов», разработало под руководством Германа Грефа проекты нового Лесного и Водного кодексов РФ. Эти законы подготовили правовую базу для передачи в частную собственность наших лесов и водоемов. Граждане России лишились права бесплатного и свободного доступа к жизненно важным ресурсам. Создана реальная угроза суверенитету нашей страны.

 

1. Рынок природных ресурсов

 

Новый Лесной кодекс создал базу для распродажи лесных земель России


Одной из основных составляющих суверенитета государства является наличие у него собственной территории. В России 2/3 территории составляют лесные земли.

 

Во всем мире лесные земли рассматриваются как основа благополучия народа и гарантия благосостояния и суверенитета государства. Исходя из значения лесов для жизни народа и государства, в законодательстве США и Канады основой регулирования лесных отношений является приоритет общественных, публичных интересов и защита интересов государства. Все лесное законодательство этих стран базируется на сохранении лесов в федеральной публичной собственности.

 

 96% лесных земель Канады находится в государственной собственности. В США уже многие годы идет процесс выкупа в федеральную собственность частных лесов. В обеих странах официально введены ограничения для иностранных граждан и юридических лиц, в том числе и в праве частной собственности на лесные земли.


До принятия нового Лесного кодекса, вступившего в действие 1 января 2007 г., российское лесное законодательство базировалось на защите государственной собственности на лесные земли и защите интересов всего общества.

 

В статье 9 Конституции РФ закреплен принцип, в соответствии с которым земля и природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни народа.

Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 9 января 1998 г. определил правовой статус лесного фонда как публичного достояния многонационального народа России, являющегося государственной собственностью и имеющей специальный правовой режим.


Однако такое положение не устраивает силы, рассматривающие Россию и ее народ лишь как подсобный материал для собственных целей и интересов. В связи с этим, последние годы в России последовательно и системно проводится негласная правовая реформа, направленная на изъятие у государства и общества природных ресурсов для передачи их в частную собственность российских, иностранных и транснациональных корпораций.


Концепция Лесного кодекса грубо противоречит Конституции РФ и Постановлению Конституционного Суда РФ. Леса, являющиеся основой жизни народа, превращены в обычный товар, предмет купли и продажи. В лесных отношениях определяющую роль играют деньги. Кодекс содержит скрытую, хорошо проработанную систему норм, при помощи которых передачу лесов в частную собственность можно осуществить в короткие сроки и на вполне законных основаниях. Лесной кодекс в совокупности с Гражданским и Земельным кодексами дает право получить в собственность, а арендатору выкупить в частную собственность неограниченный по размеру лесной участок. Именно поэтому право на заключение договора аренды является отдельным товаром и продается с аукциона. Такая система аренды сразу выбрасывает мелких претендентов. Главными участниками аукционов становятся не только российские и иностранные, но и транснациональные корпорации, обладающие неограниченными финансовыми возможностями и неуемным желанием завладеть российскими землями.

 

Срок аренды в 49 лет с преимущественным правом продления договора на последующий срок является скрытой формой передачи лесных земель в собственность. Суверенитет России находится под угрозой, поскольку в частную собственность иностранцев, транснациональных корпораций могут перейти лесные участки, сопоставимые с территориями крупных европейских государств. Введение частной собственности на лесные земли определило и положение граждан России. В Лесном кодексе закреплен принцип платности лесопользования для всех без исключения. Созданы правовые механизмы запретов на пребывание граждан в лесах, на сбор и заготовку пищевых и других лесных продуктов.

 

С органов власти снята обязанность по обеспечению права граждан на свободный и бесплатный доступ в леса, в том числе частные или арендованные. Не защищено и право граждан на сбор и заготовку лесной продукции. Беспрецедентным нарушением конституционных прав граждан является установление платности лесопользования для ведения сельского хозяйства: сенокошения, выпаса скота и иной сельскохозяйственной деятельности. Государство не предоставляет бесплатно лесные участки для занятия сельским хозяйством. Право сельского населения на лесопользование теперь полностью зависит от собственников и арендаторов лесных участков. Российские крестьяне, которых и так почти не осталось, фактически обязаны выкупать у собственников или арендаторов конкретных участков право на жизнь.

 

В нарушение общепринятых международных норм Лесной кодекс не предоставляет коренным малочисленным народам России возможности закрепления за ними лесных земель. Государство в нарушение прямых норм Конституции РФ не имеет никаких обязательств по защите среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов. Эти народы, их общины и семьи попадают в полную зависимость от новых хозяев лесных участков и рассматриваются как «бесплатное приложение» к землям, на которых проживают.

 

Новый Водный кодекс РФ превратил все водоемы России в товар


С каждым годом ухудшается экологическая ситуация, состояние многих ценнейших водных объектов является катастрофическим. В мире повышается ценность воды как ресурса, являющегося залогом дальнейшего существования человечества. Казалось бы, это должно было привести к принятию законов, наилучшим образом защищающих водные объекты, право российских граждан на свободный и бесплатный доступ к водоемам.

 

Однако политика изменения природоресурсного законодательства направлена на создание правовой базы для негласной приватизации природных ресурсов.

 

Распродажа водного фонда России


«Минэкономразвития» разработан, Правительством РФ внесен в Госдуму, а большинством Государственной Думы и Советом Федерации, Президентом РФ одобрен Водный кодекс, в котором уничтожена система государственного контроля за водным фондом и создана правовая база для негласной приватизации водных ресурсов России. Новый Водный кодекс превратил водные объекты в имущество и включил их в гражданский оборот. С его принятием внесены изменения в Гражданский и Земельный кодексы. Арендованные водные объекты или их части можно выкупить в частную собственность. Раньше право собственности на земельный участок распространялось только на замкнутые водоемы, расположенные в пределах участка. Теперь в собственность хозяина участка переходят все без исключения водные объекты, расположенные на участке. Это положение корреспондируется с положениями нового Лесного кодекса, в соответствии с которыми возможна передача в частную собственность лесных участков без ограничения их размеров. В совокупности Лесной и Водный кодексы создают возможность получения в собственность огромных лесных территорий со всеми находящимися на них водными объектами. Именно для этого в Гражданском кодексе исчезло "неудобное" для олигархов понятие - «замкнутые водоемы».

 

Основная идея Водного кодекса о передаче в частную собственность водных ресурсов России подтверждается и изменениями в Гражданский кодекс РФ, касающимися наследования водных объектов.

 

Внесены изменения, которые гарантируют наследникам крупных землевладельцев право на получение не только земель, но и любых водных объектов, расположенных в границах земельного участка. До принятия нового Водного кодекса в соответствии с частью 2 ст. 1181 Гражданского кодекса РФ вместе с земельным участком наследовались только замкнутые водоемы (пруды). Понятие «замкнутые водоемы» заменено словами «водные объекты», чем создан механизм для передачи по наследству вместе с земельными участками любых водных объектов, расположенных на них. Ведь под понятие водный объект подпадает река, озеро и любой водоем. В Водном кодексе, также как в Лесном, нет ограничения размеров водных объектов, передаваемых в аренду или частную собственность.

 

Результат рыночных преобразований в сфере природопользования уже очевиден:


- разрушена система государственного управления природными ресурсами;

 

- ликвидировано право граждан на свободный и бесплатный доступ к лесу и воде;

 

- создан рынок природных ресурсов, покупателями которых являются, в первую очередь, иностранные и транснациональные корпорации, уже скупающие, в том числе и под видом аренды сроком на 49 лет, наши территории в Сибири и на Дальнем Востоке.

 

Сделаны ли выводы?

 

Опыт второй

 

2. Минэкономразвития создает очередной рынок


Ведомство, уже имеющее «рыночный» опыт, приступило к созданию очередного рынка. На этот раз - это «рынок социально значимых услуг в основных сферах жизни человека (трудоустройства, образования, здравоохранения, социального обеспечения и др.)». Именно Минэкономразвития является основным исполнителем «Концепции формирования информационного общества в России» от 28 мая 1999 г. №32. Этот программный документ имеет своей целью выставить на рынок уже не природные ресурсы, а саму нашу жизнь.

Первым шагом создания рынка явилась разработка проекта ФЗ «О персональных данных» от 27 июля 2006 №152-ФЗ (Источник: Справочно-правовая система «Гарант»).

 

В период его рассмотрения в Государственной Думе депутатам поступали сотни тысяч обращений граждан с требованием отклонения этого законопроекта. Только депутат Кашин В.И. получил более 400 тысяч обращений граждан. Тем не менее, ФЗ «О персональных данных» был принят единоросским большинством. Этот закон содержит положения, противоречащие основополагающим принципам Конституции России.

 

Конституция гарантирует каждому гражданину неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, личную неприкосновенность, защиту доброго имени. А ФЗ № 152 «О персональных данных» закрепляет принципы и условия обработки персональных данных, делающие жизнь человека полностью прозрачной, а его личные данные незащищенными.

Закрепленное в законе понятие «персональные данные» включает в себя любую информацию о физическом лице. Закреплено понятие и разрешен сбор специальных категорий персональных данных. К ним относятся персональные данные, касающиеся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни. Ограничения к обработке этой конфиденциальной информации о человеке - чисто формальные. Разрешена обработка биометрических данных. С принятием ФЗ «О персональных данных» частная жизнь, личная и семейная тайна, другая конфиденциальная информация о человеке стали объектом практически бесконтрольного сбора и использования.

 

Этот несвоевременный и опасный для России закон принят под влиянием внешних факторов, а именно во исполнение Конвенции Совета Европы «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных» (Страсбург, 28 января 1981 г., далее - Конвенция).

 

Подписав и ратифицировав данный международный акт, Россия, полностью игнорируя реальную информационную безопасность государства и граждан, приняла на себя обязательства по переходу на автоматизированную обработку персональных данных своих граждан.


Конвенция определяет персональные данные как любую информацию, касающуюся определенного или поддающегося определению физического лица («субъект данных»). Статья 6 Конвенции допускает автоматизированную обработку сугубо личной информации, определяемой как специальные категории данных. К ним относятся персональные данные, свидетельствующие о расовой принадлежности, политических, религиозных взглядах или других убеждениях, а также персональные данные, касающиеся здоровья или половой жизни. К этой категории относится и информация о судимости. Данные положения Конвенции перечеркивают все конституционные гарантии, закрепленные в статьях 21, 22, 23, 24 Конституции РФ.

 

Единственным препятствием к автоматизированной обработке персональной информации может служить отсутствие во внутреннем праве обеспечения надлежащих гарантий безопасности при обработке персональных данных. Таким образом, Конвенция допускает обработку (сбор, хранение и передачу) операторами самой конфиденциальной и сугубо личной информации каждого законопослушного гражданина. Достаточно лишь заявить «о правовом обеспечении» надлежащих гарантий.

 

Право распоряжаться нашими персональными данными, в том числе и специальными категориями, предоставлено контролеру файла (оператору).

 

Контролером файла может быть физическое или юридическое лицо, государственное ведомство, учреждение или любой другой орган. И именно контролер файла вправе решать, какова должна быть цель автоматизированного учета файла данных, какие категории персональных данных должны храниться или какие операции должны производиться с ними.

Ни для кого не секрет, что наши персональные данные, находящиеся в государственных базах данных, в настоящее время не защищены. На рынке по доступной цене можно купить любую базу данных. А к моменту перехода на электронную форму жизни ликвидируются даже те минимальные средства защиты персональных данных, которые были в этом законе.

16 декабря 2009 г. Государственной Думой из ФЗ «О персональных данных» исключены положения о защите персональных данных. Теперь операторам не требуется использовать шифровальные, криптографические средства. Открытая отмена законодательных гарантий элементарных, минимальных средств защиты превращает персональные данные человека в легкую добычу для любых криминальных манипуляций.

 

Игнорируя национальные интересы, сегодня Минэкономразвития продвигает проект Евросоюза и коммерческие интересы иностранных компаний, вновь внедряет изменения, чреватые для России и всего народа непредсказуемыми последствиями.

 

От Евросоюза исходит инициатива создания в России неконституционного органа власти - электронного правительства - и перевода работы всех государственных ведомств нашей страны в электронную форму.


Готова ли Россия сегодня к переходу на электронные формы взаимодействия в самых важных сферах жизни государства - государственного управления и обеспечения основных конституционных прав граждан? Чем могут обернуться для нас предлагаемые извне изменения?

 

СМИ активно пропагандируют удобства и преимущества электронной формы существования гражданина и работы ведомств. Мотивация внедряемых изменений - весьма туманна. Из публикаций и даже официальных выступлений руководителей государства трудно понять, чем вызвана «штурмовая» форма модернизации и коренного реформирования нашего общества и деятельности власти. Называется набор причин - «очереди за справками, коррупция, оплата штрафов, получение разрешений, работа медучреждений». Как говорится, все в «одном флаконе». В качестве панацеи для решения всех проблем предлагается одно общее лекарство, по рецепту Евросоюза. Ведь у этой наднациональной организации в период кризиса «нет других забот», кроме как «избавить граждан России от стояния в очередях и искоренить коррупцию именно в России». Очень настораживает тотальное «пожарное» и, по сути, принудительное внедрение систем, об опасности которых предупреждают российские специалисты.

 

Заседание Госсовета, 23 декабря, Президент Дмитрий Медведев: «К 2015 году в соответствии со стратегией развития информационного общества в России мы обязаны перевести все госсуслуги в электронный вид...».


По сообщению газеты Коммерсант № 241 (4296) от 24.12.2009 г. на совместном заседании Госсовета по развитию информационного общества Дмитрий Медведев пригрозил увольнять губернаторов, если не будут заниматься переводом системы государственных услуг в электронную форму.


В «Концепции формирования информационного общества в России» от 28 мая 1999 года №32 заявлено: «В настоящее время осознаны предпосылки и реальные пути формирования и развития информационного общества в России. Этот процесс имеет глобальный характер, и неизбежно вхождение нашей страны в мировое информационное сообщество».

 

Кем это осознано и почему так неизбежно? Является ли для России полезным и своевременным то, что сегодня выгодно Евросоюзу?

 

Ввергая Россию в тотальную, рыночную «электронизацию», Евросоюз ставит под угрозу информационную безопасность нашей страны. Реализацию проекта «Поддержка электронного правительства в Российской Федерации - оказание правительством электронных услуг гражданам» осуществляют иностранные компании. Все техническое оснащение коммуникационных систем - тоже иностранное. Что будет с информационной безопасностью России, когда работа всех государственных органов и ведомств будет осуществляться в электронной форме, т.е. будет полностью прозрачна для других государств, в том числе, недружественных нашей стране?


Мнение специалиста.


Здесь уместно вспомнить мнение и предостережения Заместителя председателя Фонда социального страхования РФ, доктора технических наук, академика РАЕН С.С. Ковалевского высказанное им еще 3 года назад в интервью «Российской газете» от 28 декабря 2007 года:

 

«... СУБД (системы управления базами данных) - ядро любой информационной системы. Алгоритмы чтения, коды доступа и так далее - все это контролируют СУБД. А какие СУБД используются в нашей стране сейчас? Опять же западные. Их приверженцы говорят, что в западных разработках хорошая криптография, т.е. шифрование передачи данных. Это так. Но так называемая проблема «стеганографии» (скрытая передача информации) почему-то умалчивается. Т.е. люди не думают, что зашифрованная информация может быть помимо адреса назначения отправлена еще на некий другой ip-адрес, отследить который невозможно. И запрограммировано это может быть в любом закрытом ПО (программном обеспечении). В 2000 году была принята доктрина информационной безопасности России. Но о какой безопасности может идти речь, когда всеми информационными ресурсами в России управляют западные ОС (операционные системы) и СУБД, исходные коды которых известны только разработчикам. И никто, никакая правоохранительная система не сможет гарантировать информационную безопасность, когда потоками информации управляют «черные ящики». Никто, кроме производителей, не знает точно, какие в них заложены недокументированные функции. Помните, во время «Бури в пустыне» в одну ночь были парализованы все системы иракских ПВО. Как это было сделано? Ошибка? Закладка? Попробуй, докажи обратное. Так, что на кону сейчас стоит информационная безопасность России».


О реальности предупреждений об угрозе информационной безопасности России может свидетельствовать и тот факт, что создание и функционирование электронного правительства в России проводится при непосредственном участии Белого Дома США, в частности Руководителя технического отдела Белого Дома Анэш Чопра.

 

По сообщению агентства «Интерфакс», Посольство США проинформировало о планах США запустить ряд проектов, связанных с созданием бизнес-инкубаторов для высокотехнологичных стартапов в Санкт-Петербурге и Новосибирске. Все это, по словам представителя совета по национальной безопасности США Говарда Соломона (Howard Solomon), «является частью политики перезагрузки», имеющей целью построить продуктивные отношения с Москвой и Вашингтоном. «Нам необходимы многомерные взаимоотношения, ЭТО ВХОДИТ В НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ США», - передает его слова Интерфакс. Интересно и высказывание Соломона о том, что «концепция электронного правительства, разрабатываемая в США с 1993 г., подразумевает двунаправленное взаимодействие государственных ведомств и представителей бизнеса с государственным аппаратом. В свою очередь, чиновники освобождаются от многих рутинных дел, которые становятся автоматизированными» (Источник: РИА Новости).

 

Из комментария непонятно, чьи чиновники - российские или США - освобождаются «от рутинных дел»? Возможно, Белый дом уже не делает различия?


Таким образом, официально заявлено, что концепциия электронного правительства разработана в США и все мероприятия, проводимые в России в этой области, «входят в национальные интересы США».


 Но соответствуют ли национальным интересам России предлагаемые, финансируемые и реализуемые Евросоюзом и США проекты - большой вопрос?

 

Если верить российским специалистам, напрашивается вывод: тотальная рыночная электронизация - угроза национальной безопасности России.

 

Перевод всей деятельности российских органов власти в электронную форму при работе на иностранном оборудовании в системах, созданных иностранными компаниями, делает ее управляемой извне.


Несмотря на полную неготовность России к «тотальной электронизации», мы как всегда «впереди планеты всей».


Из Послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ 2009 года: «Россия ... призвана стать ключевым звеном в глобальной информационной инфраструктуре ...В следующем году государственные услуги будут доступны и через электронные каналы связи. Это, в частности, должно коснуться приема квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений, постановки объектов недвижимости на кадастровый учет и получения библиографической информации из государственных фондов. Через два года в такой электронной форме будет предоставляться не менее 60 ключевых государственных услуг. Вот в чем цель...


Настораживает уже первая фраза и возникает вопрос: как Россия, находясь под техническим и финансовым патронажем и опекой Евросоюза и США, сможет «стать ключевым звеном в глобальной информационной инфраструктуре»?

 

Здесь следует обратиться к «Концепции формирования информационного общества в России», на которую делаются ссылки в официальных выступлениях. Положения этого документа не дают никаких оснований надеяться на равноправное участие в процессах глобализации и в мировом информационном сообществе и уж тем более к тому, чтобы «стать ключевым звеном в глобальной информационной инфраструктуре».


Приведем сравнительные данные из Концепции по России и ее партнерам, реализующим и финансирующим рыночную «электронизацию» нашей страны (США, ЕС, Японии):

 

Выдержки:

Раздел 4. 3. «Особенности и возможные пути перехода России к информационному обществу»:

 

США, ЕС, Япония: «Имеется эффективно функционирующая рыночная экономика, ... имеется мощный средний класс, являющийся основным потребителем информационных услуг. Экономики этих стран располагают свободными средствами для поддержки процессов информатизации и развития информационно-коммуникационной инфраструктуры, существует государственные стратегии и программы построения в этих странах информационного общества.


В России всего этого практически нет.

 

США, ЕС, Япония: Практически закончены процессы переструктуризации промышленного производства и перехода от ресурсоемкого (сырье, энергия, труд) к наукоемкому производству.


В России этого сегодня не происходит.

 

США, ЕС, Япония: Уровень информатизации систем управления разного уровня и принадлежности (государственные, коммерческие, муниципальные и др.) достаточно высок.


В России такой уровень в масштабе страны будет достигнут еще нескоро.

 

США, ЕС, Япония: Имеется хорошо развитая инфраструктура производства и предоставления населению информационных продуктов и услуг, высокий уровень информационной культуры населения, сложившейся системы компьютерного образования, домашней компьютеризации, использования сети Интернет.


В России это все еще находится в начальном состоянии».

В этом же разделе Концепции приводятся другие условия перехода России к информационному обществу:

Выдержки:


«4. ОСОБЕННОСТИ И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ПЕРЕХОДА РОССИИ К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ

Российский путь к информационному обществу определяется, как и для других государств, ее сегодняшними политическими, социально-экономическим и социально-культурными особенностями.

К таким особенностям следует отнести:

  • нестабильность политического и экономического положения в стране, не позволяющая государству быстро и эффективно решать экономические и организационные проблемы обеспечения перехода к информационному обществу, рассчитанного на длительную перспективу;
  • возрастающий уровень регионализации страны, снижение уровня и возможностей централизованного управления, возрастание степени воздействия, в том числе и финансового, местных органов власти на ход процессов информатизации;
  • экономические условия, характерные для переходной экономики России: отсутствие свободных инвестиций для финансирования программ и проектов, реализующих стратегию перехода к информационному обществу, существенное падение объемов производства и прежде всего в высокотехнологичных отраслях, общий застой в экономической деятельности и значительное снижение уровня жизни населения;
  • снижение потребности в информации в государственном секторе экономики и рост информационных потребностей населения и общества в целом в общественно значимой политической, экономической и социальной информации, в том числе порождаемой государственными и негосударственными организациями;
  • недостаточно высокий (по сравнению с развитыми странами) уровень развития информационно-коммуникационной инфраструктуры и промышленного производства информационных средств, продуктов и услуг, отсутствие у государства средств для их модернизации и расширения;
  • вялое проведение рыночных реформ в экономики страны в целом и динамичное развитие российского рынка информационных и телекоммуникационных средств, технологий, продуктов и услуг;
  • предельно высокий уровень монополизации средств массовой информации, слабая подконтрольность обществу системы формирования общественного сознания;
  • опережающее, сравнимое по темпам роста с развитыми странами, создание различных систем связи - каналы передачи информации, коммутирующие комплексы, средства связи и т.д. - и индустрии предоставления информационных услуг;
  • наличие, в основном, высокого научного, образовательного и культурного потенциала, созданного в СССР и еще сохраняющегося в России;
  • сравнительно дешевая интеллектуальная рабочая сила, которая еще способна ставить и решать сложные научно-технические проблемы, движущей силой которой в большой степени является энтузиазм.
4.2. Рассмотренные выше политические и социально-экономические условия, в которых еще порядка 10-15 лет будет происходить переход России к информационному обществу, существенно отличаются от условий, характерных для развитых стран и, следовательно, требуют определения пути, свойственного только России, однако учитывающего накопленный мировой опыт. Этот опыт показывает, что каждая страна движется к информационному обществу своим путем от начального рубежа, определяемым сложившимися политическими, социально-экономическими и культурными условиями» (Источник: Институт развития информационного общества).

 

 

Вот с таким багажом, «в большей степени на энтузиазме», мы и «станем ключевым звеном в глобальной информационной инфраструктуре».



3. Тотальная рыночная электронизация - угроза для каждого человека

 

Тотальная рыночная «электронизация» представляет угрозу не только для информационной безопасности России, она опасна для каждого из нас.

Евросоюз и США предлагают России электронное правительство, от которого уже отказались страны, преуспевающие в сфере электронных технологий.

 

Мнение специалиста.


Выступая в Москве на традиционной выставке «Softool-2008» - «Информационное общество, электронное государство, электронное правительство», Владимир Георгиевич Матюхин, руководитель Федерального агентства по информационным технологиям сообщил присутствующим: «...Информация обязана быть персонифицировано защищена. Таких систем в России, да и во всем мире пока нет. В ряде стран, например в Южной Корее, сделали электронное правительство, но из-за высокого уровня электронного мошенничества население отказалось пользоваться этими услугами».

 

Спешащим стать «электронными гражданами» будет интересна и следующая информация.

 

«...Южная Корея находится в числе стран с едва ли не повсеместным Интернетом (90% местных домохозяйств забыли, что такое не иметь Сети. ....В Южной Корее обнаружена самая большая в истории страны утечка личных данных .... задержаны трое, промышлявшие сбытом не подлежащих огласке сведений, как то: ID, пароли и адреса, принадлежащие более 20 млн. соотечественников. ......Арестованные приобрели данные у китайских хакеров, которые пока остаются на свободе. В связи с инцидентом власти проверят системы кибербезопасности 25 компаний, из сетей которых произошла утечка. Если они не приняли надлежащих мер по защите информации, им придется ответить по всей строгости закона. Одна из самых больших в стране сетей универсамов Shinsegae уже призналась в утере информации о 3,3 млн клиентов. Сообщается, что это крупнейшая утечка персональных данных в истории Южной Кореи. В 2008 году в руки хакеров попала информация о 10 млн пользователей местного интернет-аукциона, который сегодня входит в состав eBay.....» (По материалам Франс Пресс, 12 марта 2010 года).

 

Но нам, как уже хорошо известно, из истории важнее всего - «догнать и перегнать», не важно кого и с какими потерями и результатами. Уместно вспомнить и другие лозунги и поговорки:  «Главное - не победа, а участие», «И мы не лыком шиты». Вот и рвемся в глобальное информационное общество.

 

Заработал портал «Госуслуги» - gosuslugi.ru. По сообщению Российской газеты: «...... Скоро у каждого гражданина будет свой личный кабинет на сайте. При адресном запросе придется кроме имени набрать свой страховой номер Пенсионного фонда, чтобы идентифицировать личность. Что касается детей, то поправки в законодательство уже готовятся, ведь пока такой номер им не положен...».

 

До 2015 года планируется перевести в «электронную форму» всю жизнь человека: «...через Интернет можно будет получить справку, устроить в детский сад ребенка, уплатить штраф...» («Российская газета» - Федеральный выпуск №5065(241) от 16 декабря 2009 года).

 

Гражданам, спешащим «облегчить свою жизнь», следует понять, что на кону не только безопасность России, но и каждого из нас.

 

При переходе на электронную форму жизни следует задать вопрос: что означают для человека эти нововведения, нужны ли они, не таят ли опасность? Не вызывает сомнения, что удобно не тратить время на поездку за бланком или оплату через Сбербанк телефона и других счетов. Однако нужно уметь разграничить удобство от навязанного человеку контроля и управления всей его жизнью. Нам предлагают не простое техническое удобство, от которого мало кто откажется. Система строится таким образом, что «облегчая свою жизнь», обращаясь за «электронной услугой», человек обязан фиксировать каждое свое действие, оставляя свой идентификационный номер и концентрируя в одной базе всю информацию о себе. Информация собирается в электронной и практически общедоступной форме в личном, электронном кабинете в Интернете. Система предполагает, что каждый гражданин будет сам на себя собирать «досье»: где был, за что платил, куда обращался, какие документы получил в ответ. Будет концентрироваться информация не только о самом человеке, но и о его семье, ведь все документы на детей и родственников тоже будут электронные, и тоже будут концентрироваться в личном, электронном кабинете гражданина. Та же форма предусмотрена и при получении человеком медицинской помощи, покупке лекарств, что делает невозможным защиту информации о состоянии здоровья. При электронной уплате налогов гражданин будет вынужден разместить самую полную информацию о своей собственности и доходах. Да всего и не перечислить. Постепенно каждый сам соберет на себя такое досье, которое невозможно изготовить даже с помощью спецслужб и частных агентств. В электронном кабинете будет фиксироваться каждый шаг. Страховой номер в Пенсионном фонде становится ключом доступа ко всей личной, в том числе, и конфиденциальной информации о человеке. Личная информация гражданина становится доступной для всех, в том числе, и криминальных структур.


Парадокс заключается в том, что новая система вынуждает человека к тому, чтобы он лично собирал и концентрировал в единой базе всю информацию о себе и всех аспектах своей жизни, с личного согласия и под свою ответственность.

 

Почему при полной неготовности России к переходу на тотальную «электронизацию» деятельности власти и общества мы спешим «заложить» себя и свое государство в «неизвестную базу данных»? Почему в угоду Евросоюзу и США игнорируются объективные условия, национальная безопасность, безопасность граждан?


Сейчас создаются условия для получения прибыли на рынке не только наших природных ресурсов. На продажу выставляемся мы, граждане. Дан старт созданию «рынка государственных услуг». Только на организацию Портала gosuslugi.ru Правительством израсходовано 100 миллионов рублей. Таким образом, на государственные деньги по проекту Евросоюза в России создаются коммуникационные системы и базы данных на всех граждан, вся деятельность органов власти переводится в электронную форму. Информационная безопасность граждан и безопасность страны, в целом, жертвуется рынку.

 

Новый рынок - не единственная цель Евросоюза.


Через наших депутатов Евросоюз пытается разрушить основы конституционного строя России. Государственной Думой одобрен в первом чтении проект Федерального закона «Об общих принципах организации предоставления государственных (муниципальных) услуг и исполнения государственных муниципальных функций», внесенный депутатами ГД Воложинской Т.Л., Панковым Н.В., Плигиным В.Н., Рязанским В.В., Тимченко В.С., Яровой И.А. В законопроекте в корне меняются конституционные принципы отношений гражданина с государством. Деятельность власти переводится на коммерческую основу. Конституционные обязанности органа власти превращены в платные услуги. Граждане будут обязаны лично оплачивать каждое действие, совершаемое государственными или муниципальными органами при реализации права гражданина в самых жизненно важных сферах жизни человека: здравоохранения, социальной защиты, образования, коммунальной сферы и др. Создается неконституционный орган власти - электронное правительство, которому передаются конституционные полномочия Правительства РФ в важнейших для граждан сферах жизни человека. Оплата деятельности электронного правительства возлагается на граждан России.


Демонтаж государственной власти и «перевод государственного управления на коммерческую основу» открыто провозглашается в «Концепции формирования информационного общества в России» от 28 мая 1999 года №32:

 

«На начальном этапе создания социально значимых информационно-коммуникационных систем и комплексов (в сферах трудоустройства, образования, здравоохранения, социального обеспечения и других) государство берет на себя основные расходы, но в дальнейшем уходит с рынка. При этом предполагается, что значительные финансовые ресурсы будут поступать от населения в виде оплаты предоставляемых информационных и коммуникационных услуг...».

 

После «ухода с рынка» государства все граждане России будут переданы как «электронное население» новым хозяевам коммуникационных систем и баз данных, а Правительство, как и запланировано, передаст свои конституционные полномочия собственникам систем. По Конституции РФ эти коммерческие, наднациональные структуры уже не будут иметь никаких конституционных обязанностей перед гражданами РФ. Ведь цель любой коммерческой структуры - это не обеспечение конституционных прав граждан, а извлечение прибыли. Причем цель эта - законная. Способы достижения данной цели выбирает хозяин информационных систем. Новый собственник информационно-коммуникационных систем и комплексов (в сферах трудоустройства, образования, здравоохранения, социального обеспечения и других) может счесть, что самой удобной для него формой идентификации личности является микрочип, вживленный в тело человека. Такие методы уже применяются в некоторых странах. Всем «клиентам» и будет предложена эта «форма учета персональных данных». И никакие разговоры о конституционных правах, неприкосновенности личности не дадут гражданину возможности получить свои законные права иным способом. Правовой основой обеспечения права на медицинскую помощь, образование, социальную защиту и других прав будет гражданско-правовой договор «об оказании платной услуги». Оплатил услугу, выполнил требования договора о вживлении микрочипа, предложенные собственником системы - сможешь осуществить свое право. Не уплатил или не согласился с условиями договора - медицинские, социальные и другие услуги не получишь.

 

В Российской Федерации уже идет подготовка к масштабному использованию микрочипов, вживленных в организм человека. Чтобы это не показалось фантастикой, приведем выдержку из «Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года» (далее - Стратегия). Первый этап планируется осуществить уже в 2007-2011 годах. Среди основополагающих норм данного акта имеются положения, которые находятся в прямом противоречии с Конституцией РФ. Стратегия предусматривает тотальное и, по своей сути, принудительное внедрение наноэлектронных технологий в жизнь каждого человека.

 

Раздел 3. Основные цели и задачи Стратегии

 

«...Внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения. Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet.


Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства.


Широкое распространение получат встроенные беспроводные нано-электронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми. Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения...» (Источник: Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации, Справочно-правовая система «ГАРАНТ»).

 

Всеобъемлющее применение нанотехнологий рассматривается в принятых документах не как метод, рассчитанный для использования в медицинских целях крайне незначительным кругом больных людей, нуждающихся в узко специализированной помощи. Стратегия и другие документы предусматривают внедрение этих технологий в жизнь каждого человека в качестве нового способа существования современного общества. Именно об этом свидетельствуют тиражи наноэлектронных изделий, которые исчисляются миллиардами штук, и полное техническое переоснащение всех систем существования человека в социуме и его взаимодействия с органами власти, социальными и другими ведомствами.

 

Сегодня на наши деньги создается правовая и техническая база превращения граждан России в электронное население, управляемое транснациональной коммуникационной системой на платной основе.

 

Гражданин рассматривается как полностью управляемая извне часть электронной системы. Об этом откровенно заявляют чиновники. Глава Россвязи В. Бугаенко совершенно точно определил новое назначение человека: «Удобная штука электронный гражданин: утром нажал "Enter" - работает, вечером нажал "Quit" - заснул. За заслуги электронное правительство может его выделить ("Select"), а может ему и вставить ("Paste"). Есть еще клавиша "Delete", но ее недавно отменил Верховный суд» (Источник). Нельзя не дооценивать это шутливое высказывание.

 

Мнение специалиста.


Из выступления В.П. Филимонова (писателя-агиографа, академика Петровской академии наук и искусств, специалиста в области биокибернетики и систем управления) на Национальном Медиаформе, организованном Союзом журналистов России (Центральный Дом журналистов, 10 февраля 2010 г.):

 

«Особенность построения глобального информационного общества заключается в том, что оно возводится поэтапно и в разных странах этот процесс находится на разных стадиях. Важно также понимать, что присвоение человеку цифрового идентификатора личности на бумаге обязательно должно закончиться нанесением этого идентификатора на его физическое тело. Таков технологический принцип автоматической идентификации - идентификационный номер должен быть нанесен на объект управления и стать его неотъемлемой частью.


В качестве переходного этапа к вживляемым микро- и наноэлектронным устройствам, сегодня внедряются паспортно-визовые документы нового поколения и универсальные социальные карты с личными идентификационными кодами и с биометрией, помещенными в микрочипы, без которых в скором времени нельзя будет осуществлять какие-либо социально-значимые действия. Фактически это уже не документы, а электронные микропроцессорные устройства единого всемирного стандарта, идентифицирующие и аутентифицирующие личность компьютерным способом. Причем это можно осуществлять дистанционно методом радиочастотной идентификации. И только на этом этапе нужна биометрия для подтверждения принадлежности идентификационного номера конкретному человеку и его файлу-досье. После вживления в тело человека микропроцессорного идентификационного устройства биометрия уже не потребуется. Человек сам станет носителем своего идентификатора или «ходячей смарт-картой»...

 

Методы принуждения к использованию электронных технологий уже апробируются на православных верующих.

 

Конституция РФ гарантирует гражданам право на бесплатную медицинскую помощь и социальное обеспечение в старости. В Конституции РФ эти права не обусловлены наличием документов определенного образца или обязательным использованием автоматизированных способов идентификации личности.


Страховыми компаниями и различными ведомствами внедряются в порядке экспериментов, «пилотных проектов», других опытных мероприятий системы электронной автоматической идентификации личности при реализации гражданами социальных прав. Граждане, в силу религиозных убеждений отказывающиеся участвовать в опытных мероприятиях, люди, не получающие документы (медицинские полисы, страховые пенсионные свидетельства, социальные карты, др.), подвергаются жестокой дискриминации.

 

В таких же условиях находятся граждане, по религиозным убеждениям отказавшиеся от замены паспорта гражданина СССР образца 1974 г. на паспорт гражданина РФ, бланк которого имеет электронные элементы. Паспорт образца 1974 г. является действительным и в настоящее время.

 

Ведомства нарушают права этих граждан на бесплатную медицинскую помощь и социальное обеспечение в старости, гарантированные статьями 39, 41 Конституции РФ.


Больным диабетом отказывают в инсулине, больным людям, в том числе инвалидам, отказывают в медицинской помощи, одиноким пенсионерам не платят пенсию, лишают бесплатных лекарств, бесплатного проезда, заслуженных льгот и дотаций. Многодетным матерям не выплачивают материнский капитал.


Огромное количество случаев отказов в назначении пенсий по возрасту, в результате чего нетрудоспособные люди остаются без средств к существованию.


Верующие граждане (возможно, не только православного вероисповедания) системно вытесняются из всех сфер социальной жизни, целенаправленно превращаются в изгоев, не имеющих никаких прав. Законодательство не предусматривает никакой альтернативы для этих людей при реализации социальных прав.

 

Действия ведомств являются принуждением людей к изменению их религиозных убеждений. А ведь это прямо запрещено статьей 29 российской Конституции. Православные верующие, отказываясь участвовать в экспериментах над человеческой природой, уже сегодня подвергаются дискриминации. Но своим трагическим примером они помогают всем людям понять, что свобода человека не может приноситься в жертву ни при каких условиях.

 

Еще десять лет назад в Заявлении Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 марта 2000 года было сказано: «... Вскоре люди, не имеющие налогового кода или пластиковой карточки, могут оказаться практически лишены возможности получать социальную и даже медицинскую помощь...».

 

Это предупреждение оказалось верным. Сегодня сотни тысяч православных верующих попираются в своих конституционных правах за отказ использовать автоматическую идентификацию личности, применять идентификационные номера, штриховое кодирование информации. В Обращении Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла от 28 июля 2009 г. к Уполномоченному по правам человека в РФ говорится о многочисленности обращений верующих и имеющих место нарушениях, а также о необходимости сохранения традиционной системы учета:

 

«...К Священноначалию Русской Православной Церкви продолжают поступать многочисленные обращения общественных организаций и граждан, которые ставят вопрос о соблюдении их конституционных прав. Некоторые люди в силу тех или иных причин отказываются от использования цифровых технологий, предполагающих присвоение человеку идентификационного номера, создание баз данных, одновременно содержащих информацию о самых разных сторонах жизни человека (или потенциальную возможность сбора и хранения такой информации), а также закрытость хранимой личной информации от самого человека. Упомянутые граждане подчас оказываются лишены возможности получать медицинскую помощь, пенсию по возрасту и другие выплаты, устроиться на работу, сдавать Единый государственный экзамен, совершать нотариальные действия с имуществом, оплачивать коммунальные услуги, приобретать проездные документы и так далее.


По сути, определенная часть нашего общества, которая включает пенсионеров, людей трудоспособного возраста и молодежь, оказывается выброшенной на обочину жизни. Большую часть этих людей составляют православные христиане, которые опасаются, что использование новых технологий может привести к тотальному идеологическому и иному контролю над личностью.

........Негативную реакцию вызывают также документы, носящие определенные символы, целесообразность и предназначение которых вызывает сомнения. Русская Православная Церковь неоднократно официально высказывалась по данным вопросам» (Источник: Сайт Уполномоченного по правам человека в РФ).

 

Жестокость по отношению к этим людям - модель, которую и будут применять наднациональные структуры - будущие хозяева коммуникационных систем к каждому человеку, не принимающему их условия. Это всего лишь закон рынка, где продавцы руководствуются не Конституцией, а финансовой выгодой.

Теперь обратимся вновь к «Концепции формирования информационного общества в России» - основному документу, на котором базируется вся кампания рыночной электронизации России.

В Концепции четко просматривается, что целью информационного общества является «создание и развитие рынка информации и знаний как факторов производства в дополнение к рынкам природных ресурсов, труда и капитала, переход информационных ресурсов общества в реальные ресурсы социально-экономического развития, фактическое удовлетворение потребностей общества в информационных продуктах и услугах» (Источник: Институт развития информационного общества).

 

Результат создания рынка природных ресурсов в России для ее граждан и национальных интересов уже очевиден.

 

Нужно ли совершать еще одну ошибку, выставлять на рынок оставшиеся ресурсы России, в том числе и ее граждан?

 

Отвергать использование новых технологий бессмысленно и нецелесообразно. Но научные достижения могут и должны использоваться во благо человека. Поэтому, начиная кардинальные изменения в сфере государственного управления, нужно руководствоваться, прежде всего, интересами Российской Федерации и ее граждан, а не быть бездумными и послушными исполнителями указаний наднациональных структур. Бездумное, по истине «рыночное мышление» никогда не принесет России и ее народу процветания и благополучия, а лишь ввергнет страну в очередной опасный эксперимент.

 

 

Яковлева Ольга Алексеевна,

член Московской областной коллегии адвокатов,

Почетный адвокат России,

Председатель Союза православных юристов
29 марта 2010   Просмотров: 5 253