Рубрика: » » Богом прославленный Царь. Часть I. (Републикация)

Богом прославленный Царь. Часть I. (Републикация)

Богом -  прославленный Царь. Часть I


 

altСобранные иереем Геннадием «Чудеса Царственных Мучеников» опубликованы в России отдельным выпуском. Этот заслуживающий внимания труд был предпринят автором с целью продвинуть Всероссийское Церковное прославление  Царственных Мучеников, и мы надеемся, что он получит признание и продолжение. Предлагаем его нашему читателю с небольшими изменениями применительно к стилю нашего издания и дополнениями из почты «Русского Паломника».

 

Святые Мученики


ПРАЗДНИК русских святых был установлен в 1918 году на всероссийском соборе, когда начались открытые гонения на Церковь. В годину кровавых испытаний требовалась особая поддержка русских святых, реальное знание того, что мы не одиноки на крестном пути. Церковь находилась в муках рождения бесчисленных новых святых. Святые связаны друг с другом, и одно из самых замечательных событий нашего времени - построение в Екатеринбурге храма Всех русских святых на месте взорванного Ипатьевского дома, где 17-го июля 1918 года была расстреляна Царская Семья.

 

Те, кто протестовал против канонизации последнего русского Царя, говорили, что он принял смерть не как мученик веры, но как политическая жертва среди других миллионов. Нельзя не отметить, что Царь здесь не представляет никакого исключения: величайшая ложь коммунистического режима заключалась в том, чтобы представить всех верующих как политических преступников. Замечательно, что во время Страстей из всех обвинений, выдвинутых против Него, Христос отверг только одно - именно то, которое представляло Его в глазах Пилата политическим деятелем. «Царство Мое не от мира сего» - сказал Господь. Именно это искушение, попытку превратить Его в политического мессию, Христос постоянно отметал, исходила ли она от искусителя в пустыне, от самого Петра или от учеников в Гефсимании: «возврати меч твой в его место». В конце концов, то, что произошло с Государём, можно понять только через тайну Христова креста. Исследователю важно найти такую позицию, где участвует Промысел Божий, где политика поставлена на своё место и где оправдан взгляд на историю, вполне соответствующий церковной традиции и вере наших отцов.

 

Несколько лет назад в праздник преподобного Сергия в присутствии Патриарха, епископов и множества паломников, собравшихся со всех концов света в центре русского Православия, молодой игумен после Литургии произнёс продолжительную проповедь с подробным описанием жизни не преподобного Сергия, как ожидалось в этот праздник, а Государя, убийство которого произошло в самый канун памяти Преподобного. Как преподобный Сергий был знаменем духовности для Древней Руси, так Государь - для нашего времени, и все самые близкие к нам по времени и духу святые, пророчествуя о будущих судьбах России, как бы устремлены к тайне Ипатьевского дома. Преподобный Серафим Саровский предсказал великое торжество и радость, когда Царская фамилия приедет и посреди лета будут петь Пасху. «А что после будет,- говорил он со скорбью,- ангелы не будут успевать принимать души». Царская Семья действительно посетила Саров и Дивеево в дни обретения мощей Преподобного в 1903 году. Государь с архиереями нёс раку со святыми мощами его, и народ пел Пасху.

 

Приближалась та великая скорбь, которая должна была посетить Россию после прославления его мощей. «Тот Царь, который меня прославит,- говорил преподобный Серафим,- и я его прославлю». Великий литургийный чудотворец и пророк, святой праведный Иоанн Кронштадтский, явивший силу Церкви в то время, когда большая часть интеллигенции отходила от веры и сеяла смуту в народе, не переставал взывать с амвона: «Кайтесь, кайтесь, приближается ужасное время, столь опасное, что вы и представить себе не можете!» Он говорил, что Господь отнимет у России Царя и попустит ей столь жестоких правителей, которые всю землю Русскую зальют кровью, что хранитель России после Бога есть Царь, а враги наши без него постараются уничтожить и самое имя России.

 

Цель цареубийства


ЦЕРКОВЬ не канонизирует никакой политики, но царская власть - особое христианское служение Помазанника Божия, призванного к защите Церкви и православной государственности, и потому она, как пишет святой Феофан Затворник,- то удерживающее, которое замедляет явление антихриста. Правление и порядки, построенные не на христианских началах, будут благоприятны для раскрытия устремлений антихриста. Это не обязательно должен быть тоталитаризм, это могут быть республики и демократии с их принципом плюрализма, всё более утверждающим равенство добра и зла. Антихристу важно, чтобы такие порядки были повсюду, и потому революция в России имела исключительное духовное значение для всего мира. Все силы зла были напряжены здесь, все средства были хороши, чтобы свалить Царя, а цель, которая стояла за этим, была одна: разрушить Церковь и погубить каждого из её членов, поставив их перед страшным выбором отступничества или мученичества.

 

Прихожанка нашего храма Мария Захаровна рассказывала мне о двух своих дядях, Алексее и Василии, как их взяли за то, что они когда-то прислуживали в церкви. Она знала, кто на них донёс, и когда её сердце закипело от гнева, они явились к ней во сне и сказали: «Ничего не делай этим людям. Больно сладко пострадать за Христа». Исполнив заповедь о любви до конца, засвидетельствовав кровью своей, что человека, верного Богу, никто не может заставить отречься от заповеди о любви к человеку, святые мученики посрамили древнего человекоубийцу и обрекли на поражение дело Маркса-Ленина, которые звали к освобождению человечества от заповеди о любви к Богу и, преуспев в этом, развязали такую энергию ненависти в мире, что, казалось, погибнет жизнь во всех её проявлениях и никто не устоит, чтобы не ответить на ненависть ещё большей, открытой или затаённой ненавистью, подтверждая истину слов: «Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме» (1 Ин. 2:9).

 

Но мир не погрузился во тьму, Церковь устояла в любви. Есть только святость - быть любящим человеком. И обретается эта святость - будь то мученики или преподобные - не меньшим, чем смерть на кресте. Святой Силуан, подвизавшийся на Афоне в подвиге молитвы, в те самые страшные годы испытаний Церкви, свидетельствует вместе с новомучениками всей своей жизнью об одной-единственной тайне: кто не любит врагов, то есть всякого без исключения человека, тот ещё не достиг любви Христовой.

 

Преподобный Серафим Саровский в пророческом видении созерцал всю нашу землю, покрытую, как бы дымом, молитвами русских святых, сугубое благоухание кадильное исходит от Распятия, которое стоит сейчас на пустыре на месте разрушенного Ипатьевского дома.

 

Великая княжна Ольга писала в Тобольск: «Отец просит передать всем тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя, чтобы помнили: что то зло, которое сейчас в мире, будет сильнее, но что не зло победит добро, а только любовь».

 

Гроза в юности Царя


altЕСТЬ очень интересное воспоминание баронессы Буксгевден о нашем святом мученике Государе Николае Александровиче, где она приводит рассказ Государя о своём деде Императоре Александре II, с которым у него было много общего. Император Александр II ввёл демократические реформы для своего народа и за это был преследуем нигилистами на каждом шагу во время своей потерявшей иллюзии старости. Внук Николай был его любимцем, его «солнечным лучом», как Александр II его называл.

 

«Когда я был маленький, меня ежедневно посылали навещать моего деда,- рассказывал Николай II своим дочерям.- Мой брат Георгий и я имели обыкновение играть в его кабинете, когда он работал. У него была такая приятная улыбка, хотя лицо его бывало обычно красиво и бесстрастно. Я помню то, что на меня произвело в раннем детстве большое впечатление...

 

Мои родители отсутствовали, а я был на всенощной с моим дедом в маленькой церкви в Александрии. Во время службы разразилась сильная гроза, молнии блистали одна за другой, раскаты грома, казалось, потрясали всю церковь и весь мир до основания. Вдруг стало совсем темно, порыв ветра из открытой двери задул пламя свечей, зажжённых перед иконостасом, раздался продолжительный раскат грома, более громкий, чем раньше, и вдруг я увидел огненный шар, летевший из окна прямо по направлению к голове Императора.

 

Шар (это была молния) закружился по полу, потом обогнул паникадило и вылетел через дверь в парк. Моё сердце замерло, я взглянул на моего деда - его лицо было совершенно спокойно. Он перекрестился также спокойно, как и тогда, когда огненный шар пролетал около нас, и я почувствовал, что нужно просто смотреть на то, что произойдёт, и верить в Господню милость так, как он, мой дед, это сделал. После того, как шар обогнул всю церковь и вдруг вышел в дверь, я опять посмотрел на деда. Лёгкая улыбка была на его лице, и он кивнул мне головой. Мой испуг прошёл, и с тех пор я больше никогда не боялся грозы».

 

Это событие явилось знаменательным в судьбе Императора Александра II и в судьбе святого мученика Царя Николая II и, можно сказать, прообразовало страшную грозу и бурю, которой скоро оказалась охвачена Россия. Сам Государь Николай Александрович так рассказывал своим дочерям о цареубийстве и о смерти Царя-освободителя.

 

«Мы завтракали в Аничковом дворце, мой брат и я, когда вбежал испуганный слуга: «Случилось несчастье с Императором. Наследник Александр III отдал приказание, чтобы Великий Князь Николай Александрович (т. е. я) немедленно приехал бы в Зимний дворец. Терять время нельзя». Генерал Данилов и мы побежали вниз и сели в какую-то карету, помчались по Невскому к Зимнему дворцу. Когда мы поднимались по лестнице, я видел, что у всех встречных были бледные лица, на ковре были большие красные пятна - мой дед, когда его несли по лестнице, истекал кровью от страшных ран, полученных от взрыва. В кабинете уже были мои родители. Около окна стояли мои дядя и тётя. Никто не говорил. Мой дед лежал на узкой походной постели, на которой он всегда спал.

 

Он был покрыт военной шинелью, служившей ему халатом. Его лицо было смертельно бледным, оно было покрыто маленькими ранками. Его глаза были закрыты. Мой отец подвёл меня к постели. «Папа,- сказал он, повышая голос,- Ваш луч солнца здесь».- Я увидел дрожание ресниц. Голубые глаза моего деда открылись. Он старался улыбнуться. Он двинул пальцем, но не мог поднять рук и сказать то, что хотел, но он, несомненно, узнал меня. Протопресвитер Баженов подошёл и причастил его в последний раз, мы все опустились на колени, и Император тихо скончался. Так Господу было угодно» - закончил Николай II.

 

Покорность воле Божией,- пишет баронесса Буксгевден,- была основой его религии. Его вера в Божественную мудрость, которая направляет события, давала Николаю II то совершенно сверхъестественное спокойствие, которое никогда не оставляло его. Прославляя последнего русского Царя и его мученическую кончину, мы должны в полной мере оценить эту, быть может, главную определяющую его святость черту. Хорошо быть с Господом на горе Преображения, но драгоценнее любить волю Божию среди тусклых будничных трудностей и выходить навстречу Христу среди бури и поклоняться Ему, когда Он на Кресте.

 

Блаженная Паша Саровская

 

 

(Рассказ Игумена Серафима Путятина, 1920 г.)

 

СОВРЕМЕННАЯ великая подвижница-прозорливица, Саровская Прасковья Ивановна, жившая последние годы жизни в Дивееве, а до сего несколько десятков лет в лесу, начавшая свои подвиги ещё при жизни преподобного Серафима, та, которая предсказала Государю и Государыне за год рождение сына, но «не на радость, а на скорбь родится этот царственный птенчик», невинная и святая кровь которого будет вопиять на Небо. Она в последние дни земной жизни в своих условных, но ясных поступках и словах предсказывала надвигающуюся на Россию грозу. Портреты Царя, Царицы и Семьи она ставила в передний угол с иконами и молилась на них наравне с иконами, взывая: «Святые Царственные Мученики, молите Бога о нас».

 

В 1915 году, в августе, я приезжал с фронта в Москву, а затем в Саров и Дивеево, где сам лично в этом убедился. Помню, как я служил Литургию в праздник Успения Божией Матери в Дивееве, а затем прямо из церкви зашёл к старице Прасковье Ивановне, пробыв у неё больше часа, внимательно слушая её грядущие грозные предсказания, хотя выражаемые притчами, но все мы с её келейницей хорошо понимали и расшифровывали неясное. Многое она мне тогда открыла, которое я тогда понимал не так, как нужно было, в совершающихся мировых событиях. Она мне ещё тогда сказала, что войну затеяли наши враги с целью свергнуть Царя и разорвать Россию на части. За кого сражались и на кого надеялись, те нам изменят и будут радоваться нашему горю, но радость их будет ненадолго, ибо и у самих будет то же горе.

 

Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и семьи, ставила их с иконами, молясь им как святым мученикам. Потом горько заплакала. Эти иносказательные поступки понимались мною тогда, как переживаемые великие скорби Царя и Семьи, связанные с войной, ибо хотя они не были растерзаны гранатой и ранены свинцовой пулей, но их любящие сердца были истерзаны беспримерными скорбями и истекали кровью. Они были действительно бескровные мученики. Как Божия Матерь не была изъязвлена орудиями пытки, но при виде страдания Своего Божественного Сына, по слову праведного Симеона, в сердце ей прошло оружие. Затем старица взяла иконки Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим, заочно благословила Государя и Семью, передала их мне и просила переслать. Благословила она иконки Государю, Государыне, Цесаревичу, Великим Княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, Великой Княгине Елисавете Феодоровне и А. А. Вырубовой.

 

Просил я благословить иконку Великому Князю Николаю Николаевичу, она благословила, но не Умиления Божией Матери, а преподобного Серафима. Больше никому иконок не благословила, хотя я даже сам просил для некоторых, но мои просьбы не повлияли, так как она действовала самостоятельно. Иконки были тотчас же посланы по принадлежности, где и были получены своевременно. После этого я пробыл в Дивееве ещё несколько дней, по желанию старицы ежедневно ходя к ней, поучаясь от неё высокой духовной мудрости и запечатлевая в сердце своём многое, тогда мне ещё непонятное. Только теперь мне представляется более ясным, как Богом было открыто этой праведнице всё грядущее грозное испытание уклонившемуся от Истины русскому народу.

 

Непонятно было для меня тогда, почему всем, кроме Великого Князя Николая Николаевича иконки не преподобного Серафима, а Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим. В настоящее время для меня это ясно: она знала, что все они кончат жизнь кончиной праведников-мучеников. Целуя портреты Царя и Семьи, прозорливица говорила, что это её родные, милые, с которыми скоро будет вместе жить. И это предсказание исполнилось. Она через месяц скончалась, перейдя в вечность, а ныне вместе с Царственными Мучениками живёт в небесном тихом пристанище.

 

Видение потустороннего мира

 

 

(Из письма А. Нилуса иеродиакону Зосиме от 6-го августа 1916 г.)

 

alt...Недели две в апреле 1917 года мне пришлось провести в Киеве в общении с людьми высокой духовной настроенности, и там, в Киеве, игуменья [София] предоставила мне возможность видеть старицу Ржищева монастыря (ниже Киева по Днепру) и при ней послушницу, 14-летнюю девочку Ольгу Зосимовну Бойко. Эта малограмотная деревенская девочка 21-го февраля сего года, во вторник недели Великого поста, впала в состояние глубокого сна, продолжавшегося с небольшими перерывами до самой Великой субботы, всего ровно сорок дней.

 

Во время этого сна, при пробуждениях, последние же две недели и во сне, девочка эта питалась только одними Св. Христовыми Тайнами. В Великую субботу Ольга проснулась окончательно, встала, умылась, оделась, помолилась Богу, пошла на своё клиросное послушание и отстояла всю Пасхальную службу не садясь, несмотря на уговоры. Во время своего этого сна Ольга имела видения жизни загробной и сказывала сонная и когда просыпалась, что видела, а за ней записывали. В Киеве с её слов и слов её старицы записал я, о чём главное повествую теперь и Вам.

 

Во вторник второй недели Великого поста, в пять часов утра Ольга пришла в молельную (псалтырню) и, положив три земных поклона, обратилась к сестре, которую она должна была сменить, и сказала: «Прошу прощения и благословите, матушка, я буду умирать». Сестра ответила ей: «Бог благословит... Час добрый. Счастлива бы ты была, если бы в эти годы умерла». После этого Ольга легла спать на кровати в псалтырне и заснула. Проснувшись через трое суток, она рассказала следующее: «За неделю до этого я видела во сне Ангела, который сказал мне, что через неделю, во вторник, я пошла бы в псалтырню, чтобы там умирать, но этого сна мне не велено было говорить.

 

Когда во вторник я шла в псалтырню, то увидела как бы пса, бежавшего на двух лапах, и в испуге бросилась в псалтырню, там в углу, где иконы, я увидела св. Архистратига Михаила, в стороне смерть с косою, я испугалась и перекрестилась, а потом легла на кровать, думая уже умереть. Смерть подошла ко мне, и я лишилась чувств...» Затем пришёл св. Ангел, который стал её водить по разным светлым и тёмным местам. Всех видений Ольги я Вам описывать не буду, ибо они во многом очень похожи на все видения подобного рода. Опишу вам только важнейшие и имеющие касательство к нашему времени.

 

«В ослепительном свете на неописуемом дивном престоле сидел Спаситель, а возле Него по правую руку - наш Государь, окружённый ангелами. Государь был в полном царском одеянии: светлой белой порфире, короне, со скипетром в руке. И я слышала, как беседовали между собою мученики, радуясь, что наступает последнее время и что число их умножится. Говорили они, что мучить будут за имя Христово и за неприятие печати, и что церкви и монастыри скоро будут уничтожены, а живущие в монастырях будут изгнаны, и что мучить будут не только духовенство и монашество, но и всех, кто не захочет принять «печать» и будет стоять за Имя Христово, за веру, за Церковь».

 

Первого марта, в среду вечером, Ольга просыпалась и, проснувшись, сказала: «Вы услышите, что будет на двенадцатый день» (её сна).

 

В самый этот день в Ржищеве по телефону из Киева узнали об отречении Государя от престола. Когда вечером в этот день Ольга проснулась, старица обратилась к ней и в волнении об этом рассказала. Ольга ответила: «Вы только теперь узнали, а у нас там давно об этом говорили, давно слышно. Царь там давно сидит с Небесным Царём». Старица спросила: «Какая же тому причина?» Ольга ответила: «То же, что было и Небесному Царю, когда Его изгнали, поносили и распяли. Наш Царь - мученик». Сёстры при этом пожалели Государя и сказали: «Бедный, бедный, несчастный страдалец». Ольга улыбнулась и сказала: «Наоборот, из счастливых счастливец. Он мученик. Тут пострадает, а там с Небесным Царём будет». Таково, в главном, видение Ольги Бойко из Ржищева монастыря Киевской епархии.

 

Из журнала «Русский Паломник»
 
Валаамского Общества Америки, № 15, 1997 г.
12 ноября 2016   Просмотров: 10559   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии (1)
Пользователь offline Atrus 9 мая 2016 14:02

Святый Царю Николае искупителю моли Бога о нас.

        1
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.