Слова и дела традиционно разошлись. Обещания Путина не будут выполнены

Макроэкономические показатели, на которые рассчитывает правительство в среднесрочной перспективе и которые уже заложены в бюджетные проектировки, не реалистичны, считают эксперты Центра развития ВШЭ. Максимум на что может рассчитывать Россия – рост ВВП на 2% в год, пишут они в представленной публике в среду презентации. Министр экономического развития Андрей Белоусов говорил, что для выполнения всех предвыборных обещаний президента Путина, России нужен рост экономики в 4-4,5% ежегодно.

Логика рассуждений экспертов такова. В стране подряд происходит абсолютное снижение объемов инвестиций. Сокращается экспорт товаров и услуг. И даже замедление темпов прироста импорта экономистов не радует: сокращается прежде всего ввоз в страну инвестиционных товаров – оборудования и комплектующих, что тесно связано с промышленной активностью, передает «Финмаркет».

Зато растет импорт потребительских товаров. Поэтому даже сохранение растущего спроса со стороны населения (хотя темпы этого показателя в 2012 году тоже постепенно снизились до 1,6% в квартал) не поддерживает отечественное производство: внутренний спрос ориентирован на импорт.

Экономисты считают это следствием роста инфляционных ожиданий, которые вряд ли сможет обуздать Центробанк за счет мер по охлаждению потребительского кредитного рынка. Эксперты ВШЭ обращают внимание на ухудшение состояния платежного баланса страны в третьем квартале 2012 года, несмотря на то, что цены на нефть находятся на очень комфортном уровне – чуть ниже $110 за баррель. Отток капитала в последние месяцы стабильно сохраняется на уровне порядка $90 млрд в годовом измерении. Сбережения граждан и бизнеса уходят за границу.

Единственные сектора, которые росли в 2012 году – сырьевые: добывающая промышленность, производство резиновых и пластмассовых изделий и прочих неметаллических минеральных продуктов, производство кокса и нефтепродуктов, а также, возможно, оборонно-промышленный комплекс. Высокотехнологические сектора испытывают большие трудности.

Условия для экономического развития могли бы изменить:

Радикальные сдвиги в улучшении инвестиционного климата, повышении качества институциональной среды (это могло бы дать увеличение среднего темпа прироста ВВП в 2013-2020 годах в 0,31 процентных пунктов);

Госинвестиции в транспортную инфраструктуру (+0,16 п.п.);

Увеличение госинвестиций, в том числе за счет сохранения до 2020 года дефицита бюджета на уровне 1,5% ВВП (+0,13 п.п.);

Рост госинвестиций в инфраструктуру за счет сокращения программы вооружения (+0,10 п.п.).

К сожалению, в самом приростоемком факторе – улучшении институциональной среды – у государства ложные ориентиры. В рейтинге Doing Business, за которым в последнее время пристально следят все госорганы, Россия улучшила свое положение всего на шесть позиций, а не на восемь, как радостно сообщили многие. За счет изменения методики и пересчета прошлогодних показателей наша страна поднялась со 118 на 112 место. Произошло это преимущественно за счет резкого улучшения качества налогового администрирования. Так составители рейтинга оценили переход налоговиков к приему налоговых деклараций в электронном виде. При этом мнением предпринимателей, удобно ли им сдавать отчетность по новым правилам или нет, никто не интересовался.

Теперь правительство нацелено на столь же радикальное облегчение получения разрешений на новое строительств. Здесь ситуация в России действительно почти катастрофическая: 178 место в мире.

По другому рейтингу – Всемирного экономического форума Global Competitiveness Index – положение России за прошлый год даже ухудшилось: она опустилась на одно место – до 67 из 144 стран. Этот рейтинг хотя и более субъективен, так как основан на опросах экспертов, но отражает реальное изменение условий, в том числе в сфере правоприменения. Позиция России в этом рейтинге могла бы быть хуже, пока страну спасают макроэкономические и бюджетные показатели, которые довольно стабильны.

Проблем с федеральным бюджетом не будет в ближайшие годы, считают эксперты Центра. А вот ситуация с региональными бюджетами их тревожит: на них ложится основная тяжесть по исполнению предвыборных обязательств президента по росту заработной платы для бюджетников. Единственный способ выйти на бездефицитный бюджет к 2015 году для них – это резко сократить расходы: на 1,1% ВВП. В первую очередь под нож пойдут бюджетные инвестиции, предупреждают экономисты. А это опять ставит под вопрос ожидаемые правительством темпы роста ВВП.

Директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ Сергей Алексашенко уверен, что «темпы роста российской экономики устойчиво снижаются, и пока не видно того, что может переломить ситуацию». «Это совсем не те темпы роста, о которых мечтает российское руководство, и не те, которые хочется видеть нам», – считает он.

По его словам, причина ослабления платежного баланса не в сезонном росте импорта, а в устойчивом росте неторговых операций текущего счета. Если ситуация сохранится неизменной, то уже в наступившем четвертом квартале российский платежный баланс может попасть в состояние неустойчивости: положительное сальдо текущих операций опустится ниже 1% ВВП. Из опыта российской действительности последних 20 лет можно предсказать, что рубль может ослабнуть.

«Отсутствие инвестиций означает, что отечественное производство не повышает своей конкурентоспособности. Из такого состояния очень трудно выходить. Не видно ни одного сектора, который может стать драйвером роста для нашей экономики», – заявил он.

1 ноября 2012   Просмотров: 3 910   
1 ноября 2012 14:34
ПОЧЕМУ ПУТИН – НЕ СТАЛИН? История с «ТНК-ВР» показывает, что ВВП – всего лишь колониальный администратор, а его режим – только насос для перекачки наших денег в частные карманы и на Запад
Сегодня кое-то пытается нам внушить, будто Путин – это второй Сталин. В ответ на это сравнение можно только саркастически ухмыльнутся. Перепутать Сталина и Путина невозможно даже с большого бодуна. Ведь о человеке судят по делам, а не по словам. Дела же ВВП таковы, что очевидно: его режим, высасывая из страны миллиарды, перекачивает их в частные карманы и на Запад. Дело с покупкой «Роснефтью» компании «ТНК-ВР» («Тюменская нефтяная компания – Бритиш петролеум») выступает одной из самых кричащих иллюстраций к этому выводу.
Итак, перед нами – не Сталин, а всего лишь колониальный администратор, безуспешно «косящий» под суверенного самодержца. И он не развивает страну, а исправно превращает в выморочный сырьевой придаток Запада. Поэтому путинский режим по определению конечен.
ТОВАРИЩ СТАЛИН ВО ГЛАВЕ КОСЯКА ОСЕТРОВ Представим себе картину из альтернативной реальности. Итак, товарищ Сталин всеми правдами и неправдами добывает валютные доходы. Крестьяне надрываются в колхозах и отдают государству зерно, чтобы Сталин мог продать его за рубеж и получить марки/фунты/франки. Ради этого три миллиона «ЗеКа» валят лес в Сибири и Карелии, добывают золото на Колыме, в неимоверно трудных условиях. Ради этого уходят за рубеж пушнина, черная икра, марганец Грузии и Украины, нефть из Азербайджана и Чечни, антрацит Донбасса, руда Курской магнитной аномалии, лен Псковщины и т.д. В общем, как и в привычных нам 1930-х. Вот только полученные от этого средства, буквально покрытые потом и кровью народа, Иосиф Виссарионович тратит совсем не на закупку оборудования и технологий, не на строительство заводов и вузов, не на домны и не на новые дороги, не на подготовку миллионов новых специалистов в самых разнообразных отраслях деятельности. Нет, он все эти миллиарды отправляет … на Запад. То есть, кладет полученные от Запада деньги обратно в его банки, покупает на народные доходы облигации западных государств, фактически ссужая русские деньги Западу. Так, чтобы он, получая их в долг, мог строить свои заводы, корабли, дороги, университеты.
При этом часть полученных богатств товарищ Сталин закачивает в карманы сотни приближенных. А еще часть – вкладывает в добычу сырья, чтобы продавать его на запад все больше и больше. А вырученную валюту – опять-таки качает на Запад и в частные карманы. Предприятия СССР не могут взять кредитов в отечественных банках, потому что там – запредельно высокие проценты, и потому вынуждены брать ссуды у западных банкиров. Каковые выдают их советским заводам из тех же денег, что товарищ Сталин отправил на Запад и положил их в тамошние кредитные учреждения.
При этом с 1927 по 1939 год товарищ Сталин произносит тысячу и одну речь, посвященную необходимости рывка в развитии страны и ее индустриализации. Но при этом ничего не строится. Не поднимаются ни Днепрогэс, ни ГАЗ и ЗИС, ни Магнитка, ни «Ростсельмаш», ни «Уралмаш». Есть только их проекты-картинки. Нет никакой электрификации, не появились Харьковский, Сталинградский и Челябинский тракторные заводы. Нет десятков авиастроительных заводов – и самолетов делают всего по семь штук в год. Гражданские аэропланы покупают в Америке, а ВВС СССР продолжают летать на еще царских «фарманах» и «ньюпорах» времен Первой мировой. А если что и строится в Союзе, так только нефтяные гавани и портовые элеваторы для вывоза сырья за рубеж. Не вкладываются деньги в сотни научно-исследовательских институтов, не возникает ни Физтеха, ни МИФИ.
При этом товарищ Сталин развивает бешеную активность. Вот он на катере возглавляет плывущий косяк осетров. Или – ведет журавлиный клин, летя на У-2 впереди. Или плавает в бассейне, демонстрируя стране свой торс. Или целует в животик мальчика Ваню. А тут он лично управляет пожарной машиной на тушении горящего леса. При этом все радиостанции и кинохроника страны восторженно рассказывают о Сталине, Сталине, Сталине. Народ же продолжает добывать сырье за грошовые зарплаты, а всех недовольных властью – кого к стенке, кого – на зону.
Думаю, что в таком варианте истории гитлеровцев в июне 1941 года народ встретил бы хлебом-солью. Как освободителей. А сам Гитлер принимал бы парад победы вермахта в Москве где-нибудь в августе.
  Жалоба      1
1 ноября 2012 17:53
Цитата: s.w.d.
Сегодня кое-то пытается нам внушить, будто Путин – это второй Сталин.

И многие внушаемые верят, что жизнь стала лучше. Это повальная болезнь настоящего времени, подобная эпидемии, угасание национального самосознания народа. Как невыносимо становится это видеть.
Господи, спаси нас, погибаем!
  Жалоба      2
1 ноября 2012 21:42
Каждый правитель — плоть от плоти своего народа. Путин — воплощение мелочного, никчемного безвременья, в котором все — путины, мечтающие встроиться в коррупционную вертикаль. Ельцин олицетворял страну рвачей: одни приватизировали заводы, другие стояли в очередях МММ, но все разменивали сверхдержаву пятаками. И научные сотрудники, в 80-х сдававшие в аренду общественные туалеты, немногим лучше Горбачева, рекламирующего пиццу. Вот и Сталин — только верхушка советского айсберга, великого и трагичного. Сталин — жестокий правитель. Как и его эпоха. Как и его народ. А мы смотрим на них с высот своего колбасного времени, выступая и прокурором, и судьей. А если бы сами оказались на скамье подсудимых? «В России никто не работает, — сказала мне одна китаянка. — А у нас все трудятся в поте лица. Не ради себя, а ради будущих поколений!» Как объяснить ей, что их будущие поколения — это мы сегодняшние, проматывающие дедовское наследство? В России подвиг во имя грядущих поколений давно отнесен в разряд психиатрии, а борьба за социальное равенство приравнена к преступлению против человечности. Как нам, проводящим вечера в социальных сетях и занимающихся шопингом с большей страстью, чем сексом, понять людей, переживших революции и войны, голод и тяготы? Они строили свой, новый мир, а мы живем в чужом виртуальном. У них был иной болевой порог, иная эмоциональная чувствительность, и они иначе смотрели на жизнь. А мы даже их смерть готовы превратить в шоу.

Осуждение сталинских репрессий — это психологическая спекуляция на мертвецах. Так легко расписывать «ужасы сталинизма», потягивая пиво перед телевизором — это не требует никаких усилий и жертв. За окном умирают бездомные, гниют заживо, словно отбросы, в подвалах ночуют беспризорники, малолетки продают себя за наркоту, а в подпольных клиниках людей разбирают на органы, как машины на запчасти. Их пепел не стучит в ваши сердца? Каждый день приезжают в Москву провинциальные батраки, которых калечит столичная человекорубка, тысячи девушек, соблазненных гламурным раем, нарисованным в глянцевых журналах, покоряют бордели и притоны. Благословенная свобода выбора для них свелась к выбору между папертью и панелью. Меня спрашивают, не хочу ли я в ГУЛАГ. А вы не хотите в хоспис для бездомных? Не хотите умереть на улице на глазах соотечественников, спешащих мимо, чтобы в теплых, уютных телестудиях с пеной у рта распинаться о сосланных и расстрелянных? Вы и нищим подаете, чтобы избавиться от звенящей в кармане мелочи, и к благотворительности относитесь как к лишней рекламе, а верхом гуманизма считаете «перепост» картинки с бездомной собакой. А от грязных, вонючих бомжей отворачиваетесь, зажимая нос: «Это их выбор!» С таким же холодным равнодушием сталинские каратели жали на спусковой крючок. Может, «антисталинистам» сперва выдавить из себя по капле палача?
  Жалоба      3
-->