КАКОЙ НАРОД ОН ИМЕЛ ВВИДУ... Путин: Это десятилетие пройдет под знаком ярких побед

Президент РФ Путин заявил на митинге в «Лужниках» в поддержку его кандидатуры на выборах, что если он победит, то ближайшее 10-летие пройдет под знаком ярких побед.

«Мы хотим сделать нашу страну яркой, устремленной вперед в будущее, потому что здесь жили наши предки, живем мы, живут наши дети и будут жить наши дети и внуки. Мы сделаем все для того, чтобы они были счастливы. За нас и кроме нас этого не сделает никто. Но если мы это сделаем, то ближайшее 10-летие, весь 21 век пройдет под знаком наших ярких побед. Мы сделаем это», — сказал Путин.
 
Прим.Ред. - Братья и сестры, о ком говорит Путин, о чьих предках и детях? О каких победах и над кем? За почти 20 лет он со своими друзьями-олигархами довел Россию и Русский народ до крайней нищеты. Ведь только официально в стране 20 миллионов граждан, с доходами ниже черты бедности. Остальные десятки миллионов - бедные, которым хватает денег только на еду. Зато путинские друзья, введенные им во власть, уже не знают куда потратить свои миллиарды.
 
Мы видим, что власть в России состоит в основном из представителей племени богоубийц. Им плевать на наш народ, им плевать на будущее наших детей, им плевать на судьбу России. У них у всех, как правило, имеется второе гражданство и чаще всего израильское. Поэтому, когда Путин говорит, что он и его друзья сделают все для своих детей и внуков, то он это говорит о детях т.н. российской элиты. Им-то и обещано счастливое будущее и яркие победы над безправным плебсом, оказавшимся под властью этих врагов Христа и Руси.
 
Приведем лишь несколько примеров:
 
Путинский Песков заявил: «Поверьте мне, в настоящее время в компанию берут людей на работу только по показаниям их квалификации, таланта и возможной отдачи от их работы, определенных KPI (ключевые показатели эффективности). – Поэтому какое-либо родство в серьезных компаниях никакого значения не имеет».

Сына секретаря Совбеза России Николая Патрушева Андрея Патрушева - заместитель гендиректора «Газпром нефти». Кстати, второй сын Патрушева Дмитрий Патрушев тоже не обделен "талантами": он Председатель правления Россельхозбанка.

Сергей Иванов, сын главы администрации президента Сергея Иванова, - председатель правления, член совета директоров ОАО «Согаз», председатель наблюдательного совета Российского ядерного страхового пула. Ранее - вице-президент «Газпромбанка», председатель наблюдательного совета Россельхозбанка.
 
 
Второй сын Александр Иванов (тот, который утонул в ноябре в ОАЭ) был заместителем Председателя — членом правления Внешэкономбанка.

Сергей Матвиенко, сын председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко, - Генеральный директор «ВТБ-Девелопмент», владелец ЗАО «Империя». Ранее был вице-президентом банка «Санкт-Петербург», старшим вице-президентом ВТБ.

Андрей Якунин, старший сын главы РЖД Владимира Якунина, - совладелец британской инвесткомпании Venture Investments & Yield Management (VIYM).

Виктор Якунин, младший сын главы РЖД Владимира Якунина, возглавляет петербургский офис инвесткомпании VIYM, соучредителем которой является его старший брат. Ранее работал в Gunvor (нефтяном трейдере под управлением миллиардера Геннадия Тимченко)

Алексей Рогозин, сын вице-премьера Дмитрия Рогозина, - Исполнительный директор ФКП (федеральное казенное предприятие) "Алексинский химкомбинат”. Ранее - заместитель гендиректора "Промтехнологий”.

Петр Фрадков, старший сын главы Службы внешней разведки экс-премьера Михаила Фрадкова, - Гендиректор Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций. Ранее - заместитель представителя Внешэкономбанка в США, заместитель гендиректора ОАО «Дальневосточное морское пароходство», директор департамента, член правления и заместитель председателя правления Внешэкономбанка.

Павел Фрадков, младший сын главы Службы внешней разведки экс-премьера Михаила Фрадкова, - заместитель руководителя Росимущества.

Андрей Муров, сын директора Федеральной службы охраны России Евгения Мурова, - зампред правления ОАО «ФСК ЕЭС», исполнительный директор ОАО «Холдинг МРСК» («Россети»). Ранее -гендиректор ОАО «Аэропорт Пулково».

Владимир Христенко, сын экс-главы Минпромторга, председателя Евразийской экономической комиссии Виктора Христенко, - член совета директоров ЧТПЗ (Челябинского трубопрокатного завода).

Денис Бортников, сын главы ФСБ Александра Бортникова, - член правления ВТБ.

Станислав Чемезов, сын генерального директора ГК «Ростехнологии» Сергея Чемезова, -совладелец ООО «МедФармТехнология», управляющей компании проекта «Фармаполис», совладелец Геленджикского курортного комплекса «Меридиан», совладелец ООО «Генподрядгрупп», совладелец и гендиректор ЗАО «Ланта Телеком», совладелец «ОборонЦементЭнерго».

Сын вице‑премьера Дмитрия Козака Алексей Козак с 2009 года занимает должность инвестменеджера отдела прямых инвестиций и специальных проектов компании "ВТБ‑Капитал". Ранее работал в Минрегионе.

Сын вице‑премьера Александра Жукова Петр Жуков — член наблюдательного совета московского банка "Унифин".

Дочь министра обороны Сергея Шойгу Юлия Шойгу является директором Центра экстренной психологической помощи МЧС России 
 
ДЕТИ РОССИЙСКОЙ ЭЛИТЫ… ЭТО СВОЛОЧИ, А НЕ ДЕТИ!
https://publizist.ru/blogs/0/8487

99 процентов всех детей я обожаю по определению. Все дошкольники мне кажутся милыми и невинными; те, что постарше – интересными для прогнозов: «Кем станет?» «Каким будет мужчиной?» «Какой мамой?» Даже самые дурные дети вызывают как минимум чувство сострадания и гнева в адрес родителей, которые недолюбили, недовоспитали. Но есть этот один единственный процентик, который приводит меня в ступор. Потому что и не любить нельзя – и любить не могу себя заставить.

Это дети из СМР-инфицированных семей. То есть пораженных Синдром Мажорного Ротожопия.

Именно СМР-синдром, постигший российскую элиту, богатых и власть имущих, является по-моему причиной нынешнего кризиса. Чем выше статус и уровень богатства, тем сильней болезнь. Ее симптомы: стремление дорваться до трубы с любыми ресурсами, пробить в ней дырочку и установить краники для всех членов своей семьи с одной лишь целью – вкусно кормить свой рот, а зад держать в тепле и эксклюзивных брендах. Про запас иметь под зад еще одно теплое место в другой стране. Все иные, общественно-полезные цели при этом из организма вымываются.

И ведь я понимаю, что дети из таких семей ни в чем не виноваты. Ну не знают они, что может быть по-другому. Но стоит открыть рот такому отпрыску-мажорчику, в котором как в капле отлились его родители, я теряю способность видеть лучшее в людях.

– А моя мама сказала, что я пхинцесса, я самая кхасивая в нашей гхуппе, потому что у меня есть платье Дольче, – кокетливо заявляет мне четырехлетняя девочка в частном детском саду. Она еще не выговаривает всех букв, но уже знает главное – при ее платье равных ей на свете нет!

– Че за фигней мы тут страдаем? – кричит десятилетний ученик частной школы одного из самых дорогих подмосковных поселков, где наш «ИнноПарк» проводил мастер-класс по сборке роботов. – Давайте я вам заплачу, вы за меня все сделаете, гы-гы-гы… А лучше приезжайте ко мне, я вам реального робота покажу, такого ни у кого в Москве нет, гы-гы-гы…

– Я не понимаю, как можно ходить с айфоном ниже модели 5S, – говорит двенадцатилетняя Марго, посетительница летнего лагеря InnoCamp, указывая на обычный телефон в руках вожатого. Сама она меняет телефоны в стразиках Сваровски чуть не каждый день, приезжает в лагерь на Мерседесе представительского класса, постоянно повторяет, что терпеть не может Москву, жить можно только в Лондоне. И каждые пять минут делает селфи с надутыми рыбьими губками.
 
Папа – видный российский деятель в области образования, мама – банкир, дядя – известнейший и умнейший экономист, к чьм прогнозам прислушивается сам Президент. Казалось бы, семья пропитана интеллигентностью и утонченным воспитанием. Почему ребенок получился таким? Зачем все лето болтается в нашем практически народно-пролетарском центре? Чтобы насладиться своим стразовым превосходством над другими?

А может, родители Марго, которых мы, кстати, за все три летних месяца ни разу не увидели, поняли наконец, что уродуют свое чадо их непомерными дарами и решили отдать его на перевоспитание? Увы, они опоздали. Эксперимент не удался. Все остальные дети сразу не приняли эту зазнайку, козырявшую тем, что у ее родителей есть власть и деньги, недоступные другим. Прямо ей ничего не говорили. С ней просто вообще не говорили. В итоге почти каждый день она заканчивала истеричным звонком водителю Мерседеса, чтобы забрал ее от «этих плебеев». Она хотела всех унизить, но потерпела сама унижение, став среди ровесников не принцессой, а изгоем.

Удачные трансформации избалованного чада, получавшего на блюдечке все – от хорошего аттестата до высокой должности в любой компании – бывают только в мелодрамах. В реальной жизни далеко не так.

СМР-инфицированные дети весело и легко идут по жизни, их объединяет абсолютное отсутствие опыта честной конкуренции среди сверстников. У них нет стимула накапливать умения и навыки, необходимые для выживания. Они ничего не создавали, не преодолевали кризисы, усвоив с пеленок одно: вся сила – в деньгах. Не в мозгах, не в культуре, не в мудрости. Только в деньгах, чей запах остальные должны чуять за версту. Поэтому надо постоянно демонстрировать свой достаток, тыкать им всем в нос.

И взрослые, акцентирующие внимание своих детей на том, какой исключительный бренд они носят, сколько квадратных метров имеют и в каком ресторане едят – совершают преступление. И это преступление тройное.

Во-первых, против детей. Окружающие испытывают к ним исключительно отвращение. Мне приводилось видеть СМР-инфицированных детей в корпорациях, как в государственных, так и в частных. Работать с ними невозможно. Они не умеют думать, не умею ничего. Я даже не знаю, что грустнее – иметь безголового начальника, поставленного папой-дядей, или СМР-подчиненного, за которого надо отрабатывать несчастному руководителю. Но самая большая потеря при этом для самих мажорных детей – отрезанных от конструктивной обратной связи. Они не эволюционирует профессионально, коли до них не доходит вся правда об их способностях, они не знали ее ни в школе, ни в университете.

Во-вторых, против самих себя. К сожалению, вы не поймете этого, пока не станете дряхлыми и больше не сможете подтирать зад своему нашкодившему переростку, исправлять то, что он натворил в порыве очередного каприза. И когда он поймет, что сам не может ничего, то обвинит вас в неправильном воспитании и в своей несостоятельности, а окружающих – в непонимании. Но уже ничего нельзя будет исправить.

В-третьих, против всей нашей страны. Не нужно быть великим аналитиком, чтобы понять, что причина нынешнего кризиса – это не Америка, не Крым, не нефтяные трейдеры и не валютные спекулянты. Это следствие неграмотных и безответственных решений. Разве мы до 2014 года не знали, что плохо нам будет, если не соскочим с нефтяной иглы? Еще пять лет назад, когда шумно поручали Дмитрию Анатольевичу проект «Сколково», на каждом углу кричали, что наше светлое экономическое будущее за инновациями! Но где они?

СМР-эпидемия во власти – главная беда нашей страны. Вся наша страна – это госорганы и госкорпорации, либо частные компании, организованные представителями тех же госорганов и госкорпораций для предоставления услуг им же. Среди начальства нет случайных людей. Случайные там только подчиненные – кормящие всех репки. Над каждой репкой – огромное руководящее семейство, которое ее и тянет. Даже если дедка – квалифицированный руководитель и принимает верные решения, пока они сквозь всю семейную цепочку дойдут до репки, исказятся до неузнаваемости. А чаще всего сгинут в бюрократическом бедламе еще на уровне внучки.

Кругом тотальный дефицит управленческой компетенции у людей, в чьих руках судьбы миллионов. Острее всего ощущается нехватка двух главных вещей: умения брать на себя ответственность и провидеть последствия своих решений. А откуда этим навыкам взяться? Они в СМР-инфицированной семье и не предполагаются.
 
4 марта 2018   Просмотров: 15 700   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.