НЕ ВЕРЬТЕ МОДЕРНИСТАМ... Они врут и не краснеют. О всенародном пении в храме

12 января в московском храме священномученика Ермогена, Патриарха Московского и всея Руси, на Симферопольском бульваре совершена Божественная литургия с участием народного хора. Богослужение возглавил настоятель храма иерей Иоанн Омелянчук в сослужении иерея Самуила Мнацаканова. 

По окончании Литургии хор исполнил для прихожан рождественские колядки. Настоятель храма поблагодарил всех участников хора за труды и «возможность быть сопричастными древним русским традициям, когда все песнопения в храме исполнялись присутствующими в нем верующими людьми».

Вот только никаких таких «древних русских традиций» никогда не существовало. Да, в храмах всеми верующими поется "Отче наш" и "Символ веры", о чем указывается в Типиконе. И на этом всё. 

На Руси до XVI века вообще повсеместно в храмах практиковалось одноголосье. Изначально под Византийским пением подразумевалось именно одноголосное пение. Трудно даже представить, чтобы наши благочестивые предки дружно распевали всем храмом песнопения сложным знаменным распевом.

Чтобы окончательно посрамить наглую ложь модерниста иерея Иоанна Омелянчука, обратимся к статье Михаила Лаврова «Подпевать клиросу в храме на богослужении – сугубый грех»:


Православная Церковь более 2000 лет хранит благоговение и благочиние на церковных богослужениях.  15-е правило Лаодикийского Собора гласит: «Кроме певцев, состоящих в клире, на амвон входящих и по книге поющих, не должно иным некоторым пети в церкви». 

Это каноническое правило в последнее время почти повсеместно попирается не только обновленцами-кочетковцами, но и архиереями нашей Церкви.

В 2002 году, на декабрьском собрании клириков Московской области, которое прошло под председательством митрополита Ювеналия, была дана рекомендация о «настоятельном введении общенародного пения за богослужением».

Защитниками и популяризаторами общенародного пения обычно выдвигаются следующие аргументы:

Аргумент первый: Слова «едиными усты и единым сердцем», произносимые священником на Литургии в конце Святого Возношения, перед просительной ектинией, якобы есть призыв к пению всем храмом – то есть общенародно.

Ответ: Но это далеко не так. В упомянутом прошении священнослужителя – «Даждь нам едиными усты и единым сердцем славити и воспевати Пречестное и Великолепое Имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа» – говорится о Вселенском единомыслии церковной молитвы. 

Святитель Николай Кавасила, архиепископ Фессалоникийский, так пишет об этом: «Испросив всем единомыслие, дабы едиными устами и единым сердцем славить Бога…» Не общенародное пение освящает Дары, как думают неразумные, но смиренно просим, чтобы Святые Дары сообщили нам освящение. «Ибо это значат слова молитвы: яко да Человеколюбец Бог, прием я, возниспослет нам благодать» (свт. Николай Кавасила. Изъяснение Божественной литургии).

Аргумент второй: Непосредственное, то есть пением, участие прихожан в богослужении заставляет их лучше понимать и вникать в смысл и структуру богослужения.

Ответ: На самом деле такая практика превращает храм в шумный базар. Кичливость знанием богослужебных текстов, ектений и возгласов священников приводит к тому, что человек теряет то, ради чего пришел в храм – смирение и благоговение. 

Более того, не все имеют слух и голос, способный искусно прославлять Творца. Из-за этого возникает «козлогласование»(разноголосица, нестройное пение, – см. Краткий церковнославянский словарь Т.С. Олейникова), мешающее молитве и богослужению в целом. 

Наверняка многим воцерковленным христианам приходилось слышать на богослужениях это самое «козлогласование», когда стоящие рядом люди, пусть даже от души подпевающие клиросу, вносят нестроение в церковное благолепие. А когда во время всеобщего пения кто-то пытается что-то кому-то сказать, то все это превращается в вокзальный балаган.

Аргумент третий: Чем шире «пропасть» между прихожанами и клиросом, тем больше вероятности уклонения хора в манере его пения в сторону «концертности».

Ответ: в Типиконе – 28-я глава, о безчинных воплех (криках) говорится: «Безчинный (безпорядочный) крик поющих в церкви не должен быть принят в церковном пении. Также и те, кто прилагают (делают повторения) в церковном пении, не должны приниматься: да извергутся из сана своего, и пусть в церкви более не поют. Подобает же петь благочинно, и согласно возсылать Владыке всех и Господу славу, как едиными устами от сердец своих: не желающие быть послушными этого – есть повинные вечной муке, как не повинующиеся преданию Святых Отцов и правилам». 

Каждый настоятель обязан следить за правильным пением церковного хора. А «пропастей» в процессе богослужения вовсе нет и быть не может. Каждый выполняет свое святое послушание. Священник служит и возглашает прошения, диакон ему прислуживает и возглашает ектении, клирос благоговейно поет, а верные христиане молча с благоговением молятся. Так было и так будет.

Никаких нововведений Церковь не принимала и не может принять. Все, что новое возникает в церковной среде, именуется у нас обновленчеством, которое мы отвергаем. «Ибо что принимали Святые Отцы наши, то и мы принимаем, – говорит святитель Феофан Затворник, – а что они отвергали, то и мы отвергаем». https://vseeresi.com
23 января 2020   Просмотров: 3 654