SOS!!! МЫ ДЛЯ КРЕМЛЯ МЕШКИ С КИШКАМИ И ДЕНЬГАМИ... Путин упростил передачу наших детей Израилю. Теперь упрощает отбор их из наших семей

Прим.Ред. - Дорогие братья и сестры! Ну что еще должен сделать антихрист Руси - Путин, чтобы народ понял, что этот раб на сионистских галерах вместе со своим кагалом проводит самый настоящий безжалостный геноцид против Русского многонационального народа. Вы проследите ход его действий.

Для него и его кремлевской синагоги народ страны - это новая нефть, на которой они стремятся заработать как можно больше гешефта. Вы знаете сколько стоит человек с набором тех органов, которые у него имеются? До миллиона долларов!!! Что еще может столько стоить в наше время? Нет ничего такого из того, что проще всего получить.

А теперь следите за руками... Путин сейчас был в Израиле и подписал упрощенный порядок передачи жидам, ненавидящим русских и православных людей, наших детей. Для чего им нужны наши гойские дети, которые по сатанинской религии жидов являются хуже животных? Для потрошения на органы, ведь как известно, Израиль занимает первое место по трансплантологии, в т.ч. и теневой. 

После возвращения Путина из Израиля тут же в России начинают приниматься меры для такого же упрощенного изъятия детей из русских семей. И начали эти сатанисты прямо с Москвы. А имея электронные медицинские карты на детей, эти нелюди могут даже заранее подбирать нужного израильским заказчикам ребенка-донора органов и после этого по упрощенной схеме будут изымать его из семьи.

Поверьте, дорогие братья и сестры! Если такое может быть, то в сегодняшней путинской России так и будет! Это точно и однозначно! И не нужно питать никаких иллюзий, т.к. у власти находится племя богоубийц, для которого мы не люди - а мешки с кишками и деньгами. Имеющий разум, да разумеет!


SOS!!! МЫ ДЛЯ КРЕМЛЯ МЕШКИ С КИШКАМИ И ДЕНЬГАМИ... 
Путин упростил передачу наших детей Израилю. Теперь упрощает отбор их из наших семей!

Правительство Москвы объявило тендер на систему мониторинга семей с детьми за 85,6 миллионов.

Худшие опасения родительской общественности относительно закручивания гаек в области семейной политики и контроля за частной жизнью каждой отдельно взятой семьи начинают сбываться. Свидетельство тому – тендер от Департамента г. Москвы по конкурентной политике,  появившийся на сайте госзакупок 3 февраля 2020 г., согласно которому в столице создается автоматизированная система мониторинга семей с детьми (далее СМС).

Конкретные авторы-составители техзадания неизвестны, но предметное знакомство с текстом повергнет в шок всех, кто хотя бы заочно знаком с этапами внедрения в России ювенальной юстиции. Причем сбор данных членов семьи и контроль «критериев семейного благополучия» будет происходить в автоматическом режиме – бездушная железка будет неумолимо подсказывать органам опеки и КДН, какую семью необходимо атаковать. Вот такие «комфорт и безопасность» пришли к нам с эпохой ПУТИНСКОЙ цифровой экономики.

Предлагаемые в техзадании для создателей СМС «критерии семейного благополучия», достаточные для постановки семьи на карандаш, инспекции ее квартиры и навязывания социального патроната, а в случае сопротивления – изъятия детей, равно как и перечень персональных данных в карточке семьи, ее членов и ребенка, создают новую юридическую реальность, выходящую за рамки Конституции, Семейного кодекса, ФЗ «О персональных данных» и т.д. Но давайте по порядку – вот как в документации описано назначение системы, стартовую стоимость разработки которой Правительство Москвы оценивает в 85,6 млн. рублей:

«Автоматизированная система мониторинга семей с детьми (СМС) предназначена для организации обеспечения своевременного выявления и учета несовершеннолетних и семей с детьми, попавших в трудную жизненную ситуацию или оказавшихся в социально-опасном положении. СМС относится к учетным автоматизированным информационным системам. В СМС хранятся и обрабатываются персональные данные». 

Первой целью создания системы заявлено «сокращение временных затрат на выявление семей с несовершеннолетними детьми, находящимися в трудной жизненной ситуации или социально опасном положении, в том числе семей, в которых дети находятся под опекой, и нуждающихся в социальной помощи». То есть выявлять благополучных намерены быстрее, эффективнее и уже на ранних стадиях. Еще и в автоматизированном порядке – то есть компьютер не будет интересоваться индивидуальными особенностями той или иной семьи (а каждый семейный случай, как известно, индивидуален) на этапе «ранней профилактики».

Работников социальной службы при этом также загоняют в жесткие рамки – им надо четко заполнять таблицы по заранее расписанным ритериям неблагополучия, чтобы затем машина ставила на учет попадающие под них семьи. Алгоритмы работы системы описываются следующим образом:

«Первоначально происходит сбор информации о фактах семейного неблагополучия (см. список критериев в Приложении А) в соответствии с утвержденными критериями. На основании собранной информации проводится обследование найденных семей с целью получения оценки условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, а также степени угрозы его жизни и здоровью. 

В случае установления факта семейного неблагополучия осуществляется постановка ребенка и семьи на учет с целью последующего планирования и выполнения индивидуальной профилактической работы с семьей, в том числе в форме социального патроната, и сопряженной с оказанием семье и ребенку социальной помощи в виде социального обслуживания.

В случае, если в рамках контроля положения семьи установлено, что дети продолжают находиться в ухудшающейся обстановке, представляющей угрозу их жизни или здоровью либо препятствующей их нормальному воспитанию и развитию, инициируется процесс лишения или ограничения прав для родителей, отстранение или ограничение прав для опекунов». 

Автоматизированный анализ добытых подозрительных персональных данных на семью, затем – «диагностический» визит опеки, снова оценка по множеству заданных параметров. Затем начинается «индивидуальная профилактическая работа», навязывание соцпатроната и соцобслуживания. В случае отказа – заявление в суд на ограничение или лишение родительских прав и изъятие ребенка. С весьма интересной формулировкой – «ухудшающаяся обстановка, представляющая угрозу жизни или здоровью» ребенка либо «препятствующая нормальному воспитанию и развитию».

Судить о том, что же это за «ухудшающаяся обстановка» такая, будут не исходя из положений Семейного кодекса, а по приведенным ниже критериям. Приводим только самые слабые уровни угрозы по версии разработчиков техзадания – желтый и зеленый, попадания хотя бы в один такой пункт достаточно для персональной инспекции опеки и признания семьи неблагополучной.



Очень трудно спокойно комментировать весь абсурд и самоуправство, отраженные в этих критериях. По сути, они превращаются в отдельные правовые нормы (по факту не являясь таковыми!), которыми будут руководствоваться органы опеки, якобы защищая «законные интересы детей». Захламленная квартира, наличие в ней насекомых, а также мусора – и семья автоматически становится на учет. Случайный ожог, отравление или травма, от чего в детстве никто не застрахован – и родитель признается создателем «ухудшающейся обстановки, угрожающей здоровью и жизни ребенка».

Если ребенок, не дай Бог, подсел на асоциальную суицидальную тематику в любимом планшете/смартфоне, который заботливый родитель купил, удовлетворяя его материальные запросы – снова виноваты родители. Наказывать за постоянное зависание в соцсетях нельзя – это же у нас семейное насилие – ну, а если ребенка из-за этого довели до суицида, отвечать придется маме и папе. То же самое касается наличия любых синяков и царапин на теле у ребенка, которые родители «не могут адекватно объяснить». То же касается и семейных скандалов – даже разовая ссора на повышенных тонах может привлечь опеку усилиями «доброжелателей» семьи – и это все называется «высоким уровнем» угрозы!

А как вам критерии из «текущего» уровня угрозы? Несвежая одежда или отсутствие одежды по сезону – а если она просто испачкалась на улице, если она демисезонная? «Не прохождение подопечным (несовершеннолетним находящимся под опекой) в возрасте от года до 18 лет ежегодной обязательной диспансеризации и (или) отказ от вакцинации (при отсутствии противопоказаний)», – это с какого же момента, простите, диспансеризации и вакцинация для населения стали в России обязательными?

С какого момента государственная услуга по здравоохранению стала принудиловкой, за которую могут изъять детей (пусть даже пока это касается опекунов, а не родных родителей)? Авторы этих критериев явно знают то, что неизвестно простым смертным. То же самое касается и прикрепления к медицинской организации. Согласно работающей в РФ схеме, новорожденного автоматически прикрепляют к поликлинике по месту жительства родителей – никаких обязательств по прикреплению и отчетов перед властями за его отсутствие в законодательстве РФ не предусмотрено.

Для разбора оставшейся группы критериев «неблагополучия» просто не хватает цензурной лексики. Уволили одного из родителей, он оказался на бирже труда. С кем не бывает? Если за полгода ему не удалось найти достойную постоянную работу – в дом придет опека, семья автоматически попадет в список «проблемных». Пропуски занятий в школе более 10 дней подряд – мало ли, какая ситуация сложилась в семье, возможно, пришлось срочно уехать на время – это теперь тоже повод сразу подключать опеку? 

«Неаттестация по одному и более предметам» - ребенок плохо учится, родители стараются изменить ситуацию, ребенок не хочет учиться – влезаем в семью с опекой. Ну, а если родители используют такие методы воспитания, как «эмоциональное отвержение» или «игнорирование» - не физическое насилие или угрозы, а просто не разговаривают пару часов с провинившимся ребенком – это теперь у нас тоже повод для опеки влезть в семью.

И последний перл: долги по ЖКУ как повод для изъятия ребенка… Где-то мы такое уже проходили. Ну, конечно, в «умном безналичном городе» банкстера Германа Грефа Зеленодольске (Республика Татарстан) местный мэр  издал скандальное постановление по изъятию детей у семей, «имеющих задолженности за энергоносители», которое после широкой огласки было аннулировано. Не способен оплатить регулярно растущие коммунальные поборы? Не достоин иметь детей – вот твой «налог на бедность» – прямо заявляют москвичам столичные власти.

Но и это еще не все. Программа СМС предполагает ведение карточки на каждого члена семьи, на ребенка и на семью в целом. Причем на закон «О персональных данных» и конституционную неприкосновенность частной жизни мэрии Москвы, похоже, плевать – они предлагают вносить требующиеся для контроля семей сведения вручную и автоматически – что называется, по мере поступления. А поступать они будут щедро – в рамках межведомственного взаимодействия от работодателей, медучреждений, школ, пенсионного фонда и т.д.

Досье на члена семьи будет состоять из его  региона, города, округа, района Москвы, ФИО, пола, даты рождения, возраста, телефона, эл. почты, номера СНИЛС, места и адреса работы, должности, телефона работодателя, статуса работника, адреса регистрации и фактического проживания, паспортных данных, дееспособности, инвалидности, степени родства по отношению к ребенку. Отдельной графой будет «список фактов по индикаторам» (тем самым критериям неблагополучия) и «статья 77» для случаев отобрания детей» (как видим, к отобраниям уже специально подготовились). 

Еще больше персональных данных проектировщики требуют по ребенку: его  регион/город/округ/район, ФИО, пол, д.р., возраст, вид устройства в семью (если есть), семейный статус, телефон, эл. почта, СНИЛС, ОМС, номер школы, адрес и телефон места учебы, форма обучения, адрес и телефон медицинской организации, сведения о месте работы ребенка (если есть), адрес фактического проживания и регистрации, паспортные данные, степень родства по отношению к взрослому члену семьи (полный список членов семьи), сведения об инвалидности, сведения по индикаторам неблагополучия, дополнительные сведения по ребенку (т.е. какие угодно данные о нем!), ссылка на карту семьи в программе СМС. 

По семье в целом все то же самое – с полным перечислением всех «индикаторов риска» и мер, которые опека применяла к конкретным родителям – начиная с акта об осмотре жилья до решений о лишении прав/изъятия детей.

Из всего приведенного выше складывается ясная картина полного правового нигилизма и ювенального беспредела столичных властей, который под соусом «цифровой трансформации» и автоматизации систем данных готовят очень неспокойные времена для каждой столичной семьи. В систему мониторинга семей может попасть абсолютно каждый – как видим, критерии специально составлены предельно расплывчато и юридически безграмотно, как будто это делал какой-нибудь либеральный социальный педагог-психолог строго по  методичкам Национальной родительской ассоциации или НКО ювенальщицы Елены Альшанской, предложившей накануне защитить «права детей» отдельно от прав родителей и семей в Конституции.

Еще больше поражает, что бездушная ювенальная система с дичайшими критериями внедряется просто по желанию мэрии, без малейшей попытки хоть как-то легитимировать алгоритмы, по которым она будет работать. Заметьте – программа учета и контроля учреждается только для семей с детьми, в семьи без детей власти пока не тянут свои лапы в таком беспардонном стиле. Естественно, ювенальщиков очень интересуют наши дети.

Как после этого удивляться тому, что люди массово скупают патроны в охотничьих магазинах? Кто-то там наверху и правда думает, что такой власти можно доверять? Чтобы не началась стрельба, родительским организациям и надзирающим органам нужно срочно добиваться отмены не только названного тендера но и всех решений и подзаконных актов, на основании которых он был запущен - а заодно и вычистить из органов власти всех авторов этой безумной цифровой провокации.
8 февраля 2020   Просмотров: 4 479