670 ДНЕЙ СОДОМА... Нектарий Даперголас, доктор исторических наук

Чаша этой постыдной и болезненной диктатуры, прикрывающейся овечьей шкурой псевдодемократии, уже переполнена. Диктатуры, навязанной извращенцами и садистами, которые получают удовольствие от того, что доводят нас до погибели и при этом насмехаются над нами, растлевают наши души и втаптывают нас в грязь. 

Способы, которые они выбирают для этой цели, как я уже писал несколько месяцев назад, напоминают нам сцены из фильма «120 дней Содома», шокирующие и ужасные. Только в этом случае мы говорим не о ста двадцати, а на данный момент уже о 670 днях — с того момента, как нам стали навязывать это отвратительное и ненормальное положение. И количество дней продолжает расти.

Срок действия справки о наличии антител после заболевания коронавирусом недавно был сокращён на целых три месяца — ещё одно подтверждение тех издевательств и унижений, в которые нас с головой погружают те, кто с циничной ухмылкой стоит на страже этого неонацистского режима. 

То же самое касается и заявлений об «изменении» срока действия прививок (что предполагает всё более частую вакцинацию тех, кто отдал себя в добровольное рабство). Вопрос «С какой целью всё это происходит?» не имеет особого смысла. Ответ очень прост: так хотят некоторые. И, к тому же, эти «некоторые» обладают необходимыми средствами, чтобы воплотить свои желания в жизнь.

Таким образом, в этой садистской игре, невольными участниками которой мы являемся вот уже 22 месяца, все время проявляются некоторые характерные черты: постоянное опровержение того, что было сказано ранее; словесные оскорбления; принятие взаимоотрицающих мер; утверждение фашистских постановлений, к которым людей готовят заранее, затем эти постановления отменяют и, наконец, возвращают их вновь (так было начиная с локдауна и заканчивая обязательной вакцинацией различных социальных групп, среди которых – что самое худшее – имеются дети). 

Это игра с постыдной дискриминацией, выборочной изоляцией граждан и всевозможными унижениями! Все эти унижения, конечно, не имеют ни малейшего отношения к охране здоровья; им невозможно дать разумное объяснение, даже если мы согласимся с рассказами о якобы смертоносной пандемии. Их можно объяснить только с учётом других причин, связанных с нападением, подчинением, полным подавлением нашего мышления и осознания себя свободным человеком, а также — с безвозвратным превращением нас в бездушных и раболепных существ.

Что можно сказать о позиции большей части нашего общества, которое продолжает оставаться пассивным и принимает те оскорбления, которым его подвергают вследствие своеобразного применения «стокгольмского синдрома»[1] и синдрома «лягушки в кипятке»[2]? Мы даже не сдвинулись с места и продолжаем стоять на коленях перед психически больными мучителями. Всегда на коленях и в постоянно расслабленном состоянии.

При этом, многие из нас убеждены, что любой, кто открыто высказывает правду против системного искажения и извращения смыслов, является «одержимым» и опасным, врагом народа и сторонником теории заговора. Мы продолжаем пребывать в убеждении, что все идет своим чередом, при помощи «экспертов» разных мастей и их политических покровителей. 

И нам кажется, что некоторое время спустя «наука», возведённая в ранг божества, вернет, наконец, наши жизни (посредством прививок) к желанной «обыденности» и «нормальности», которая царила два года назад. По большей части, люди убеждены, что наши тюремщики не ограничивают нашу свободу, а просто нас охраняют; что это наши друзья, которые заботятся о нас и борются за наше здоровье, нам во благо.

Уже давно стало совершенно ясно, что только очень сильное потрясение может вызвать пробуждение общества. Но, опять же, не всех его граждан – не будем питать напрасных надежд. Пусть это пробуждение непременно придет, даже если его приход будет болезненным. Пока все мы не погрузились в царство мрака и ужаса, каннибализм и тотальную паранойю. И да поможет всем нам Пресвятая Богородица Мария…

Нектарий Даперголас

[1] Стокго́льмский синдро́м (англ. Stockholm Syndrome) — термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и/или применения угрозы или насилия. Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и в конечном счёте отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели.

[2] Синдром «лягушки в кипятке» — это одна из разновидностей эмоционального стресса, связанного с трудноразрешимыми ситуациями в жизни, которых мы не можем избежать, и вынуждены терпеть обстоятельства до конца, пока полностью не сгорим.
14 января 2022   Просмотров: 2 634