У вас нет монополии на чувства, господа украиноязычные

Камень, законом о языках брошенный  24 мая в стоячее  болото  украинской политики, оказался увесистым, и круги по воде от него шли и на прошлой неделе. Тема за 10 дней не остыла ни на градус, ведь  интрига и напряжение поддерживается  предстоящим 5-го июня голосованием в Парламенте. Несколько общественных организаций и местных советов запада Украины уже объявили, что ни пяди врагу, что будут стоять насмерть у последнего редута обороны мовы, которой на самом деле ровным счетом ничто не угрожает.

 

Между тем, регионалы жестко (хочется верить) настроены рассмотреть  и принять в первом чтении законопроект, о чем  неоднократно объявляли.

 

Собственно, даже далекий от политического анализа человек сознательно или интуитивно понимает, сколь важно для власти это голосование, эта проверка крепости их  намерений и их реализации.  Особенно горячие головы даже сравнивают 5 июня с великими историческими сражениями -  кто с  Ватерлоо, а кто и с Бородино, в зависимости от политических предпочтений, естественно.

 

В связи с этим интересно посмотреть, как в образовавшейся  паузе ведут себя разнообразные политики, журналисты, технологи, правозащитники и прочие манипуляторы общественным мнением. 

 

То, что пламенные националисты и профессиональные патриоты призовут на головы авторов законопроекта,  осмелившихся заявить о правах русскоязычного человека, все казни египетские, сомнений у нас с вами ведь не было? Некоторые, склонные к особенно горячечному бреду, вроде Парубия и поголовно всех свободовцев, сделали вполне ожидаемые заявления о гибели украинского языка, украиножерстве оппонентов, их злобном намерении разрушить величественное здание нашей независимости и поклялись даже устелить собственными трупами подходы к Раде, где и будет рассматриваться упомянутый законопроект.

 

Впрочем,  депутат Кендзьор пошел еще дальше и спрогнозировал даже взрывы под куполом, по сравнению с которым  драка 24 мая покажется детской размолвкой в песочнице, но здесь нужно попенять  психиатрам на лень и неуместную экономию аминазина.

 

Напомню, что литвиновцы дисциплинировано отказались голосовать по этому законопроекту вообще - говорят, не без давления на спикера определенных товарищей. Коммунисты, вяло и без огонька проявившие себя   в прошлый раз,  все эти дни непривычно задумчивы и тихи; лишь иногда кто-то из них в комментарии заявит о половинчатости законопроекта и по ходу дела  пнет соратников по коалиции, ибо впереди выборы-выборы, кандидаты... Ну, вы поняли.

 

Регионалы заверяют любопытных в том, что у них есть 233 или даже 236 голосов, однако и сами не уверены в том, что кто-то из этих штыков не луснет под напором разных обстоятельств, включая угрозы на округах и давление украиноязычного электората на западе  страны. 

 

Таким образом, позиция политиков более или менее понятна. Гораздо интереснее рассмотреть поведение журналистов и технологов. Сразу после скандала в Раде в Интернете появились ролики и тексты, в которых русскоязычные журналисты и простые неискушенные, ага, в политической борьбе граждане хором заволали о том, что русский им и нафиг не нужен, что им никто не мешает разговаривать на родном языке и даже, видимо, думать по-русски никто не запрещает. А они, такие демократы, такие  европейцы, но при этом лихорадочные патриоты, усвидомили, что для Украины никакой  статус их родному русскому языку не нужен  и даже вреден, не говоря уже о том, что опасен. И что они лично не давали никаким колесниченкам указа отстаивать их права, отакот.

 

Потом количество этих откровений, разного уровня убедительности и художественных достоинств,  лавинообразно  увеличилось, и некоторые из них источали прямо-таки истерический дамский надрыв, как у  журналистки Мусафировой, а другие - демонстрировали суровую феню уверенных в себе мачо, как Ихельзон и некие блогеры, давящие  скупую  мужскую слезу от умиления собственной крутостью.

 

Всех переплюнул некто Артем Скоропадский, корреспондент газеты «Коммерсант. Украина», русскоязычный гражданин РФ. Он сказал свое «веское слово против закона о языках» и еще скажет его под Радой. И нас бы всех должно было убедить великое страстное русское слово борца за мову, если бы мы не знали пары интересных фактов из биографии г-на Скоропадского. Обладатель диплома-благодарности от одного из наиболее радикальных украинских националистов Мыколы Коханивского за активное участие в работе Комитета освобождение политзаключенных (!), участник шествий, посвященных дивизии СС «Галичина», лучший друг всевозможных парубиёв...

 

Знаю, что волна подобных обращений спланирована и  подготовлена десятками грантоедских организаций и местных политтехнологов вроде Олега Медведева, хотя, возможно, упомянутые господа искренне разделяют суть своих прокламаций. По крайней мере, хочется думать так, а не в русле привычного в журналистской среде цинизма. 

 

Жгучие креативы не ограничились письмами, обращениями, роликами и другими политтехнологическими продуктами.  Недавно один из журналистов задал в лоб хлесткий и неожиданный вопрос на пресс-конференции, которую давали сторонники  законопроекта, намеренные отстаивать свои права - а сколько падежей в русском языке? Резко так задал, с прищуром, с издевкой. Чтобы, значит,  деморализовать оппонента и повергнуть во прах его глупые мечты о правах...

 

Ну, действительно, украиноязычные же  все как один знают и количество падежей, и их названия, и всякие там метонимии с оксюморонами, а тут такой облом. То есть, как я понимаю, если кто-то не знает количества русских падежей, то пусть тогда пользуется украинским? В наказание? Сурово, готично, до изумления глупо, а вот поди же... Отжег. И долго потом еще с гордостью размножал этот свой отжыг на сетевых ресурсах.

 

В принципе, никто особенно и не скрывает, что пользование мовой намерены продолжать навязывать принудительно, ибо она, якобы, не выживет без дискриминации русского языка. А как же тогда быть с демократией? Как все это, принципиально невпихуемое, впихивается в ваши евроинтеграционные мозги, господа?

 

Все эти пропагандисты-манипуляторы    добровольно, хоть и с разной степенью успешности,  пользуются  русским как рабочим инструментом, не говоря уже о том, что в меру риторической одаренности и в жизни лопочут - кто лучше, кто хуже. Ни в быту не общаются на мове, ни в работе не пользуются.  А ведь никто  им не завязывает рот и не заламывает руки, пытками заставляя юзать русский. Они же, тем не менее, призывают сограждан забить на свои права и подчиниться идее «одна страна - один язык». Иногда вот кажется, что манипуляторы просто бессовестно убеждают кого-то, что протезы намного  лучше, чем свои ноги, хотя сами  предпочитают все же ноги... Это такой особенный мазохизм, такой особенный цинизм или просто проблемы интеллектуального плана? Я все же  склоняюсь к тому, что речь идет о  катастрофическом отсутствии самоиронии и элементарной порядочности. А может, это просто желание понравиться свидомым, чтобы быть принятыми в качестве своих? Своего рода стокгольмский синдром...

 

Основной посыл в непримиримой полемике - а кто вам запрещает разговаривать на русском? Однако никто не задает встречный вопрос - а кто вам запрещает разговаривать на украинском?  

 

Потом в драчку включились грекокатолики -  Шевчук даже  не постеснялся создать наглый фейк в виде подписей предстоятелей других украинских церквей под письмом против закона о  языках. Может, он не слышал, что у нас светское государство?  Может, об этом не слышал Любомир Гузар, развивший невероятную деятельность на поприще вмешательства в законотворчество?

 

Между тем, все аргументы русскоязычных давно приведены, но голос разума никто слышать не желает, а монополию на чувства давно присвоили себе профессиональные патриоты. Им больно, нам - никогда. Они страдают от, как им кажется, неразделенной нами их любви к родине, мы - бездушные киборги, для которых  должно имеет значение только материальное и приземленное. Им позволены эстетические чувства и культурные потребности, нам - только забота о размере холодильников и их наполненности.

 

И что особенно характерно - если русскоязычные все же рассуждают  в дискурсе возможного компромисса, призывая жить дружно и уважать права сограждан, воздерживаясь от унизительных определений и хамских инвектив, то со стороны украиноязычных я подобных призывов так и не нашла. Жестко, агрессивно, абсолютно однозначно, в императивном ключе.

 

«У вас нет монополии на чувства, господа украиноязычные. У меня такое же сердце, как у вас, и оно бьётся в своём собственном ритме. У вас нет монополии на чувства. Говоря о русскоязычных украинцах таким образом, вы оскорбляете других людей»...


В этом  знаменитом обращении Жискар д'Эстена к другому кандидату на пост президента Франции Миттерану я поменяла только  несколько слов - собственно, французов на украинцев, вот и все. Именно эта фраза, говорят, позволила Жискар д'Эстену выиграть сначала дебаты, а потом и выборы 1974-го года. Пристыженный  же Миттеран был деморализован и проиграл.

 

Нашим согражданам, привыкшим к другому политическому языку - оскорблений, угроз, унизительных эпитетов и грязных сравнений - такие слова могут показаться слишком вялыми, слишком постными, однако французов они проняли...  Как думаете, наших украинизаторов - проймут?

 

Впрочем, не только  сочинением и провозглашением прокламаций занимались разнообразные криэйторы. Гранты в виду предстоящих выборов получены сочные, исчисляемые миллионами и миллионами долларов, но и отрабатывать их приходится не по-детски. Поэтому с всевозрастающим  трудолюбием  окучивается тема репрессий и утысков. Пока всевозможные ИМИ, Опоры, Видсичи, Чесно, Свидомо и прочие грантополучатели разрабатывают тему превращения страны в концлагерь, с экранов телевизоров им плотоядно подмигивают Киселев и Шустер, которым в этом «концлагере» невероятно комфортно сводить счеты с Россией, заодно окуная гостеприимную Украину в дерьмо. За деньги, как уместно заметил политолог Погребинский, Хорошковского и Фирташа, вот где высший пилотаж.

 

Пара штрихов о деятельности украинских журналистских и правозащитных организаций. Бюро  журналистских расследований с пышным названием «Свiдомо» получит  дополнительно неофициально  от Фонда «Вiдродження» порядка 200 тыс. грн. на журналистские расследования.

 

Глава представительства Национального Демократического Института международных отношений  США Кристина Вильфор указала своему подчиненному, известному экспортеру революций Марко Ивковичу, что отношения между общественной организацией «ОПОРА» и НДИ должны строиться по принципу: НДИ руководство, ОПОРА - подчиненная структура, поскольку она получает  жирное финансирование от американцев.

 

Координатор гражданского движения «Чесно» Светлана Залищук просит финансовой поддержки еще и у словаков, хотя представители этой структуры неоднократно заявляли, что существуют исключительно на членские взносы, а само движение равноудалено от всех политических сил. Между тем, то и дело утекает информация о том, что «Чесно» получило очередной грант и  договорилось с КОДом, а теперь и  с Кличко, о том, что данные о честности их кандидатов в депутаты будут подаваться мягко, лояльно и причесано.  

 

Прагматичный и честный подход - сначала создать организацию  «Чесно»  с официально объявленной целью  мониторинга и люстрирования политиков на предмет безукоризненности биографии, а потом представлять одних более порядочными и честными, чем другие. За дружбу и помощь в финансировании, а по сути, продавая свою честность по договрной цене.

 

Наталья Лигачова, руководитель Интернет-проекта «Телекритика»,  просит у немцев денег на беззаветную борьбу за свободу слова. Вот интересно, что она им втирает в качестве доказательств того, что эта угроза существует?

 

Что мешает всем этим утыскаемым обитателям концлагеря  радостно сообщать на своих шпальтах и сайтах о чем угодно? О реальных и мнимых  провалах, катастрофах, откатах, взятках, коррупционных сговорах, рейдерстве,  о поломке проклятого Хюндая,  об отказе очередного еврокретина приехать на футбол? Кто не дает вбрасывать всякое фуфло про отнятые у «Охматдита» деньги и про сбор голосов за закрытие передач упомянутых гастарбайтеров?

 

Никто не мешает, но как тогда получить деньги? То-то.

 

Поскольку объемы финансирования от десятков международных грантодателей под выборы будут только увеличиваться, ждите новых сенсаций, скоро - на всех экранах страны.

 

Борис Колесников недавно в интервью Шустеру назвал некоторые украинские СМИ  политтехнологическими проектами, чей девиз «Щоб ты вмерла, Украина». Шустер и ухом не повел, вот что значит выучка...

 

Нюра Н. Берг

 

10 июня 2012   Просмотров: 3 043   
10 июня 2012 13:15
Цитата: tigersun
Они как кавказцы - сыльные только когда их толпа.
западенцы - это продукт жидогенетического заражения. Все лидеры украинского национализма - евреи. Если вглядеться в "молодыкив" укр. "националистов" - тотальный провал тестов по М.В. Тихомирову. Потому они такие крикливые и наглые - эти западенцы-бандеровцы, подобно как и чечены. И характерная черта обоих наций (западенцев и чеченов) - тупость, если дело не касается каких-то гадких действий.
  Жалоба      1
10 июня 2012 15:40
Живу в Киеве, в день принятия закона в первом чтении на ст. метро Житомирская (первая станция на западной окраине Киева) утро было нашествие бандерштата из Галичины. В центор их на автобусах далеко не пускают так они метром. Киевляне по поводу языка более нейтральны и многие за придание русскому статуса госязыка, хотя русофобство есть.Киев русскоязычный город - 90% используют язык в быту.Если бы Галичина отделилась в Украине было бы на много спокойней.
  Жалоба      2
10 июня 2012 16:36
Хорошо Малороссами написано wink
Общество : Языковая рефлексия: попытка классификации мово-дрочеров
http://www.novorossia.org/obshestvo/3097-yazykovaya-refleksiya-popytka-klassifik
acii-movo.html
Расово правильные украинцы упорно дрочат в интернетах на тему «мовы».
  Жалоба      3
10 июня 2012 19:33
zvur
а шо трэба здесь балакать на мовэ?Чи як?
  Жалоба      4
10 июня 2012 20:10
zvur
нет,почему они навязывают дикие обычаи,трещать только на деревенщине искусственном языке оккупантов Польских?Кто не говорит мове тот предатель,почему должны бандитам-людоедам поклоняться,которые убивали собственных жен и сестёр?Факт доказанный!Западной Малороссии кроме неформальной группы"бендеровцев",полно других национальностей,их снесёт вмиг,в случае решат поднимать вопрос о исключительности бендеровщине,как было не раз в истории,быстро в штаны наложат,как во время Первой мировой войны,когда полицаями
работали,на австрияков.
  Жалоба      5
10 июня 2012 21:56
Большевики за все брались решительно и подходили к делу основательно. На "передовую языкового фронта" борьбы с последствиями самодержавия в 1925 году был мобилизован "вождь украинского народа" Лазарь Моисеевич Каганович, диктаторские замашки которого как нельзя лучше подходили для выполнения поставленной задачи по скорейшему "возрождению", освобожденного от великодержавного ига "украинского народа", которым начали официально называть малороссов.
Украинцы возрождаться не желали. Своего "родного украинского языка" не понимали и изучать не собирались. Крестьяне на сельских сходах часто после выслушивания речей правительственных уполномоченных на "дэржавной мове" настойчиво требовали перевести сказанное на русский язык.
В связи с этим Председатель Совета Народных Комиссаров УССР Влас Чубарь заявляет: "Нам необходимо приблизить украинский язык к пониманию широких масс украинского народа".

Но приближать стали весьма своеобразно, воспользовавшись тезисом того же Агафангела Крымского: "Если на практике мы видим, что люди затрудняются в пользовании украинским языком, то вина падает не на язык, а на людей". Иными словами, не язык стали приближать к народу, а народ - к языку. Достигнуть этой цели без принуждения оказалось невозможным. Тут-то и пригодились "способности" Кагановича.
Лазарь Моисеевич взялся за дело со свойственной ему решительностью. Всем служащим предприятий и учреждений, вплоть до уборщиц и дворников, было предписано перейти на украинский язык. Замеченные в "отрицательном отношении к украинизации" немедленно увольнялись без выходного пособия (соблюдения трудового законодательства в данном случае не требовалось). Исключения не делались даже для предприятий союзного подчинения.
На украинский переводилась вся система образования. "Страшна мова" стала главным предметом везде - от начальной школы до технического вуза. Только на ней разрешалось вести педагогическую и научно-исследовательскую работу. Изучение русского языка фактически было приравнено к изучению языков иностранных. Административными методами "украинизировалась" пресса, издательская деятельность, радио, кино, театры, концертные организации. Запрещалось дублировать по-русски даже вывески и объявления.
Ход украинизации тщательно контролировался сверху. Специальные комиссии регулярно проверяли государственные, общественные, кооперативные учреждения. Контролерам рекомендовали обращать свое внимание не только на делопроизводство и на прием посетителей, но и на то, на каком языке работники общаются между собой. Например, когда в Народном Комиссариате Просвещения обнаружили, что в подведомственных ему учреждениях и после "украинизации" преподавательского состава технический персонал остался "русскоязычным", то немедленно распорядились, чтобы все уборщицы, извозчики и курьеры перешли на украинский. Не знающие "ридной мовы" должны пройти курсы по ее изучению, причем деньги на эти курсы вычитались из зарплаты обучающихся.
Особую ненависть вызывало у Кагановича не желающее "возрождаться" коренное население Украины. Если к великороссам хотя бы на первом этапе допускались методы убеждения, то на малороссов Лазарь Моисеевич требовал "со всей силой нажимать в деле украинизации".
Малороссы отвечали взаимностью. Языковое насилие породило враждебность населения к "украинскому" языку. Появилась масса анекдотов, поднимавших "украинский" язык на смех. Естественно, что в народе насильственная "украинизация" массовой поддержки не получила. Рабочие и средний класс были, в лучшем случае, равнодушны. Не сохранилось никаких сведений и о каком-либо энтузиазме среди крестьянства.
Но отсутствие массовой поддержки Лазаря Моисеевича не волновало. Он опирался не на народ, а на "национально-сознательных" субъектов, преимущественно австрийской закваски, выписанных из Галиции. Уже к концу 1925 года в УССР орудовала 50-тысячная армия галицких янычар, вымуштрованных еще при Франце Иосифе. И их число увеличивалось с каждым месяцем.
Одновременно для того, чтобы подавить всякое недовольство действиями "украинизаторов", официально было объявлено, что "некритическое повторение шовинистических великодержавных взглядов о так называемой искусственности украинизации, непонятном народу галицком языке и т.п." является "русским националистическим уклоном". В то время такое обвинение грозило серьезными неприятностями.
Всякий несогласный с национальной политикой Кагановича подвергался травле. Особенно доставалось литераторам. На них лежала обязанность развивать самостоятельную литературу на украинском языке, но они, как и большинство украинцев, нового языка не знали и накликали на себя обвинения в "нэуцтви" (неграмотности), "рабской зависимости от русской языковой, буржуазной по сути своей, традиции". В числе прочих критике за употребление "русизмов" подверглись П.Тычина, В.Сосюра, М.Рыльский, Ю.Яновский, П.Панч, Иван Ле, А.Головко, Ю.Смолич, С.Скляренко, И.Микитенко, М.Хвылевой...
"Современный писатель украинский, за небольшим исключением, украинского языка не знает. Ему нужно взять в руки "Изюмова" (имеется в виду "Словнык", составленный известным "украинизатором" и "мовознавцэм" Изюмовым), "даже выдающиеся поэты и писатели-стилисты нарушают правильность, и чистоту и портят эффекты художественного достижения ненужными ошибками и абсолютно противными духу украинского языка русизмами" - били тревогу подручные Лазаря Моисеевича и категорически требовали: "Писатели должны выучить язык".
Писатели старались. Они "исправляли ошибки", благодарили за "критику", брали на себя повышенные обязательства. Кто искренне, кто вынужденно но "бойцы литературного фронта" стремились избавиться от "тяжкого наследия" русской культуры, скорее выучить новый для себя "украинский" язык. Но выучить его было непросто - "ридна мова" не стояла на месте. Из нее старательно выбрасывали слова русского происхождения, которые заменяли словами польскими, немецкими, выдуманными, какими угодно, лишь бы сильнее отделиться от великороссов. Группа академиков ревизовала словари, снова и снова реформировалась грамматика.
Среди академиков был и уже упоминавшийся ранее М.Грушевский, слинявший с Украины после "упразднения" немцами Центральной Рады (которых на Украину она сама же неумная и призвала). И которые отказали ему даже в убежище. Однако субстанция, из которой состояло естество отставного председателя, обладает тем известным свойством, которое позволяет ей всегда держатся на поверхности. И уже в 1924 году Грушевский величественно всплывает на Украине, в 1925 году дослуживается до звания академика, а в 1926-м с помпой празднуется свое 60-летие. Последние государственные почести Грушевскому воздают в 1934 году, торжественно предав земле тело "батька украйиньськойи нации". Да не будет земля ему пухом... Однако я опять несколько отвлекся от темы.

Не остались без внимания и классики малорусской литературы, по причине собственного невежества не владевшие "ридной мовой", переводом которых на "дерьмову" и занялись "мовознавци". Например, в 43 проанализированных лингвистами произведениях И.Франко, вышедшими при жизни автора двумя и более изданиями, было обнаружено более 10 тысяч (!) изменений. Нужно отметить, что очищать свои произведения от "русизмов" начал еще сам И.Франко. Который, очевидно только по недомыслию, еще в начале 20 века называл себя русином и пользовался народным галицким говором. Но потом одумался и начал избавлять "украинский" язык от "русизмов". В результате этой деятельности, например, "русифицированное" слово "взгляд" было заменено на "погляд", "воздух" на "повитря", "войско" на "вийсько", "вчера" на "вчора", "жалоба" на "скарга", "много" на "багато", "невольник" на "нэвильнык", "но" на "алэ", "образование" на "освита", "ожидать" на "чэкаты", "осторожно" на "обэрежно", "переводить" на "пэрэкладаты", "писатель" на "пысьмэннык", "сейчас" на "зараз", "слеза" на "сльоза", "случай" на "выпадок", "старушка" на "бабуся", "угнетенный" на "пригноблэный", "узел" на "вузол", "хоть" на "хоч", "читатели" на "чытачи", "чувство" на "почуття".
Исключением не стал и сам Т.Шевченко, которого "мовознавци" называли своим "батьком". Н.Сумцов - защитник "риднойи мовы" и, по совместительству, известный "шевченкознавэць", позабыв, что сам еще недавно говорил "об изящной простоте и чистоте языка Квитки и Шевченко", теперь утверждал: "Часто говорят - пишите, как писал Шевченко, будто Шевченко в проявлениях научного и литературного развития такой дорожный указатель, что все время всегда на него нужно равняться"
А "серый кардинал" украинизаторства 20 - 30-х годов А.Синявский дал по этому поводу следующее указание: "Все то в языке и правописании шевченковских произведений, что может быть выдержано, уоднообразнено в соответствии с современными литературными нормами без нарушения сущности шевченковского языка, в частности, без вреда для стихов и рифм, и нужно последовательно уоднообразить".
Содержавшиеся в рукописях Т.Шевченко слова "осень", "камень", "семья", "всего", "чернило", "явор", "царь", "Киев", "Польша" и другие при публикации заменялось на "осинь", "каминь", "симъя", "всього", "чорныло", "явир", "цар", "Кийив", "Польща" и т.д. Буква "с" в приставках заменялась на "з". Даже слово "кобзарь", которое Т.Шевченко писал с мягким знаком, как это принято в русском языке, науковци заменили на "кобзар".
Подвергалось "коррекции" и правописание. Шевченко не знал букв "Ї", "Є", тем более "Ґ" или "Т" и использовал русский алфавит с "Ы", "Э", "Ъ", который был для него родным (желающие удостоверится в этом могут обратиться к фотокопиям писем и рукописей Т.Шевченко). Который даже составил в 1860 году "Букварь южнорусский" для обучения детей грамоте на малорусском наречии. Алфавит в "Букваре" был русским без всяких отклонений.
По всему видать "украинизаторы" использовали не только свои наработки, но и опыт их недавнего предшественника С.Петлюры. При котором русские вывески быстро и без особых хлопот были переделаны в "украинские". Для этого был применен нехитрый метод "обрезания": "столовая" стала "столова", "парикмахерская" - "парикмахерска", "булочная" - "булочна". Ну и так далее... Петлюра остался весьма доволен надписями на "ридной мове".
Беспрестанная борьба с русским языком, постоянное "очищение" от русизмов стали навязчивой идеей "национально озабоченных", сказываясь на психике адептов "риднойи мовы". Обнаружив "русизм" и заменив его другими, мовознавци вскоре начинали сомневаться в том, достаточно ли оно свободно ли оно от "русификации". Под подозрение попадали даже слова, совершенно непохожие на русские, так как они могли быть созданы с учетом принятых в русском языке правил словообразования. Следовала новая замена, новые сомнения - и так до бесконечности.
Та же картина наблюдалась в терминологии. Старые грамматические термины, выработанные киевскими учеными, "мовознавцив" не устраивали, так как те же термины были приняты в русском языке. Срочно требовалось придумать что-либо новое. Так, "имя существительное" превратилось в "имъя сущэ", затем в "сущынык", "ймэннык", "имэннык". "Имя прилагательное", стало "имъям прыложным", потом "имъям прызначным", "имъям прыкмэтным", "прыкмэтныком". Такую же эволюцию совершили "местоимение" ("мистоимэння" - "мистоймэннык" - "заимэннык - "займэннык"), "имя числительное" ("имъя чысловэ" - "ймэння чысэльнэ" - "чысэльнык" - "чысливнык"), "запятая" ("запята" - "запынка" - "кома"), "двоеточие" ("двоэточка" - "двокрапка"), "сказуемое" ("сказуемэ" - "сказуючэ" - "прысудок") и другие термины. Мужской род стал "мужськым", затем "мужэськым" и, на конец, "чоловичым". Соответственно "женский", последовательно превратился "жэнськый", "жинськый", "жиночый"...

Остановиться "мовознавци" уже не могли и только спорили, какое название лучше обеспечивает независимость "украинского" языка от русского: "имэннык" или "прэдмэтнык", "прыкмэтнык" или "прызначнык", "прысудок" или "прысудэнь", "лапкы" или "цяткы"...
Вся эта маниакальная "украинизаторская" деятельность вызвала бурный восторг у адептов "национального видроджэння". Они с удовлетворением отмечали, что в "украинский" язык за короткий срок включены десятки, если не сотни тысяч новых слов. Это величайшее событие. От этого не только изменится лексика "украинского" языка, но это имеет также колоссальное значение для целого процесса дальнейшего развития украинской пролетарской культуры.
Но уже стали явными последствия "видроджэння Украйины". Резко понизился уровень культуры. Многие ученые, не сумевшие приспособиться к "ридной мове", покинули республику. Но самый сильный удар "украинизация" нанесла по подрастающему поколению. Попадая из русской среды в украинские школы, дети сильно калечили свою лексику. Их язык становился уродливой мешаниной из русских и "украинских" слов. На месте начавшего исчезать малорусского народа не появлялся "украйинськый"
  Жалоба      6
11 июня 2012 13:27
Почему бы в России не ввести чеченский язык как государственный? А? Каждый народ имеет право отстаивать свои национальные интересы. А тем более язык. Прекрасный Украинский язык!!! Все мои предки УКРАИНЦЫ. И что бы здесь не лилось, а нам - Украинцам.....нас---ь. Вот так и войны начинаются, и межнациональная рознь. И это на православном сайте. Если здесь такая нетерпимость....Бред какой-то. Дичь.
  Жалоба      7
11 июня 2012 15:41
Украинство - это патология сознания, причинами которой являются генетическое заражение или умственная скудость. Называть себя украинцем при всей современной доступности фактов - это умственное или генетическое ослиное упрямство.
Кстати, на фото изображён типичный жидовыродок - результат смешения коренного (хотя сарматы - это не совсем коренные) населения Галиции с жидами.
Гордиться "украинственностью" - это всё равно что гордиться расовой нечистотой или умственной патологией. Одним словом, гордиться болезнями - это безумие.
  Жалоба      8
11 июня 2012 16:48
Продолжение - В конце концов "наверху" задумались, куда приведет республику это языковое сумасшествие. Каганович был отозван с Украины, а "мовознавцям" было предложено умерить пыл и определиться с выбором слов. Прекратилось неприкрытое насилие над "русскоязычными". В 1938 году вновь начали издавать всеукраинскую газету "Правда Украины" на русском языке. В крупных научных центрах населению предоставляли свободу выбора языка обучения, что привело к резкому росту русских школ.

Однако "украинский" язык продолжал пользоваться полной государственной поддержкой, повсеместно пропагандировался как родной для "украинцев", а на обсуждение вопроса о его подлинном происхождении был наложен строжайший запрет.

Вряд ли можно переоценить значение сделанного с Украиной при Лазаре Кагановиче. Язык, созданный в Галиции австро-польскими "филологами" в несколько дополненном виде был утвержден в УССР в качестве "дэржавнойи мовы". Его не любили и не признавали родным, но учить и употреблять его вынуждены были все. Ни одна демократическая власть не достигла бы либеральными методами таких успехов на протяжении такого короткого промежутка времени.

В заключение следует привести слова еще одного видного "мовознавця" и "украинизатора" А.Синявского об "украинском" языке, который: " из языка жменьки (горстки) полулегальной интеллигенции до Октябрьской революции, волей этой последней становится органом государственной жизни страны "
.My Webpage

Преп. Лаврентий Черниговский(+1950) Когда появится малая свобода, будут открываться церкви, монастыри и
будут ремонтировать их, тогда все лжеучения выйдут наружу вместе с бесами и безбожниками тайными (католики, униаты, украинцы-самосвяты и другие) и сильно на Украине ополчатся против канонической Православной Церкви, ее единства и соборности. Этих еретиков будет поддерживать безбожная власть, а поэтому будут отнимать у православных церкви и верных избивать. Тогда Киевский Митрополит (недостоин сего звания) вместе со своими единомышленными архиереями и иереями сильно поколеблет Церковь Русскую. Бес в них войдет и они с сатанинской злобой ополчатся против Православной Веры и Церкви, но им будет позорный конец, а их последователи понесут небесную кару от Господа Царя Сил. Все наветы лукавого и лжеучения в Руси исчезнут, а будет Единая Церковь Православная - Русская.
Наше родное слово Русь и Русский. И обязательно нужно знать, помнить и не забывать, что, было Крещение Руси, а не крещение Украины. В Польше была тайная иудейская столица. Иудеи понуждали поляков завоевывать Русь. Когда поляки завоевали часть Руси, то отдали иудеям в аренду и монастыри и церкви. Священники и Православные люди не могли без их разрешения совершать никаких треб. Теснили и притесняли Православных со всех сторон, покровительствуя Польше, католичеству и унии. Иудеям очень не нравились слова: Русь и русский, поэтому назвали сначала завоеванные поляками и отданные им в аренду русские земли Малороссия. Потом опомнились, что здесь есть слово Рос, и назвали Окраиной. Слово окраина — это позорное и унизительное слово! Какая окраина? Чего, почему окраина?!Ведь за этой мнимой иудо-польской окраиной находятся другие страны и государства. И позже по их же указке поляки узаконили нам понятия Украина и украинцы, чтобы мы охотно забыли свое название Русский и навсегда оторвались от Святой и Православной Руси.
Преподобный Феодосий, игумен Киево-Печерский, писал, чтобы мы не хвалили чужую веру и ни в коем случае не соединялись с католиками и не оставляли Православную Веру. Близкие по духу великие Архиепископы Лазарь Баранович, Святитель Феодосий Черниговский и Святитель Иоанн,Митрополит Тобольский, — они всеми силами старались по слову Господа Иисуса: «Да вси будут едино», быть с Православной Россией, чтобы вместе составить Святую Русь. И чтобы навсегда Освободиться от польского владычества и о гнета иудеев и их аренды и избавиться от чуждого нам католичества и унии душепагубной, введенной и насажденной угрозами, пытками, насилием и смертью. Как нельзя разделить Пресвятую Троицу, Отца и Сына, и Святого Духа, это Един Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию. Это вместе Святая Русь. Знайте, помните и не забывайте.

Архимандрит Серафим (Тяпочкин), с. Ракитное(+6.04.1982) На вопрос: «А что будет с Украиной и Белоруссией?» старец Серафим ответил, что всё в руках Божиих. Те, кто в этих народах против союза с Россией — даже если они считают себя верующими — становятся служителями диавола. У славянских народов единая судьба, и ещё скажут своё веское слово преподобные Отцы Киево-Печерские — они вместе с сонмом новомучеников Российских вымолят новый Союз трёх братских народов. My Webpage
  Жалоба      9
12 июня 2012 13:16
sobor2000,
бедняжка....
  Жалоба      10
-->